все сказки мира

Сказка: горошина и бобок

Сказка: горошина и бобокЖили некогда две сестры. Старшая, Бобок, была сварливая и сердитая, а младшая, Горошина, добрая и ласковая. Вот как-то раз Горошина сказала сестре:

 

— Сестрица Бобок, не пойти ли нам навестить нашего старика отца? Он один в своем доме и, верно, скучает.

 

— А мне какое дело до него? — ответила Бобок.- Иди сама. Стану я ради старика по жаре тащиться!

 

Отправилась тогда добрая Горошина одна и по дороге увидела сливу. Дерево окликнуло ее:

 

— Горошина, остановись, милая, почисти немного мои шипы, а то мне очень нехорошо.

 

Остановилась Горошина и почистила дерево. Пошла она дальше и набрела на огонь. Огонь сказал ей:

 

— Горошина, милая, очисти меня! Совсем задушила меня зола.

 

— И правда! — откликнулась Горошина. Тотчас расчистила огонь, и он радостно затрещал опять.

 

Дальше встретилось ей дерево с поломанным суком, и попросило дерево:

 

— Горошина, родимая, подвяжи сучок, а то он отломится, и я его потеряю.

 

— Бедный сучок, бедный сучок,- сказала жалостливая Горошина.

 

Оторвала кусок своего покрывала и осторожно подвязала сучок.

 

Шла она, шла, видит, навстречу ей течет ручей.

 

— Горошина, Горошина,- зашумел ручей,- пожалуйста, отгреби песок и сухие листья, а то я совсем течь не могу.

 

— Правда, негде тебе течь,- сказала Горошина и тотчас расчистила русло.

 

Весело зажурчал опять ручей и побежал дальше.

 

Пришла наконец Горошина к отцу очень усталая. Но отец так ей обрадовался, что она и про усталость забыла. Отпустил ее отец только на другой день, но сначала надарил ей всякого добра, точно невесте, когда ее замуж отдают: и прялку подарил, и буйвола, и несколько медных горшков, и постель,- словом, много всякого добра. Взвалила она вещи на буйвола и отправилась домой.

 

Проходит Горошина мимо ручья и видит, по воде плывет красивая ткань.

 

— Бери ее, Горошина,- зажурчал ручей.- Это я для тебя принес в благодарность за ласку.

 

Поймала Горошина ткань и положила на буйвола.

 

Пошла дальше, видит, стоит дерево на дороге, а с ветки его свесилась нитка жемчуга. Зашуршало дерево листьями и говорит:

 

— Возьми, Горошина, это я для тебя сняло с головы царевны. Спасибо тебе за твою доброту.

 

Взяла Горошина нитку жемчуга и обвила вокруг шеи — очень ей понравились жемчужины.

 

И вот пришла Горошина к огню, а огонь трещал весело, и около него лежал горячий сладкий пирожок.

 

— Возьми себе пирожок, Горошина,- сказал огонь,- я испек его хорошо. Покушай. Спасибо тебе за ласку.

 

Взяла Горошина пирожок, разломила пополам — один кусок отложила для сестры, а другой стала есть на ходу.

 

Наконец пришла она к сливе, видит, ветки погнулись, висят низко и все покрыты темными сливами.

 

— Нарви побольше, Горошина, нарви побольше,- сказало дерево.- Сливы мои торопились созреть, чтобы сказать тебе спасибо.

 

Набрала Горошина много слив, часть отложила для сестры, а другие съела сама. Пришла она домой, а дома Бобок, вместо того чтобы порадоваться за сестру, чуть не заплакала от зависти и злости. Она так рассердилась, что Горошине уже не милы стали подарки, и она посоветовала сестре скорее пойти к отцу — авось и ей счастье привалит.

 

Наутро жадная сестра Бобок отправилась к отцу, в надежде что-нибудь от него получить. Как подошла она к сливе, слива ее окликнула:

 

— Бобок, постой! Будь добра, почисти мои шипы.

 

— Вот еще! — ответила Бобок.- Пока я буду тебя чистить, много времени уйдет. Чисти себя сама.

 

Как дошла она до дерева, оно попросило ее подвязать его обломанную ветку. Но Бобок только рассмеялась.

 

— Мне-то что? Мне не больно! — говорит.- Я далеко уйду за то время, какое нужно, чтобы подвязать ветку. Проси кого знаешь!

 

Потом огонь сказал ей:

 

— Бобок, милая Бобок, почисти немного очаг, а то я задыхаюсь от пепла.

 

Но злая девушка ответила:

 

— Вольно ж тебе, глупому, пепел заводить! Неужто я стану помогать тем, кто сам себе помочь не может? Как бы не так!

 

Подошла она к ручью. Ручей попросил ее отгрести песок и сухие листья, но Бобок закричала:

 

— Стану я останавливаться, чтобы ты мог бежать! Нет, каждый сам за себя.

 

Наконец она пришла к отцу и решила, что заберет столько вещей, сколько два буйвола поднять смогут. Но не успела она войти во двор, как на нее накинулись брат и невестка; они стали бить ее и кричать:

 

— Это все твои проделки! Вчера подослала Горошину, сегодня сама пришла. Мы тут трудимся, а ты у старика добро выманиваешь. Уходи живее, пока цела!

Прогнали они ее, голодную и усталую.

 

— Не беда! — сказала Бобок.- Пойду к ручью, возьму у него ткань.

 

И правда, по воде плыла чудесная ткань, еще лучше той, что получила Горошина. Кинулась Бобок в воду, но попала на глубокое место и чуть не утонула.

— Не беда,- сказала она.- Возьму жемчуг с ветки.

 

Да, жемчуг висел на дереве, но когда Бобок потянулась за ним и схватила ветку, та обломилась и ударила ее по голове. И не успела она оглянуться, как кто-то унес жемчуг.

Голодная и усталая, добрела она до огня, а на огне пекся румяный пирожок. Жадно кинулась Бобок к пирожку, но уронила его и обожгла руку, а сорока тем временем подхватила пирожок и улетела.

 

«Ну, уж сливы-то я получу!» — подумала Бобок и побежала дальше.

 

Сливы висели на дереве, и она кинулась к ним, но только оцарапала себе руки и лицо о шипы.

 

Голодная, промокшая, усталая, вся в крови, еле добралась Бобок домой. А дома Горошина, уж конечно, приласкала ее, напоила, накормила и в постель уложила.

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets