все сказки мира

Сказка: деревянный козел

Сказка: деревянный козелЭто, голубчики мои, уж не сказка будет — быль! Мне ее дед мой рассказывал. Говорил, что на его глазах все это и случилось. Дед-то помер давно, а вот рассказ его я до сих пор помню.

Было это еще в то время, когда у нас в государстве цари правили. Вот и сидел один такой царь на престоле. И до чего этот царь набалован был — подумать смешно. Жил во дворце. И горниц у него там было несметное множество: в одной он спит, в другой чай пьет, в третьей хлеб-пряник жует, в четвертой трубку курит, в пятой книжку читает, в шестой из окошка глядит, в седьмой собачку гладит, в восьмой… да не расскажешь всего, ведь много десятков горниц-то было и в каждой — свои столы, свои лавки, свои стулья, свои поставцы да полки, на свой фасон сделанные — такие, чтобы на другие горницы все не похоже было.

И вот случилось как-то, надоело царю все, что в той горнице стояло, где он книжки читал.
— Хочу, — говорит, — все столы, и стулья, и лавки новые. Чтобы из резного дерева они были, чтобы в каждой ножке да на спинке разные звери и птицы вырезаны были. А чтоб с полки, где книжки стоят, с верхушки, козлиная голова глядела. И чтоб все это мне заграничные мастера сработали. Русские этак не сделают.

Подивились царские чиновники: на что, мол, царю такое понадобилось? А спорить с царем не смеют: приказ — значит, надо выполнять.
И кликнули клич: созвали во дворец разных мастеров. Кто может царское желание исполнить, новые резные столы да полки выточить? Чтобы везде звери да птицы были, и чтоб с главной полки козлиная голова глядела.

Много народу во дворец собралось. Да не всех чиновники на порог пустили.
— Нам, — говорят, — русских мастеров не надо. Царь только заморскую работу любит.
Вот стоят мастера в зале, заказа дожидаются. А царские доверенные в соседней комнате собрались. Пошумели, поспорили, выходят в залу и говорят:
— Есть среди вас, иностранцев, один мастер. Пенсом зовут. Мы его изделия видели. Очень они нам понравились. Поручаем Пенсу царский заказ.

Чуть не до земли мастер Иене поклонился. Доволен, что похвалили, и радуется: небось и от других бар потом заказов много будет, как узнают, что его работы во дворце царском стоят. Поспешил он в свою мастерскую. А там у него пятнадцать человек подмастерьев было — и все русские. Первой руки искусники были: из какого хочешь драгоценного дерева любую вещь вырежут. Ахали баре и дивились, и невдомек никому было, что в мастерской каждая веточка, каждая шишечка была русскими руками выточена: сам хозяин только имя свое на каждой готовой вещи ставил. Это-то ведь нетрудно!

А главные мастера у него Клементий и Де-ментий были. Добрые мастера, умные, умелые — своими руками мертвое дерево воскрешали, живым делали, чуть не говорящим. И учили те мастера своих подмастерьев:
— Настоящий умелец работу от сердца делает. Кроме силы да смекалки душу и мысли свои в дело вкладывает. Дали тебе кусок дерева — сделай из него такое, чтобы, на твою поделку глядя, люди плакали либо смеялись, душу твою чуяли.

С такими-то мастерами да с их подмастерьями и начал иноземец Иене царский заказ выполнять. Говорит он своим работникам:
— Вы все остальное делайте, а сам я стану для царской полки козлиную голову резать.
{PAGEBREAK}
Не хотел он этого никому поручать: лестно было и самому хоть какую-то безделку для его царского величества выполнить. Долго он над козлиной головой просидел. Наконец вроде бы закончил. Понес главному чиновнику показывать.

Тот глядит.
— Ничего, — говорит, — ладно. Только чего-то у тебя козел больно скучный, и выражения на морде нет. Ты бы ему какую-нибудь этакую усмешку сделал. Да чтобы усмешка эта вроде как веселая была, а вместе и злая, козлиная. Понял?
— Как не понять, — Иене говорит, а сам ничего не понял. — Через неделю принесу.
Поклонился, пошел. Еще неделю сидел, пыхтел. Никак в толк взять не может — на какой манер ему козлиную морду переделывать?

Однако наковырял чего-то, опять во дворец идет. Смотрит чиновник, головой качает.
— Нет, — говорит, — опять не то! Не выходит чего-то. Не живой у тебя козел, а вроде уж три дня, как помер. Никакого чувства на его личности нет.

Перепугался иноземец, огорчился.
— Хорошо, — говорит, — не извольте гневаться, через неделю принесу.
Приходит в мастерскую туча тучей, злой-презлой. Швырнул своего козла в угол. Сел, задумался, в окошко смотрит, пальцами по столу барабанит.
А был у него в мастерской паренек один, Алешей звали. Молодой еще, глаз серый, открытый, ясный, волосы русоватенькие, лицо чистое, приятное. И смелый был, ничего не боялся. Поглядел на хозяина он и говорит:
— Что, хозяин, опять неудача вышла?
— А тебе, щенок, что за дело?
— То, — Алеша говорит, — что помочь вам хочу! Позвольте мне эту работу попробовать.
Усмехнулся хозяин.
— Да у тебя нос не дорос из такого дорогого дерева работы резать.

А Алеша все свое: позвольте да позвольте.
— Ладно, — говорит хозяин наконец, — попробуй. Только знай: коли дерево испортишь — пятьдесят рублей с тебя взыщу.
А пятьдесят рублей в ту пору ух какие большие деньги были! На них бедный человек чуть не год прожить мог.
— Не испорчу, — Алеша говорит.

 

Взял он кусок дорогого дерева и принялся козла резать. Да ведь как хитро задумал: русским умельцам, от царей ни уважения, ни благодарности настоящей нет? Разве мы хуже иноземцев работаем? Только не знают про нас — в этом и беда наша. А мне эта гордость иноземная обидна. И без этой обиды мне век такой усмешки у козла не вырезать бы. Верно старики наши говорят — мастер кроме уменья любить и ненавидеть должен.

 

А кто эти мастера у нас? Это мы с вами, это — народ! И выше этой силы ничего на земле нету! Тут мастеров словно прутьями раскаленными по сердцам хлестнуло. И поняли они, что работой своей Алеша и над хозяином-иноземцем посмеялся, который чужими руками жар загребал, и над всеми теми, кто таких иноземцев напоказ выдвигал, а своих русских мастеров признавать не хотел.

А царь на новых стульях сидел, книжки читал, порою на козла поглядывал. Да в конце концов и говорит слугам:
— А уберите-ка вы мне отсюда эту морду козлиную. Все мне чудится, словно она надо мной, царем, насмешки строит.
Притащили слуги лестницу, мигом козла убрали, в подвал унесли.
Да только царям-то это, слышь, не больно помогло!

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets