все сказки мира

Казахские сказки: Ен Бок из Хомгена

Казахские сказки: Ен Бок из ХомгенаВ одной из богатых провинций Делла, у знатного янбана Пен Су была красавица-дочь по имени Тон Гын.
Сам же янбан Пен Су увлекался сказками и за полвека переслушал столько их, что другому и за три жизни не услышать.
Однако не нравилась ему в сказках бедняцкая правда, когда бедняки, следуя во всем правде, неизменно побеждали знатных и богатых людей. И однажды Пен Су объявил по всей стране, что он отдаст в жены свою дочь, красавицу Тон Гын и часть наследства только тому, кто расскажет три сказки, в которых не будет ни одного слова правды.
Едва разнеслась молва об этом, как из ближних и дальних провинций, из больших и малых городов начали стекаться люди в богатую провинцию Делла.

И кого только не было здесь на просторном дворе, среди фонтанвв и цветов знатного янбана Пен Су. И бойкие юноши, и прославленные мужи, чьи бороды блестели сединой. Одни из них были лучшими сказочниками, другие — лжецами и обманщиками, видавшими всякие виды. Люди толпами бродили по тропинкам тенистого сада, весело переговаривались, смеялись, пели песни или молча сидели на скамьях среди цветущих кустарников. Каждый из них ожидал своей очереди, каждый тешил себя надеждой: «Кто знает, может, мне и доведется жениться на красавице Тон Гын и я стану родственником и наследником знатного и богатого янбана Пен Су?»

Но едва какой-либо смельчак сталкивался с самим янбаном Пен Су, как все разговоры отлетали прочь, и он обязан был слушать только хозяина. «Учти,— говорил тот смельчаку,— длинная сказка мне не нужна!» И едва кто-либо начинал рассказывать длинно и скучно, янбан сразу отстранял его. Ну, а если Пен Су улавливал в сказке правдивый случай, то такого рассказчика гнал прочь, запрещая хоть когда-либо появляться на его дворе.

Так ежедневно приходили и порой тут же уходили все новые и новые кандидаты в женихи, даже не повидав самой невесты, несравненной красавицы Тон Гын…
Молва о необычном условии, необыкновенной девушке Тон Гын и о трех сказках, в которых не было бы ни одного слова правды, дошла и до далекой бедной провинции Хом-ген, где в одной из деревень в очень убогой чиби из тростника жила вдова Бок Не и ее юный сын, красавец Ен Бок.
С тех пор, изо дня в день, Ен Бок просил мать:

— Мать, я ведь совсем уже взрослый, отпусти меня. Все едут, поеду и я в Делла, попытаю счастья. Там нужен сказочник, который бы в трех сказках не сказал ни одного слова правды…
— Выходит, ты должен говорить ложь?!—удивилась старая Бок Не, прожившая длинную тяжелую жизнь.— Нет, нет, этого никогда не будет, сынок. Не этому учила я тебя… Даже и не думай. Ты один раз солжешь, а потом семь дней в неделю будешь раскаиваться…
— Но такие условия,— возражал Ен Бок,— объявил сам знатный янбан Пен Су. И он готов за три сказки, в которых не будет ни одного слова правды, отдать в жены свою дочь, красавицу Тон Гын и часть наследства.
— Все это так. Но я не хочу, чтобы ты говорил неправду. Знаешь, как старые мудрые люди говорят: «У лжеца сгорел дом, и никто ему не поверил». И потом, сыночек, знай: ложь — это первый шаг на дурном пути!

— Нет, мать, я должен проучить янбана.
Тогда бедная Бок Не сняла с головы первую и последнюю драгоценность — свои прекрасные брачные косы, продала их, на эти деньги снарядила и отправила Ен Бока в дальнюю и опасную дорогу.
Сколько времени прошло с тех пор, как покинул Ен Бок родную бедную чиби — неизвестно. Но, наконец, он предстал перед отцом необыкновенной красавицы Тон Гын — знатным янбаном Пен Су.
— Я — сын бедной вдовы, Ен Бок из Хомгена, пришел, чтобы рассказать вам, господин Пен Су, три сказки…
— Как видишь, теперь многие хотят рассказать три сказки. Но еще никому не удалось этого сделать,— важно проговорил Пен Су и спросил:—Условия мои ты знаешь?
— Да, господин Пен Су, знаю.

— Тогда без лишних слов начинай…
— В нашем южном краю и особенно в бедной провинции Хомген,— начал первую сказку Ен Бок,— летом часто выпадают обильные снега и наступают сильные морозы. В такое время голодающие птицы не знают, куда деваться, и их легко можно ловить просто руками. Работа эта несложная: просунь в бумажное окно ладонь с зерном, а другую руку держи наготове. И только сядет тебе на ладонь птица, ты ее другой рукой за хохолок —и в ящик. Так сиди и лови фазанов, куропаток, уток, гусей, лебедей… И за три-четыре дня станешь богачом…
— Что сказка — ложь, я это и сам хорошо знаю. Но есть же и в сказке предел лжи!— возмутился знатный янбан Пен Су.
— Выходит, господин Пен Су, одйу сказку вы уже приняли,— с вежливой улыбкой заключил Ен Бок.— А теперь слушайте другую… Разрешите, господин Пен Су, спросить, знаете ли вы, как в нашей деревне получают самый обильный урожай риса?

— Откуда мне знать?!—удивился Пен Су.— Я в вашей деревне никогда не бывал…
— Так вот, слушайте. На рисовом поле мы никогда не уничтожаем сорняки. Они сами гибнут на корню…
— Как же это так?!— удивился опять Пен Су.
— А очень просто,— начал рассказывать Ен Бок.— Мы готовим из ивовых веток плетни и ими закрываем все поле.
Всходы риса острыми ростками пробиваются через щели плетня, а сорняки остаются под ними, да там и сгнивают. Так мы избавляемся от прополки. А что касается жатвы, так ее и вовсе не знаем…

— Как же вы собираете рис?— полюбопытствовал янбан Пен Су.
— А вот как: осенью мы поднимаем плетни, обмолоченные стебли остаются на поле, а зерна риса — на плетне. Так у нас проходят жатва и молотьба, и закрома наши ломятся от обильных урожаев…
— Юноша Ен Бок, что вы мне тут сочиняете? Надо же знать меру лжи!— возмутился опять янбан Пен Су.
— Прошу прощения,— почтительно ответил Ен Бок,— выходит и вторая сказка удалась?! Не так ли, господин Пен Су?
— Ну, да! Ну, да! Выходит что так — удалась,— скороговоркой проговорил янбан Пен Су и тут же приказал слугам немедленно пригласить Тон Гын.
Тон Гын появилась тотчас же. От одного созерцания ее красоты у Ен Бока закружилась голова. Он прикрыл глаза, чтобы не смущать девушку и не растеряться самому. А Пен Су приветливо говорит дочери:

— Садись, Тон Гын, со мной рядом на кан. Этот юноша — Ен Бок из Хомгена. Послушай его. Сейчас он расскажет третью и последнюю сказку, и тогда…
Красавице Тон Гын юноша Ен Бок сразу понравился, и она с любопытством и доброжелательно смотрела на него, ожидая рассказа.
Между тем Ен Бок, собравшись с мыслями, вынул из-за пояса старинный шелковый платок цвета спелой вишни, молча развернул его и достал оттуда свиток пергамента, исписанного иероглифами. Показав его издалека янбану Пен Су, Ен Бок сказал:

— Тысячу раз прошу прощенья, господин Пен Су, за то, что я вспомнил твоих и своих предков, давно умерших, и посмел прочитать эти старые документы. Это вот —расписка вашего деда. Он выдал ее моему прадеду. Ог прадеда она по наследству перешла к моему деду, затем к отцу и теперь — ко мне. Расписка подтверждает, что ваш дед действительно взял взаймы у моего прадеда триста тысяч золотых лян. По закону о праве наследия ты обязан сейчас же отдать мне этот долг…
От такой лжи янбан Пен Су, словно от зубной боли, громко ахнул и изумленно вытаращил глаза. Признать расписку, значит, надо выплатить долг в триста тысяч золотых лян. А У Пен Су даже от продажи всего имущества не набралось фы столько. Не признать расписку, значит, и в третьей сказке — ложь, и теперь надо отдавать в жены свою красавицу-дочь бедняку Ен Боку из Хомгена.

— Это же чудовищно! Это же такая ложь!— зло закричал янбан Пен Су. Но потом, опомнившись, он сам пожал руку первому победителю необычайного конкурса Ен Боку из провинции Хомген и сказал:

— Да-а, в хорошо сочиненной сказке каждая буква — золото.
А дочь янбана, красавица Тон Гын, просто от души рассмеялась, видя побежденного отца и победителя-юношу.
Через несколько дней в богатой провинции Делла была отпразднована веселая роскошная свадьба. Ен Бок всем сердцем и душой полюбил свою жену Тон Гын, да и она отвечала ему тем же.

Но, женившись и войдя зятем в семью янбана Пен Су, Ен Бок Не забыл о тревогах своей бедной матери Бок Не, которая все время беспокойно думала, как бы ее\’ сын не пошел по дурному пути. Думал юноша и о другом: если Пен Су заставил других говорить ложь, то он должен поплатиться за это.
И вот проходит месяц, другой, а Ен Бок только тем и занят, что милуется со своей женой — красавицей Тон Гын, а по хозяйству ничего не делает. Смотрел-смотрел на это тесть Пен Су, возмутился, призвал к себе зятя и говорит:

— Ты что же это, живешь как в гостях? Никакой помощи в хозяйстве от тебя я не вижу. Запрягай завтра волов и поезжай в лес за дровами.
— Завтра на волах? В лес за дровами?— спокойно спрашивал Ен Бок, а сам обдумывал что-то.
На следующее утро Ен Бок встал рано, не торопясь позавтракал, запряг в арбу двух волов и отправился в лес. Там он заехал в густые кустарники, привязал волов к Дереву, а сам залег в арбу и проспал до вечера. Поздно вечером Ен Бок оставил волов в лесу и домой пошел пешком. И чем ближе подходил к дому, тем все более ускорял шаги, а потом и вовсе бегом побежал. Едва Ен Бок достиг порога дома, тут же упал, не говоря ни слова.

— Что с тобой?— спросил Ен Бока тесть Пен Су.
— Эх, знали бы вы,— почти шёпотом отвечал Ен Бок,— как в лесу на меня напал тигр. Я едва унес ноги. А волов тигр, наверное, съел..
— Как же ты пожертвовал волами?! Негодяй!— возмутился Пен Су.

— Не должен же я жертвовать собой,— спокойно ответил Ен Бок.
Тогда Пен Су с домочадцами и слугами, прихватив ружья, бросились в лес. Там в густых кустарниках они и нашли голодно мычащих волов, привязанных к дереву. Когда въехали во двор, Ен Бок молча стал распрягать волов, а обиженный тесть набросился на него с бранью:
— Как же ты смеешь обманывать меня! К чему эти глупые проделки? Чтобы я больше ни одного слова не слышал из твоих уст. Кроме огромной лжи, они ничего не могут произнести.
— И не услышите,— покорно проговорил Ен Бок.

И вот однажды тесть Пен Су сидел в тени деревьев и, повесив на сук дерева крючок, с увлечением вил шпагат. При этом он довольно часто вскидывал голову, наблюдая за плотностью витка. И тут случилась беда; не заметил Пен Су, как свалилась с его головы волосяная щапочка и упала в жаровню с огнем.
Ен Бок, лежа неподалеку, все это видел, но даже и одного слова не сказал тестю. А Пен Су заметил лишь тогда, когда острый запах паленого волоса ударил ему в нос. Обернулся тесть и с упреком говорит лежащему зятю:

— Почему же ты не сказал мне, что шапочка упала в жаровню?
— А вы же сами запретили мне говорить что-либо. Тут-то глубоко задумался янбан Пен Су: «Плохи, видно, мои дела с зятем! Ничему я не сумею научить этого проказника!»

На другой же день Пен Су отдал Ен Боку трех лошадей с арбами, большую часть имущества в приданое дочери и предложил ему убираться на все четыре стороны.
А Ен Бок только того и ждал, Посадил он свою жену Тон Гын на одну арбу, имущество погрузил на вторую, а сам сел на третью и, поблагодарив тестя, отправился в дальний путь.
В далекую бедную провинцию Хомген Ен Бок и Тон Гын добрались быстро и благополучно. С раскрытыми объятиями встретила их на пороге своей бедной чиби престарелая мать Бок Не. Радости ее не было границ, когда она, счастливая, обнимала сына и с изумлением смотрела на свою прекрасную невестку Тон Гын.
С этих пор вся семья зажила дружно и счастливо.

Раньше в трудные минуты жизни престарелая Бок Не часто обращалась с молитвами к всевышнему, чтобы он поскорее прибрал ее. А теперь она решила жить долго и, коль можно, то и совсем не уходить в Страну мертвых.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets