все сказки мира

Сказка: Нджатта — злая сестра

Сказка: Нджатта - злая сестраЖили в одной деревне брат-охотник и его сестра. Брата звали Малан, а сестру — Нджатта. У Малана было три пса: Быстрый, Верный и Сильный. С ними он ходил на охоту и без добычи не возвращался. Все было бы хорошо, если бы не Нджатта — она все делала назло Малану, такая была зловредная!

 

Вот как-то раз собрался Малан на охоту, а сестра ему и говорит:

— Не бери с собой псов, оставь их дом сторожить, а то мне одной страшно.

 

Согласился Малан, велел собакам оставаться дома, а сам взял сумку с фасолью и отправился в лес. Чтобы не заблудиться, он через каждые сто шагов бросал на тропинку фасолину и шел дальше. Но не знал, что следом сестра идет. Едва Малан вышел за деревню, заперла она собак, взяла корзину и побежала за братом. Идет по его следу, подбирает фасоль и складывает в корзину.

 

Вечером повстречалась Малану газель, убил он ее, развел костер, начал жарить мясо. Тут выходит из кустов Нджатта.

Удивился охотник:

— Почему не осталась дома? И что это за фасоль у тебя в корзине?

 

— Ты будешь мясо жарить, а я дома сидеть?! — разъярилась Нджатта.- А фасоль эту я на тропинке подобрала, шла за тобой и подбирала. Вздумал добро разбрасывать! Вот она, вся в корзине!

— Что же ты наделала! — воскликнул охотник,- Как мы теперь найдем дорогу назад? И собак моих нет со мной…

— Да, я их заперла дома! Посидят голодные, злее будут. Давай котел, фасоль варить станем. Мать всегда говорила: на фасоли не гадай, фасоль в воду кидай!

 

Выругал Малан свою глупую, злую сестру, да что толку! Поели они, собрали остатки мяса и тронулись в обратный путь. Но вскоре сбились с дороги и заблудились.

Три дня бродили Малан и Нджатта по лесу. Уже все мясо съели, всю фасоль сварили, только горсть осталась, а лес все не кончается. Бредут они наугад, и чем дальше, тем гуще заросли. И не видно в лесу ни зверей, ни птиц, словно все повымерли.

 

Деревья стоят стеной, закрывают небо, не поймешь, где закат, где восход, день сейчас или ночь — такой это страшный лес! Совсем Малан заплутал, а Нджатта знай хнычет да ругает брата, словно он во всем виноват.

 

Но вот заметил Малан узенькую тропинку и пошел по ней. Вскоре тропа привела его на поляну, посреди нее стояло дерево невиданной высоты. Влез на него Малан и увидел вдалеке дымок. Запомнил он, в какой стороне дымок вьется, слез на землю и говорит сестре:

— Над деревьями дымок вьется, наверное, там люди живут. Кто они, не знаю, надо сходить посмотреть. Жди меня здесь, я скоро вернусь!

 

И охотник пошел в ту сторону, где заметил дым, а путь фасолинами отмечал. Не зря, видно, их сберег! Но не знал он, что Нджатта опять идет следом, подбирает фасолины и, голодная, жует их сырыми.

 

Так дошел охотник до лесной прогалины. Видит — хижина, над ней дымок вьется. Подкрался, заглянул в окошко да так и обмер! Посредине хижины у очага сидит слепая старуха людоедка.

 

Отпрянул Малан от окна, затаился в кустах. «Нет,- думает,- надо бежать отсюда подальше! Лучше по лесу блуждать, чем у людоедки дорогу спрашивать. Вот бы только огня у нее раздобыть!»

 

Решил Малан подождать, что дальше будет. А уж смеркалось. Лежит охотник в кустах, глаз не спускает с двери хижины. Вдруг с наветренной стороны расступились деревья, и на прогалину вышел черный кот ростом с буйвола.

 

Словно мышь в зубах, нес кот мертвеца. Подошел к хижине, бросил добычу наземь и громко мяукнул. Открыла старуха дверь, впустила кота и спрашивает:

— Принес человечины?

— Принес, вон лежит у порога! Да больно тощ этот старик. Отдохну немного и опять пойду на охоту. Как вернусь с добычей, мяукну — ты и открывай дверь.

 

Свернулся кот на пороге, всю дверь собой заслонил и заснул. А охотник лежит в кустах ни жив ни мертв. Так вся ночь прошла. На рассвете проснулся кот и ушел на охоту. Дождался Малан, чтобы совсем рассвело, подкрался к хижине и замяукал.

 

Открыла слепая старуха дверь.

— Друг мой, кот! — говорит.- Что ты так скоро воротился? Не случилось ли чего?

Хотел Малан незаметно пробраться в хижину, взять уголек из очага, но вдруг услышал у себя за спиною:

— Это вовсе не кот, а мой брат-охотник!

 

Злая, глупая Нджатта! Нашла по фасолинам дорогу к хижине людоедки, вот и объявилась.

— А ну, мой волос, ползи на голос! — крикнула людоедка.

 

Не успели Малан и Нджатта опомниться, как один старухин волос развернулся змеей, обвился вокруг брата и сестры и связал их по рукам и ногам. Пятится людоедка в хижину, тащит за собой охотника и его сестру.

 

— Ха-ха-ха! Будет у меня свежатина! И коту достанется.

— Эх, сестра! Погубила ты и себя и меня своей злобой и глупостью.

 

Но Нджатта брату ничего не ответила, а старуху просит:

— Не ешь меня, мать, я тебе услужу — и дров принесу, и воды натаскаю.

— Не нужна мне твоя помощь! — отвечает людоедка.- Я сегодня обоих вас съем — и тебя, и брата. А ну, мои волосы, принимайтесь за дело!

 

Только сказала, волосы-змеи зашевелились. Одна змея хворост в очаг подбрасывает, другая котел на крюк вешает, третья воду льет в котел, четвертая саблю на камне точит.

Закипел котел. «Ну,- думает Малан,- пришел мой смертный час! Ах, были бы со мной мои добрые псы! Где ты, Верный? Где ты, Быстрый? Где ты, Сильный?»

 

Вдруг за дверью послышался громкий лай. Это собаки Малана почуяли беду и примчались к хозяину.

— Ко мне, Верный! Ко мне, Быстрый! Ко мне, Сильный! Взять ее! Взять! — приказывает Малан. Не успела старуха людоедка опомниться, как собаки ворвались в хижину и разорвали ее на части. Развязал охотник сестру, осмотрел хижину, но ничего не взял, кроме острой, как бритва, сабли. Запер хижину на замок и поджег — чтобы следа не осталось!

 

— Скорее ведите нас отсюда подальше,- сказал он псам.- А не то вернется с охоты кот, и тогда нам несдобровать.

Поняли умные собаки — побежали вперед. А Малан и Нджатта — за ними. Ни словом не упрекнул охотник свою глупую сестру. Долго они шли так по лесу и наконец вышли к реке.

— Дальше я и сама дорогу найду! — заявила Нджатта.- А ты, раз уж твои противные псы с тобой, отправляйся на охоту. И без мяса домой не возвращайся!

 

Повернулась и пошла к деревне. Охотник только головой покачал: ну что с ней поделаешь! Клик-пул собак и двинулся вниз по реке. Вдруг собаки насторожились, замерли перед тростником.

 

Оттуда шум слышится и сердитый голос:

— Нет, ты еще со мной подерешься! Будешь шать, кто из нас сильнее! Сейчас оживешь и снова умрешь! Так свершится десять раз подряд.

 

Осторожно раздвинул охотник заросли и видит — уж с лягушкой схлестнулся. Задушил ее, бросил, уже дохлую, скользнул к берегу и с пучком травы возвращается. Сунул траву в нос лягушке — та и ожила. И опять зашипел уж.

 

— Я тебе говорил, что ты еще оживешь и будешь со мною драться!

 

Опять схватились они не на жизнь, а на смерть. Заметил Малан то место, где уж срывал волшебную траву, и сказал собакам:

— Запомните! Может, и пригодится.

Пошли они дальше. Дошли до реки. Не было кругом ни кустика, ни травинки, только сидела на берегу девушка невиданной красоты.

 

Удивился Малан: что делать здесь красавице? Поздоровался он, но не получил ответа.

— Почему ты не хочешь со мной говорить? — спросил охотник.- Боишься? Я не сделаю тебе ничего плохого.

— Оставь меня, дай умереть спокойно,- ответила наконец девушка.

— Как тебя зовут, красавица?

— Мария Фатума.

 

— Почему ты говоришь о смерти? Рассказала Мария Фатума, что отец ее, владыка

этой безводной земли, оставил дочь здесь на съедение семиглавому змею. Съест ее змей, и вода в реке тотчас станет пресной, забьют родники, наполнятся колодцы, люди вздохнут свободно. Так бывает каждые полгода. Две сестры было у Марии, обеих сожрал семиглавый змей, теперь пришел ее черед.

 

— Нет, ты не умрешь! — воскликнул охотник.- Я останусь с тобой. И если уж суждено, умрем вместе.

Тут подул с моря сильный ветер, и волны вынесли на берег семиглавого змея.

— Быстрый, Верный, Сильный, ко мне! — крикнул Малан собак, а сам выхватил острую людо-едкину саблю — приготовился к бою.

 

Заметил семиглавый змей охотника и налетел на него ураганом.

— Взять его! — крикнул Малан собакам. Бросились на змея верные псы, рвут его на части, а Малан взмахнул саблей и срубил сразу три змеиных головы. Потом еще три. Потом — последнюю, седьмую голову. И рухнул змей бездыханный.

 

Собрал охотник змеиные головы, вырезал из них все семь языков, положил в сумку и сказал Марии:

— Возвращайся домой к отцу и жди меня. Теперь на его земле всегда будет вода. Скажи, что шей мертв, но про меня — ни слова. Посмотрим, что дальше будет.

 

Остался Малан охотиться у реки, а Мария вернулась в свое селение. Очень удивился вождь, когда увидел дочь целой и невредимой.

— Ты не исполнила моего повеления! Почему ты вернулась?

 

Рассказала Мария, что незнакомый юноша убил семиглавого змея, а кто он такой, она не разглядела. Но юноша вроде обещал сам прийти к вождю.

Весть о том, что змей убит, облетела весь край. Народ ликовал и славил избавителя, а вождь объявил, что отдаст за храбреца свою дочь Марию. Только где он и кто он, никто не знал.

 

Тем временем охотник вернулся с добычей домой и скорей стал собираться в дальний путь — в селение отца Марии. Как узнала Нджатта, что брат ее хочет жениться на дочери вождя, чуть не задохнулась от злости. Побежала в селение вождя, хочет кознями да хитростью помешать счастью брата. А в селении сразу нашла себе дружка, свинопаса Жоана. Сговорились они и наутро пришли к вождю.

 

— Это я убил змея! — заявил Жоан.

— Он! — подтвердила Нджатта.- Я своими глазами видела.

Удивился вождь, да делать нечего. А Мария Фатума смолчала, как ей велел охотник.

 

Приказал вождь готовиться к свадьбе, созвал весь народ на торжество, а как собрались люди, объявил, что выдает дочь за свинопаса Жоана, потому что тот землю родную от семиглавого змея  избавил.

 

Вышел тут из толпы охотник Малан и спрашивает:

— Чем свинопас докажет, что он убил змея?

— Зачем доказывать? — закричала Нджатта.- Я своими глазами видела, как храбрый Жоан сражался со змеем!

— Слышал? — повернулся вождь к охотнику.- И так все ясно!

 

Но Малан не сдавался:

— Тот, кто убил змея, должен доказать это!

Согласился вождь, послал к реке воинов, молодых да быстроногих. Мигом обернулись они и сказали, что лежит туловище змея у воды, а рядом — отрубленные головы.

— Вот видите! — закричала Нджатта.- Нечего ждать, играйте свадьбу.

 

Но Малан сказал:

— Молодые да быстроногие плохо смотрели. Пошли, вождь, старейшин, пошли опытных знахарей, в этом деле сведущих! Правда важнее всего!

 

Рассердился вождь на смельчака незнакомца, но народ зароптал, и послал вождь к реке умудренных опытом стариков. Не скоро дошли они до реки. Внимательно осмотрели останки змея. Вроде все на месте! Но тут старик знахарь взял змеиную голову, заглянул в пасть и воскликнул:

— Вот оно, доказательство! У змея нет языка! Не у всякого зверя есть зубы, но язык должен быть обязательно. Значит, кто-то вырезал у змея языки.

 

Вернулись старики к вождю и сказали:

— У змея нет языков! Спросил вождь свинопаса Жоана:

— Если ты убил змея, где его языки?

 

Но свинопас и Нджатта закричали наперебой, что у этого змея языков вовсе не было. Удивился вождь:

— У любого зверя есть голова, должен быть и язык. А у этого змея было семь голов, где же семь его языков?

— Вот они, смотри! — воскликнул охотник Малан, раскрыл сумку и показал вождю семь змеиных языков.- Я убил змея!

 

Сыграли Мария Фатума и охотник Малан свадьбу и зажили счастливо. А свинопаса Жоана и злую Нджатту прогнали прочь из родного селения.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets