все сказки мира

Сказка: о благочестивом царевиче

Сказка: о благочестивом царевичеРассказывают, что у повелителя правоверных Ха-руна ар-Рашида был сын, который достиг шестнадцати лет жизни, и жил он отвратившись от мира, шествуя по пути постников и богомольцев. И он выходил на кладбище и говорил: «Вы владели миром, но не спасло это вас, и пришли вы к могилам. О, если бы только я мог знать, что вы сказали и что было вам сказано!»

 

И он плакал плачем испуганного и устрашенного и произносил слова того, кто сказал:

Меня страшит обычай погребальный,

Мне горько слышать этот вопль печальный.

 

И случилось, что его отец проезжал мимо него торжественным выездом, и его окружали вазиры и вельможи царства и обитатели его страны, и они увидели сына повелителя правоверных, и на теле его был кафтан из шерсти, а на голове плащ из шерсти, и одни люди говорили другим: «Этот юноша опозорил повелителя правоверных среди царей. Если бы халиф пожурил его, он наверное отступился бы от того, чем он занят».

 

И повелитель правоверных услышал их слова и заговорил об этом со своим сыном и сказал: «О сынок, ты позоришь меня тем, что ты делаешь». Но его сын посмотрел на него и ничего не ответил. А потом он взглянул на птицу, сидевшую на одной из бойниц дворца, и сказал: «О птица, заклинаю тебя тем, кто тебя сотворил, сядь на мою руку». И птица опустилась на руку юноши.

 

А потом он сказал ей: «Вернись на свое место!» И птица вернулась на место. «Сядь.на руку повелителя правоверных»,- сказал ей царевич, но птица не захотела сесть на его руку. И юноша сказал своему отцу, повелителю правоверных: «Это ты опозорил меня среди друзей Аллаха своей любовью к здешнему миру, и я решил расстаться С тобой так, что вернусь к тебе только в будущей жизни».

 

И затем он спустился в Басру и работал там с рабочими, меся глину, и зарабатывал каждый день только дирхем и даник, и на даник он кормился, а дирхем раздавал милостыней.

Говорил Абу-Амир аль-Басри: «У меня в доме упала стена, и я вышел на стоянку рабочих, чтобы присмотреть человека, который бы поработал для меня.

 

И мой взор упал на юношу со светлым ликом, и я подошел к нему и приветствовал его и сказал: «Эй, молодец, хочешь поработать?» — «Да»,- ответил он. И я сказал: «Ступай со мной строить стену». А юноша молвил: «На условиях, которые я тебе поставлю».- «А каковы твои условия?» — спросил я. И юноша ответил: «Плата — дирхем и даник, и, когда прокричит муэдзин, ты отпустишь меня помолиться с людьми».

 

И я сказал: «Хорошо». И взял его и пошел с ним в дом, и он работал со старанием, подобного которому я не видел. И я напомнил ему об обеде. И он сказал: «Нет». И я понял, что он постится, а услышав призыв на молитву, он сказал мне: «Ты знаешь условие?» И я ответил: «Да».

 

И тогда он распустил пояс, и занялся омовением, и совершил омовение, лучше которого я не видывал, а потом он вышел помолиться и помолился с людьми, а после этого вернулся к работе, и я сказал ему: «О любимый, кончилось время работы — рабочие работают до предзакатной молитвы». Но он воскликнул: «Слава Аллаху! Моя работа до ночи». И не переставая работал до ночи.

 

Я дал ему два дирхема, и, увидев их, он спросил: «Что это?» И я ответил: «Это часть платы за твою старательную работу для меня!» Но он бросил мне дирхемы и сказал: «Я не хочу прибавки к тому, что было условлено между нами». И я стал его соблазнять, но не мог осилить и дал ему дирхем с даником, и он ушел. Когда же настало утро, я рано пошел на стоянку, но не нашел его и спросил про него, и мне сказали: «Он приходит сюда только в субботу».

 

И когда пришла следующая суббота, я отправился к этому месту, и нашел его, и сказал: «Во имя Аллаха! Пожалуй на работу!» А он молвил: «На условиях, которые ты знаешь».- «Хорошо»,-сказал я. И пошел с ним домой, и встал, и принялся смотреть на него, а он меня не видел. И он взял немного глины и положил ее на стену, и вдруг камни стали ложиться друг на друга, и я воскликнул: «Таковы друзья Аллаха!»

 

И юноша проработал этот день, и сделал за день больше, чем прежде, и, когда настала ночь, я дал ему его плату, и он взял ее и ушел.

Когда же пришла третья суббота, я пошел на стоянку, и не нашел юноши, и спросил про него, и мне сказали:

«Он болен и лежит в палатке такой-то женщины». А эта женщина была старуха, известная своей праведностью, и у нее была палатка из тростника на кладбище.

 

И я отправился к палатке и вошел туда, и вдруг вижу, он лежит на земле, и под ним ничего нет, и он положил голову на кирпич, и лицо его сияет светом. И я приветствовал его, и он ответил на приветствие, и тогда я сел у его изголовья, плача о том, что он молод годами и чужеземец и получил поддержку, повинуясь своему господу.

 

А потом я спросил его: «Есть у тебя в чем нужда?» И он ответил: «Да».- «Какая?» — спросил я. И юноша сказал: «Когда настанет завтрашний день, ты придешь ко мне на заре и найдешь меня мертвым; ты обмоешь меня, и выроешь мне могилу, и не скажешь об этом никому, а завернешь ты меня в кафтан, который на мне, но сначала распори его и поищи в кармане: вынь то, что там есть, и храни это у себя, а когда ты помолишься обо мне и похоронишь, отправляйся в Багдад и выследи, когда халиф Харун ар-Рашид выйдет, и отдай ему то, что ты найдешь у меня в кармане, и передай ему мой привет».

 

И затем он произнес исповедание веры и восхвалил своего господа красноречивейшими словами и произнес такие стихи:

«Я умру, ты исполни мое желанье: Ар-Рашиду в залоге моем посланье

Ты вручи, сказав: «Он хотел тебя видеть, На земле добровольно выбрав изгнанье.

Он любил тебя, но посвятил Аллаху Он свое земное существованье.

Потому твой сын от тебя удалился, Что отверг мирское очарованье».

 

А после этого юноша принялся просить прощения у Аллаха и воссылать привет господину благочестивых и прочитал некоторые стихи Корана, а потом произнес такие стихи:

«Счастью себя, мой родитель, не дай обмануть. Счастье минует, явив свою жалкую суть.

Если страдал хоть один человек на земле, Дашь за него перед Богом ответ, не забудь!

И, посмотрев, как другого в могилу несут, Помни: ты тоже в последний отправишься путь».

 

И когда юноша окончил свое завещание и стихи, я ушел от него и отправился к себе домой. Когда же настало утро, я пошел к нему на заре и увидел, что он уже умер,- да будет милость Аллаха над ним! И я обмыл его и распорол его карман и нашел там яхонт, стоящий много тысяч динаров, и тогда я воскликнул: «Клянусь Аллахом, этот юноша был до крайности воздержан в своей жизни!»

 

А потом, похоронив его, я отправился в Багдад и пришел ко дворцу халифа и стал ждать выхода ар-Рашида. И когда он вышел и я встретил его на какой-то дороге, я отдал ему яхонт. И, увидев яхонт, ар-Рашид узнал его и упал, покрытый беспамятством. И слуги схватили меня, а когда ар-Рашид очнулся, он сказал слугам: «Отпустите его и отошлите со всею учтивостью во дворец».

 

И слуги сделали так, как он им приказал, и, придя во дворец, халиф призвал меня, и ввел в свои покои, и спросил: «Что делает владелец этого яхонта?» И я отвечал: «Он умер». И описал халифу его положение. И халиф начал плакать и воскликнул: «Сын воспользовался, а отец обманулся! — А потом он крикнул: — О такая-то!»

 

И к нему вышла женщина, и, увидев меня, она хотела уйти обратно, но халиф сказал ей: «Подойди сюда, тебе не будет от него дурного». И женщина вошла и поздоровалась, и халиф бросил ей яхонт, и, увидев его, женщина закричала великим криком и упала без чувств, а очнувшись от беспамятства, она сказала: «О повелитель правоверных, что сделал Аллах с моим сыном?»

 

— «Расскажи ей про него»,- сказал халиф. И его начали душить слезы, а я рассказал женщине про юношу, и она стала плакать и говорила слабым голосом: «Как я стремлюсь тебя встретить, о услада моих очей! О, если бы я тебя напоила, когда ты не нашел поящего! О, если бы я развлекла, когда ты не нашел развлекающего».

И затем она пролила слезы и сказала такие стихи:

 

«О, как не плакать о нем, чей жребий был так жесток; Средь вездесущих скорбей он друга найти не мог.

Рожден для величия среди знатнейшей родни, Он выбрал ничтожество, остался он одинок.

Вглядимся в пестрые дни, минующие стремглав; За ними таится смерть, мы здесь на короткий срок.

Судил великий Аллах ему в изгнании жить, И я не могла сказать ему: «Подойди, сынок!»

Так нас разлучила смерть, но мы увидимся вновь, Когда подведет Господь величественный итог».

 

И я спросил: «О повелитель правоверных, разве это твой сын?» И халиф ответил: «Да. Раньше, чем я получил эту власть, он посещал ученых и сиживал с праведниками,

а когда я получил власть, он стал меня избегать и отдалился от меня. И я сказал его матери: «Этот ребенок предался Аллаху великому, и, может быть, постигнут его беды, и он будет бороться с испытаниями. Дай ему этот яхонт, он найдет его в минуту нужды».

 

И она дала ему яхонт и упрашивала сына взять его, и тот исполнил ее приказание и взял его, а потом он оставил наш земной мир, и исчез от нас, и отсутствовал, пока не встретил Аллаха, великого, славного, чистый и богобоязненный».

 

«Поднимайся, покажи мне его могилу!» — сказал мне потом халиф, и я вышел с ним и шел до тех пор, пока не показал ему могилу. И халиф\’стал так рыдать и плакать, что упал без чувств, а очнувшись от беспамятства, он попросил прощения у Аллаха и воскликнул: «Поистине, мы принадлежим Аллаху и к нему возвращаемся!» И помолился о благе своего сына. И затем он попросил меня о дружбе.

 

И я сказал: «О повелитель правоверных, поистине, в твоем сыне для меня величайшее назидание». И я произнес такие стихи:

«Изгнанник я на земле среди невзгод и разрух. Изгнанник я, для ме.ня взгляд ближнего слишком сух.

Изгнанник я, ни семьи, ни сына нет у меня. К моей последней мольбе попутчик случайный глух.

Нигде мне приюта нет, мое жилище — мечеть. Куда еще я пойду? Мой пламень почти потух.

Хвала Вседержителю, властителю всех миров За то, что в теле моем еще остается дух».

Article Global Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Eli Pets