все сказки мира

Сказка: Синяя свечка

Сказка: Синяя свечкаЖил-был солдат, и служил .он верой и правдой королю многие годы, но кончилась война, и солдат, получив много ран, служить больше не мог. Вот и говорит ему король:

— Можешь ты домой отправляться, теперь ты мне не нужен, жалованья получать ты больше не будешь, — деньги плачу я только тому, кто мне службу несёт.

И не знал солдат, чем ему теперь и жить, и ушёл он, озабоченный, и шёл целый день, а вечером пришёл в лес. Наступила уже темнота, и увидел он вдали огонёк, пошёл ему навстречу и пришёл к дому, а жила в нём ведьма.

— Пусти меня переночевать и дай мне чего-нибудь поесть да попить,— сказал он ей,— а то пропадать мне придётся.

— Ого! — ответила она.— Да кто же даст что-нибудь беглому солдату? Но так уж и быть, сжалюсь я над тобой и пущу тебя, если сделаешь ты то, что я от тебя потребую.

— А что же ты потребуешь? — спросил солдат.

— Чтоб завтра вскопал ты мне огород.

Солдат согласился, и на другой день изо всех сил принялся он за работу, но до вечера всё же не справился.

— Вижу я,— сказала ведьма,— что ты нынче больше не можешь. Ну, пробудь у меня ещё одну ночь, а завтра нарубишь ты мне за то поленницу дров и щепок наколешь.

Весь день проработал солдат, а к вечеру ведьма предложила ему остаться у неё ещё на одну ночь.

— Завтра работа тебе предстоит небольшая: есть у меня за домом старый пустой колодец, упала в него моя свечка, горит она синим пламенем и не гаснет,— вот ты и должен будешь мне её оттуда достать.

На другой день повела его старуха к колодцу и спустила туда в корзине. Нашёл он синюю свечку и подал ведьме знак, чтобы вытащила она его из колодца. Стала она его тащить наверх, но только стал он подыматься к краю колодца, а ведьма протянула руку вниз и хотела было отнять у него синюю свечку.

— Нет,— сказал солдат, заметив её злой умысел,— свечку я отдам тебе только тогда, когда стану обеими ногами на землю.

Пришла ведьма в ярость, сбросила его снова в колодец, а сама ушла.

Упал бедный солдат на мягкое дно колодца, не причинив себе никакого вреда, а синяя свечка продолжала гореть, но что ему было в том толку? Видит, не уйти ему теперь от смерти. Сидит он в колодце грустный, и сунул он случайно руку в карман и нашёл там свою трубку, а набита она была до половины табаком. «Это будет последней моей радостью»,— подумал он, достал её, зажёг от синей свечки и начал курить. Разошёлся дымок по дну колодца, и явился вдруг перед ним чёрный человечек и спрашивает:

— Что, хозяин, прикажешь?

— Что ж мне тебе приказать? — ответил ему солдат в изумлении.

— Я обязан выполнить всё,— сказал человечек,— что потребуешь.

— Ладно,— сказал солдат,— помоги мне сначала выбраться из колодца.

Взял его чёрный человечек за руку и повёл через подземный ход, но солдат синюю свечку взять с собой не забыл. Показал он ему по пути богатства, собранные и запрятанные ведьмой, и набрал солдат золота столько, сколько нести мог. Поднялся он наверх и говорит человечку:

— Ну, а теперь ступай да свяжи старую ведьму и отведи её на суд.

Тут вскоре промчалась она, Точно ветер, со страшным криком на диком коте, а чёрный человечек вернулся назад.

— Всё исполнено,— сказал он,— ведьма уж висит на виселице. Что ж прикажешь теперь, хозяин, мне делать? — спросил человечек.

— Сейчас пока ничего,— ответил солдат,— можешь себе идти домой, но чуть что — тотчас явись, когда я тебя позову.

— Звать меня не надо,— сказал человечек,— только зажги свою трубку синей свечой, и я тотчас явлюсь перед тобою.— Затем он исчез на его глазах.

Воротился солдат в город, откуда он и пришёл. Направился в самую лучшую гостиницу и велел сшить себе красивый кафтан, и приказал хозяину убрать свою комнату как можно красивей да богаче. Когда комната была готова, солдат поселился в ней, кликнул чёрного человечка и говорит:

— Служил я королю верой и правдой, а он меня прогнал да ещё голодать заставил, хочу я ему теперь за то отомстить.

— Что же я должен сделать? — спросил человечек.

— Поздно вечером, когда королевна будет в постели, принеси её сюда спящей, пусть поработает она у меня служанкой.

— Для меня это дело лёгкое, но для тебя будет опасное,— если об этом доведаются, плохо тебе придётся.

Пробило двенадцать, распахнулась дверь, и принёс человечек ему королевну.

— Ага, вот ты и здесь,— крикнул солдат,— ну, живей принимайся за работу. Ступай, принеси метлу да подмети мне комнату.

Подмела она ему комнату, и зовёт он её к своему креслу, протягивает ей ноги и говорит:

— Снимай с меня сапоги!

Сняла она с него сапоги, и кинул он их ей в лицо, и должна она была их поднять, почистить и глянец на них навести. Всё она исполняла, что он ей ни приказывал, беспрекословно, молча, с полузакрытыми глазами. Но с первым пеньем петуха отнес её чёрный человечек назад в королевский замок и положил в постель.

Наутро встала королевна с постели, пошла к своему отцу и рассказала, что видела удивительный сон: «Будто несло меня с быстротой молнии по улицам, и попала я в комнату к одному солдату, и должна была я прислуживать ему как служанка и исполнять всякую чёрную работу, подметать комнату и сапоги чистить. Это был сон, но, однако, я так устала, будто было это всё на самом деле».

— Сон мог оказаться и явью,— сказал король,— я дам тебе совет: набей полный карман гороху и проделай дырку в кармане, и если тебя снова унесут, то горошины выпадут, и на улице будет виден след.

Когда король это говорил, то чёрный человечек стоял незримо рядом и всё слышал. Ночью, когда он снова понёс королевну по улицам, выпало несколько горошин у неё из кармана, но след указать они не могли: хитрый человечек Заранее разбросал горох по всем улицам. И королевна должна была снова до первых петухов исполнять работу служанки.

На другое утро король выслал своих людей разыскать след, но все поиски были напрасны — на всех улицах сидели бедные дети и подбирали горох, говоря: «А сегодня-то ночью шёл гороховый дождь».

— Надо будет что-нибудь другое придумать,— сказал король,— ты сегодня, ложась в постель, башмаков не снимай, а когда будешь возвращаться оттуда, спрячь один из них там, а я уж его найду.

Чёрный человечек доведался и про этот замысел и когда вечером солдат стал требовать, чтобы тот принёс ему снова королевну, стал ему отсоветывать и сказал, что против такой
хитрости нету никакого средства, и если башмак у него найдут, то плохо ему придётся.

— Делай, что я велю,— ответил солдат, и должна была и на третью ночь королевна исполнять работу служанки, но спрятала она прежде, чем её понесли назад домой, свой башмак у него под кроватью.

На другое утро король приказал искать по всему городу башмак своей дочери, и нашли его у солдата, но, по совету человечка, вышел солдат за городские ворота, ну, тут его и схватили и в тюрьму бросили. И забыл он во время бегства самое своё дорогое — синюю свечку и золото, и остался у него в кармане один только дукат. Когда стоял он, закованный в цепи, у окошка тюрьмы, увидал он проходящего мимо тюрьмы одного из своих товарищей. Стал он стучать в окошко, и когда тот подошёл, говорит он ему:

— Окажи ты мне услугу, принеси мне мой маленький узелок, что оставил я в гостинице, дам я тебе за это дукат.

Побежал его товарищ туда и принёс его узелок. Только солдат снова остался один, набил он свою трубку и кликнул чёрного человечка. И сказал чёрный человечек своему хозяину: «Ты не бойся, ступай туда, куда тебя поведут, пусть будет, что будет, только не забудь захватить с собой синюю свечку».

На другой день был суд над солдатом, и хотя он ничего дурного не сделал, но присудил его судья к смертной казни. Когда его вывели, стал он просить короля оказать ему последнюю милость.

— Какую? — спросил его король.

— Дозволь выкурить мне по-дороге трубку.

— Выкури хотя б и целых три,— ответил король,— но не думай, однако, что я тебя помилую.

Достал солдат свою трубку, закурил её от синей свечки, и только поднялось несколько колец дыма, как явился чёрный человечек и была у него в руке небольшая дубинка, и спросил он у солдата:

— Что прикажешь, хозяин?

— Убей ты насмерть этих лживых судей и стражу, да и короля не пощади, он поступил со мной плохо.

Стал носиться тот чёрный человечек, точно молния, то туда, то сюда, и кого он только касался своей дубинкой — тот падал наземь, и ни встать, ни шелохнуться больше не мог. Стало королю страшно, и начал просить он пощады, чтобы оставил тот его в живых, и отдал он солдату королевство и дочь свою в жёны.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets