все сказки мира

Сказка: война крылатых с четвероногими

Сказка: война крылатых с четвероногимиВот моя сказка. Слушай внимательно! Нашел как-то раз петух кусок меди и понес кузнецу, попросил того кольцо выковать. Стал кузнец эту медь плавить.

Но только петух ушел, принес и слон свой кусок меди:

— Кузнец, сделай мне кольцо!

— Ты опоздал,- ответил кузнец.- Только что здесь был петух. Видишь, я как раз его кусок меди плавить начал.

— Какой такой петух?! — разгневался слон.- Тот самый петух, тщедушный куренок?! Сейчас же выбрось эту дрянь и делай, что тебе сказано!

 

Выбросил слон чужую медь, а потом повернулся и по чаще прошелся, да так, что за ним широкая просека осталась, как отсюда до Кафана. А кузнецу на прощанье сказал:

— Увидишь своего петуха, передай, что к тебе заходил настоящий мужчина!

Но петух-то тоже мужчина хоть куда!

 

Немного времени прошло — появляется в кузнице петух в своей богатой рубахе. Подошел, переваливаясь с ноги на ногу, и говорит:

— Кузнец, как там мое кольцо?

— Э-э! — замахал руками кузнец.- И не вспоминай об этом! Ты что, не видишь эту просеку? Если бы хоть одно такое дерево упало мне, кузнецу, на голову, от меня бы мокрое место осталось! Давай и говорить об этом не будем! Выбросил слон твою медь и приказал ковать свою, а потом повалил эти деревья и велел тебе передать, что здесь настоящий мужчина побывал!

 

О боже! Тут уж разгневался петух. Снял он чужую медь с огня и выбросил вон.

— Плохо же он меня знает! Клади сейчас же мою медь на огонь!

А рядом с тем местом были, чтоб мне не соврать, три горы. Некоторые говорили, что эти горы упирались прямо в небо, так что между ними и небом нельзя просунуть и иголку.

Так вот: взлетел петух на одну из этих гор и давай рыть землю когтями.

 

— Ну-ка берись за работу! — кричит кузнецу.- Клади на огонь мою медь! Слону скажешь, что после него здесь тоже побывал мужчина хоть куда!

И так — пока не сровнял гору с землей. Приходит на следующее утро слон:

— Брат мой младший, кузнец! Готово кольцо?

— Что ты! — отвечает кузнец.- Дело это нешуточное, прошу тебя — отступись! Помнишь, раньше здесь три горы были?

— Помню. А куда исчезла одна из них?

— Это все петух! И гору срыл, и твой кусок меди выбросил. Велел передать, что после тебя здесь побывал мужчина хоть куда.

 

— О, Аллах всемогущий! Сейчас же бросай эту дрянь и берись за мою работу. Этот чертов сын вздумал со мной шутки шутить! Повезло петуху, что Аллах избавил его от встречи со мной, а не то ему бы не поздоровилось!

Выкинул слон чужую медь, положил на огонь свою, а затем ринулся в лес и давай валить деревья. До тех пор не останавливался, пока не протоптал просеку, как отсюда до села Фирике.

 

Потом вернулся к кузнецу и сказал:

— Как придет петух, скажи, что опять мужчина приходил. Наверное, Аллах помогает этому нечестивцу, раз мы до сих пор не встретились!

На следующее утро снова появился петух.

— Ну, братец кузнец, готово мое кольцо?

— Нет еще, не готово!

— Как так?! — вскипел петух.

 

— Да так,- вздохнул кузнец.- Понимаешь, опять слон приходил. Выбросил твою медь, а свою положил на огонь. Видишь, лес повален до самого горизонта? Так вот, слон просил передать, что, пока тебя не было, настоящий мужчина приходил.

Во имя Аллаха милосердного! Что же на это ответил петух?

— Ну-ка выбрось эту его дрянь! Что, этот грязный павиан сумасшедшим меня считает?!

 

И снова выкинул петух кусок меди, который принадлежал слону, а потом взлетел на вторую гору и срыл ее до основания, так что из трех гор теперь осталась лишь одна, и закричал:

— Куд-куда! Передай, что здесь побывал молодец хоть куда!

Никак не могут храбрецы встретиться! Так вот, на следующее утро пришел слон — знай же, что бесстрашные герои разминулись в последний раз! Недалек тот час, когда сойдутся они в чистом поле.

 

И снова, как и в прошлый раз — во имя Аллаха милосердного! — он спросил:

— Ну как, братец кузнец, кольцо мое готово?

— Лучше и не спрашивай! — услышал он в ответ.- Посмотри, из трех гор одна осталась. Выбросил петух твою медь.

— Кузнец, ты что, не понял еще? — взревел слон.- Я ведь растопчу тебя в лепешку! Ты мне ответишь за дерзость! Или этот мерзкий павиан считает меня сумасшедшим? Ну-ка, выбрось эту дрянь!

 

И снова принялся слон валить деревья, приговаривая:

— Как придет петух, скажи ему, что здесь мужчина побывал!

В ярости вернулся слон домой и сел писать письмо повелителю крылатых. И написал он в этом письме, что на следующее утро, возле единственной оставшейся горы, все четвероногие, до последнего хамелеона, соберутся и будут ждать весь крылатый народ, до последнего крылатого муравья.

 

И вот договорились они, что встретятся на следующий день в пятницу утром. И начал народ собираться со всего света — все крылатые, все четвероногие, тысячи и тысячи! Слетелись крылатые и собрались на вершине горы, а четвероногие — у подножия. Даже хамелеоны!

 

И когда все были в сборе, окинул слон взглядом свое звериное воинство и говорит:

— Ну-ка, сестричка газель, поднимись на гору, посмотри, нет ли там врага?

Полезла газель в гору — кагада, кагада! И вот- Аллах свидетель,- как только она достигла вершины, набросился на нее калао, птица-носорог, и оторвал ей голову. Покатилось туловище вниз и упало среди четвероногого войска — пилим!

 

Удивился слон:

— Гляди-ка, куда же делась другая ее половина? Сестричка антилопа, поднимись на гору, посмотри, нет ли там врага?

Полезла антилопа в гору — кагада, кагада! Но как только приблизилась она к вершине, налетел на нее орел, оторвал голову, а туловище вниз сбросил. Полетело оно — си-и-и! — и шлепнулось среди звериного войска — пеу!

 

И тут все услышали голос гиены:

— Э! Вот уже двое наших сложили головы на этой горе. Добром такое не кончится!

А слон ничего не слышит! Приказал он павиану лезть на гору, посмотреть, нет ли там врага. Стал павиан карабкаться. Но как только он добрался до вершины, набросилась на него какая-то большая птица и оторвала ему голову, а туловище вниз сбросила. Грохнулось оно в самой середине звериного войска — пилим!

 

А гиена понимала, чем все это для нее обернется; вслед за павианом наступал ее черед!

И правда, звери сказали:

— Пусть гиена поднимется и поглядит, нет ли там врага.

— Эге! — вскричала гиена.- Дело оборачивается так, что вряд ли тут управится кто-нибудь, кроме вождя! Пусть слон сам поднимается в гору.

 

Все звери поняли, что слова гиены угодны Аллаху, и закивали:

— Да, это так, это так.

И полез слон в гору. Растерялись крылатые — ясное дело, ни одной птице не под силу оторвать голову слона от его могучей шеи! Думали они, думали и придумали: истолкли зерно, намололи муки и приготовили белую похлебку. Наполнили ею до краев большую калебасу, повесили на шею грифу и наказали:

— Как только слон Большая Нога взберется на вершину, взлетай под самое небо и бросай калебасу ему на голову.

 

А тем временем слон лез и лез в гору. И вот, когда слон Большая Нога был уже у самой вершины, гриф с калебасой на шее взмыл в небо, да так высоко, что оказался под первым небом. И когда слон Большая Нога залез на вершину — во имя Аллаха милосердного, слушай внимательно! — сбросил эту огромную калебасу прямо ему на голову. С воем полетела калебаса — пу-у-у! — ударила слона по голове — чой! — и разбилась на мелкие кусочки, залив все вокруг белой похлебкой. Не удержался слон, покатился вниз и грохнулся посреди своего войска — пилим!

 

Увидела гиена, что голова повелителя залита чем-то белым, бежит со всех ног и вопит: Черепахи ничего не поняли и бросились на штурм горы. Но на их пути все время попадались слоновьи следы, и они проваливались в эти ямы, летя кувырком через голову.

 

— Эге! — кричали они.- На славу битва разгорелась! пели черепахи. Они думали, что их лапы оставляют такие большие следы. А гиена тем временем неслась домой сломя голову. А когда она только пустилась наутек, в котомку к ней забрался ворон. Только гиена остановится отдохнуть, он кричит:

— Не уйдешь, не уйдешь! От нас не скрыться!

 

И гиена бежала пуще прежнего. Так бы, наверное, и загнал ворон гиену до смерти, но наконец бросила она котомку и побежала дальше налегке. Только тогда она поняла, что враг сидел в котомке, и, поджав хвост, затрусила домой. Так крылатые победили четвероногих в великой битве у большой горы.

 

Вон как битва разгорелась И вождю пробили череп! Вон как битва разгорелась И вождю пробили череп! Нога большая след большой оставит! Нога большая след большой оставит! Нога большая след большой Оставит!

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets