все сказки мира

Сказка: злоключения дурака

Сказка: злоключения дуракаЖил когда-то на свете дурак. Звали его Абу. Было у них с женой шестеро детей. Однажды решил Абу мир посмотреть. Стал в дорогу собираться. Первым делом прикончил всех верблюдов, чтоб их в пути не кормить. Потом собрал вещи в мешок и на дерево полез.

 

Оседлал самую высокую ветку и стал дерево погонять. Весь день его нахлестывал, чтоб оно вскачь пустилось, а когда вечер наступил, проголодался, слез с дерева и домой пошел. Жена Абу давно привыкла к его выходкам. Пришлось ей самой в саванну идти, еду детям добывать. Идет Амм и припевает:

Тип-ти-лип, тип-ти-лип, Поскорей летите, птички! Куропатки, куропатки, Я украшу ваши грудки Жемчугами, жемчугами.

 

Вот какую песню пела Амм, и куропаток слетелось видимо-невидимо — кому же не хочется получить красивое ожерелье? Выбрала Амм самых крупных и жирных птиц, а остальным привязала к шейкам белые ракушки. Увидел Абу добычу жены и покой потерял — все думает, как это жена столько куропаток наловила. И вот, пока она спала, взял Абу ее набедренную повязку и насыпал туда пепла из очага. Теперь-то он узнает, какое место для охоты присмотрела себе Амм.

 

На другой день жена опять вернулась с добычей. Тогда отправился Абу по ее следам, которые пеплом были отмечены, и без труда нашел заветное место, куда куропатки слетаются. Увидел куропаток и совсем потерял голову. Начал дурак хватать птицу за птицей и не успокоился, пока всех не перебил.

 

Наступило утро, и Амм, как обычно, отправилась в саванну. Но в этот раз, сколько она ни пела, на ее зов не прилетело ни одной куропатки. Заплакала Амм и побрела к дому. Услыхала ее причитания птичка и спрашивает:

— О чем ты так горько плачешь?

 

— Как же мне не плакать? — ответила Амм.- Нечем детей моих накормить. Всех куропаток Абу перебил, а шакалы да ястребы их растащили.

— Не горюй, Амм,- проговорила птичка.- Иди за мной, и я покажу тебе место, где много всякой еды.

 

Долго шла женщина за птичкой и пришла к лесному дому, где жил людоед.

— Сум-сум! — чирикнула птичка, и дверь открылась.

 

Вошла Амм в дом, вывела оттуда несколько коз и погнала их домой поскорее. Увидел Абу коз и стал, конечно, пытать жену, как ей это богатство привалило. Все рассказала ему Амм без утайки про лесной дом.

— Скажешь «сум-сум!» — и отворится дверь, скажешь «сии!» — дверь закроется.

 

Отправился Абу к лесному дому людоеда. Остановился перед домом, сказал «сум-сум!» — и дверь тотчас отворилась. Вошел Абу и увидел горы еды и кувшины с питьем. Сказал «сии!» — дверь затворилась, и сел Абу пировать. Сколько он съел, об этом только сам Абу знает. Но вот слово заветное, которым дверь отворить, забыл дурак.

 

Стало ему страшно, начал Абу метаться по лесному дому и тут видит — барабан в углу стоит. Принялся он бить в барабан. Услышал людоед, что барабан его заговорил, и поспешил домой.

 

А Абу, как только донеслись до него шаги людоеда, бросился на пол и мертвым притворился.

— Странно! — сказал людоед.- Было у меня два покойника, вчерашний да позавчерашний, а теперь трое лежат. Очень странно!

 

Взял людоед железную палку, которой верблюдов метил, и сунул ее в огонь. Тут Абу не выдержал и взвыл от ужаса.

— Ты кто? — спросил его людоед.

— Абу,- пролепетал бедняга.- Я только хотел жену накормить да детишек — они у меня такие худенькие!

— Ладно, вези меня к ним, а там поглядим,- сказал людоед.- Подставляй-ка спину, будешь теперь моим ослом.

 

Делать нечего. Притащил Абу людоеда в дом, а в доме жена и ребятишки.

— Разве это худенькие дети?! — с порога закричал людоед.- Это очень жирненькие дети. Эй, женщина! Отрежь-ка у них пальчики и свари мне похлебку.

 

Амм только ноготки у детей срезала и сварила из них похлебку. Попробовал ее людоед и разозлился:

— Вот как ты меня кормишь! Ну, ладно! Завтра зажарь мне одного детеныша целиком, а то приду и всех проглочу.

 

Горько заплакала жена Абу. Услыхала ее причитания птичка и прилетела.

— Не плачь, Амм. Дай мне лучше напиться, а я тебе за это мяса для людоеда принесу. Напоила женщина птичку. Улетела та и тут же вернулась — в клюве лошадь дохлую держит. Сва-рила Амм конину, отрезала людоеду кусок, а ребенка в яму спрятала.

 

Наутро пришел людоед, съел конину и опять ребенка на обед потребовал. И снова Амм дала ему кусок конины. Шесть дней приходил людоед, и каждый раз Амм кормила его кониной, а детей своих в яме прятала.

 

На седьмой день людоед сказал женщине:

— Раз детей больше нет, зажарь-ка мне себя на завтрак. Я приду — тебя съем.

Зажарила Амм опять конину, а сама в яму спряталась. Съел людоед мясо и говорит:

— Эй, Абу, завтра твоя очередь!

 

Взял Абу большой горшок, налил в него воды и поставил на огонь. А когда вода закипать стала, сунул туда ногу и завопил:

— Ой, бедная моя жена! Ой, бедные мои дети! Ой, как им больно-то было! Ой, да делать нечего — придется терпеть!

 

Услыхала жена его вопли и сжалилась над ним: вылезла из ямы, сварила остатки конины, а Абу к детям спрятала. Проголодался Абу в яме и начал еду у детей отнимать, а жена за детей вступилась. Подняли они такой крик, что людоед их услышал и испугался — что за голоса под землей? Позвал он на помощь всех лесных зверей.

— Пусть,- говорит,- самый смелый заглянет в эту яму. Может, там духи живут?

 

Хитрый шакал сразу заскулил:

— Я у матери один сыночек. Если духи меня съедят, некому будет ее утешить в старости!

 

Тут и все остальные звери стали по очереди отказываться — у каждого важная причина нашлась. Один страус не испугался в яму заглянуть.

— У меня,- говорит,- шея длинная. Суну голову в яму, а вы все за хвостом следите. Если перья не шелохнутся, значит, все в порядке. Ну а уж если поднимутся перья, тогда бегите.

 

Сунул страус в яму голову и увидел там и Абу, и его жену, и шестерых детишек. Пожалел их страус и поднял перья.Тут лесные звери, а с ними и людоед задрожали от страха и бросились наутек.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets