все сказки мира

Казахские сказки: Как палтус на треске женился

Казахские сказки: Как палтус на треске женилсяОднажды бедный и одинокий человек — рыбак Чор Хо из дальней деревушки, где протекала маленькая речка, пришел на берег большого залива Иосу . Хотел он здесь, глядя на морской простор, скуку свою развеять, а заодно и крупной рыбы половить. Бедняку богатая добыча — никогда не помеха.
Закинул Чор Хо небольшой кошельковый невод. Сидит и ждет, когда тот крупной рыбой наполнится, задумчиво смотрит на сверкающую под солнцем воду, похожую на переливчатую серебристую чешую.
Вдруг Чор Хо заметил, как к самому берегу подплыл маленький, с длинной раздвоенной бородкой барбуленок. Горбатая спинка у него золотом сверкает, будто не рыбка, а золотой самородок появился у самых ног рыбака. Встал барбуленок на хвост и заговорил с рыбаком:
— Напрасно, Чор Хо, ты улова ждешь. Все рыбы сегодня еще с утра на дно ушли. А там такое творится, такое творится: смеху не оберешься!—рассказывал, захлебываясь от восторга, барбуленок.
— Что же это там творится? — недоверчиво спросил Чор Хо.— Уж не вздумал ли ты, барбуленок, обмануть меня? А? Сочиняешь ты, черт знает что!
— А вот и не сочиняю!— обиделся барбуленок.— Если, бы ты сам смог посмотреть, умер бы от смеха! Там ведь палтус на треске женится!
— На треске? Палтус? Женится?— удивился Чор Хо и тут же упрекнул барбуленка:
— Неправда все это! Выдумал ты!
Но тот ничего не услышал — его уже и след простыл.
Иосу— один из заливов Желтого моря.
Нырнул веселый и болтливый барбуленок опять на дно. ° Решил до конца досмотреть, что из этой необычной свадьбы получится.
На что уже лососи, бычки и миноги, которым жить-то всего до первого потомства, и те, услышав о свадьбе, покинули свою пелагику и на самое дно припожаловали. А уж вертлявому и везде шныряющему барбуленку и подавно такое зрелище любопытно.
А случилось все это так.
Как-то морской глазастый окунь, не мечущий икру, а живородящий, собрав вокруг себя большую стаю рыб, начал рассуждать:
— Вы вот все обижаетесь на меня за то, что я будто бы икру вашу поедаю, едва она превратится в мальков и сеголеток. А почему бы вам всем не перестать метать икру, а пережениться и приносить живых детенышей, вот как я…
Зашептались рыбы между собой, удивленные таким необычным предложением морского окуня. А потом шумно заспорили.
Кому-то понравилось предложение окуня. Но многие рыбы возмутились и готовы были поднять все камни со дна моря и забросать ими этого нахального морского сородича. И между собой у них шумные споры вскоре перешли в горячие схватки, при которых немало было потеряно чешуи.
Тогда длинная и всевластная рыба-меч, любившая подшутить, вдруг предложила:
— Зачем споры!? К чему все эти ваши схватки? Давайте возьмемся за дело. Ну кто из вас и с кем хотел бы пережениться? Я жду ответа.
Однако все рыбы молчали, будто воды в рот набрали.
— Ну, вот ты, треска,— не унималась рыба-меч,— посмотрика на себя, как ты высохла от тоски. В тебе же ни жиринки нет. Вот тебе бы и следовало первой выйти замуж!
Треска от внезапного предложения не то тяжко вздохнула, не то сказала:
— А-а-ах!
Да при этом так широко ахнула, что ее рот так и разорвался надвое.
— Ну, а ты, палтус, как думаешь?—обратилась рыба-меч к жирному, еле шевелящемуся на дне широкоспинному палтусу.— Почему бы тебе не жениться на треске? Гы знаешь, какое бы чудесное потомство было у вас!
Но палтус ни слова не сказал в ответ. От презрения к сухой костистой треске он так страшно скривил свой маленький рот, что тот сразу подался куда-то в бок, да и глаза от сильно презрительного взгляда тоже сползли на сторону.
Попытался было палтус вернуть свои глаза и рот на прежние места, но не тут-то было. Тогда он, важный и жирный, коверкая искривленным ртом слова, сказал:
—- Пуюсть вон желтопьерая камбала, тоже плавающая на широком брюхе, женится первой на треске.
Как услышала камбала, что белокожий палтус сказал о ней вроде бы что-то недостойное, так и у нее от удивления маленький рот тоже скривился и глаза, как у палтуса, тоже сползли на сторону…
Вот над этим от всей души и немало посмеялся вееелый барбуленок. Тут же он выплыл на поверхность моря к берегу и обо всем рассказал рыбаку Чор Хо. А тот, думая, что барбуленок насмехается над ним, ничему не поверил.
Но когда солнце начало спускаться за ближайшие горы, невод бедного рыбака Чор Хо вдруг так заколыхался, будто его заполнили сотни самых крупных рыб. На этот раз Чор Хо вытащил богатую добычу. Стал он ее выгружать в мешок и среди множества других рыб заметил треску, палтуса и камбалу.
Внимательно разглядел Чор Хо их и убедился, что барбуленок был прав: у сухой костистой трески рот, действительно, стал таким огромным, будто она до сих пор удивляется, что ей первой предложили пойти замуж. А у белокожего огромного жирного палтуса и у камбалы, рты, действительно, оказались искривленными, а глаза где-то сбоку.
Вернулся Чор Хо в деревушку и каждому, кто встречался, рассказывал о происшедшем чуде, а в подтверждение рассказа целую неделю показывал этих диковинных рыб.
С тех пор во всех морях и океанах треска, палтус и камбала ловятся только такими, какими выловил их бедный рыбак Чор Хо.
Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive