все сказки мира

Сказка: Мирточка

Сказка: МирточкаВ одной стране далекой, затерянной в песках пустынных, где редко встретишь кустик иль травинку, жил во дворце фарфоровом принц Веджвуд, вокруг дворца раскинулась столица той страны, и все дома в ней были из фарфора, а недалеко от столицы поселился горшечник со своею женою, рядом — поле, откуда он брал глину, тут же — печки. А детей у них не было, оттого и коротали они свой век одни — одинешеньки. Была та страна ровная и плоская, словно озеро какое, ни тебе деревца, ни цветка, мрачный вид она имела и угрюмый. Каждый день муж с женою обращали свои молитвы к небесам, всё просили — ниспошли нам, боже, ребеночка, чтобы было с кем словечком перемолвиться, чтоб веселее было век свой доживать, но глухими оставались небеса к их молитвам. Горшечник все расписывал свои изделия ангелочками, а жена его все грезила во снах о лугах зеленых, о кустах прелестных, о деревьях, подле которых ребятишки резвятся; ибо коли поселится в душе мечта заветная, то не даст она покоя ни днем ни ночью.

Как-то раз приготовил горшечник своей жене ко дню рождения два подарка красивых: колыбельку чудесную белизны небывалой, всю расписанную головками ангельскими и розами, да большую кадку цвета алого, по краям украшенную бабочками и листьями. Застелила она колыбельку как положено, а в кадку наносила земли тучной, которую перетаскала она в своем переднике с поля, и поставила оба подарка подле своей кровати, все надеясь, что услышат небеса ее просьбу. И вот как-то вечером принялась она, как обычно, молиться, но молилась особенно усердно, душу всю вложила в те слова:

 

На ребенка уповаю! Боже, верую во власть! На коленях умоляю!.. Дочь родится — станет прясть Покоряясь женской доле, Песни петь, тебе молиться Если же Господней Волей У меня сынок родится, Будет он умен и честен И отваги полн в бою — И заслуженно известен Здесь и там, в любом краю Счастье, Боже, в колыбели, Но пуста она доселе! Если ж этому не быть И забыть, что значат дети, Дай хотя бы посадить Деревцо на белом свете. Пусть растет оно, ветвится, Чтобы мне с моим супругом Нескончаемым досугом Было место насладиться

 

Помолилась так славная женщина, обливаясь слеза ми, и пошла потом почивать. Ночью разразилась буря страшная, гром гремел, сверкали молнии, а одна была такая яркая, что осветила всю спальню. Под утро буря улеглась, занимался день чудесный, ветерок прохладней проникал в открытое окно, и приснился тут горшечнице сладкий сон, будто сидит она под прекрасным миртовым деревцем, рядом — муж ее любезный, и почудилось ей зашуршали-зашелестели листочки, на том она и просну лась, и гляди-ка, на подушке лежит свеженькая молоденькая миртовая веточка, нежными листочками играет ветер, а они трепещут и касаются тихонько ее щек. Обрадовалась она несказанно, разбудила мужа, показала веточку, а потом помолились они богу, поблагодарили его за то, что послал он им существо живое, что зацветет-зазеленеет оно им на радость. Осторожно посадили они веточку в кадку подаренную, и с того дня не было им занятия милее, чем поливать то деревце иль на солнышко выносить, защищать и оберегать его. Веточка миртовая в руках заботливых подрастала с каждым днем, и вселяло это в их души мир и покой.

 

И вот однажды прибыл в те края правитель главный, принц Веджвуд, в сопровождении мужей ученых. Дело в том, что в столице Фарфории, где дома строили только из фарфора, к тому времени все запасы подходили к концу, и потому приехали они сюда в поисках фарфоровых глин.

 

Вошел принц к горшечнику в дом, чтобы спросить у него совета, но как увидел миртовое деревце, поразила его красота такая, и забыл он сразу обо всем на свете и от восторга воскликнул:

 

— Сколь прекрасно, сколь очаровательно это миртовое деревце! Дарует мне усладу вид один! Взгляну лишь, и сердце все трепещет! Хочу я быть всегда подле дерева чудного, нет, не могу уж боле и жить я без него, хочу владеть им безраздельно. Всё, его я покупаю!

 

Сказав это, обратился принц к супругам и спросил, сколько просят они за деревце свое. Отвечали они ему, смиренно поклонившись: дескать, деревце они не продают, ибо для них оно дороже всего на земле.

 

— Ах,- сказал горшечник,- нет жизни для меня, если не увижу я своего деревца миртового, я так люблю его, так дорожу им — будто это мой ребенок, и за него мне не нужно и царства целого!

 

Загрустил-запечалился принц Веджвуд, услыхав слова такие, и отправился восвояси. Но уж так он тосковал-горевал, так мечтал о деревце своем, что не выдержал и занемог совсем, и было это для страны большое горе.

 

Отправились тогда к горшечнику и его жене гонцы и потребовали, чтобы отдали они деревце миртовое, а не то умрет принц от тоски-печали. Долго-долго уговаривали их гонцы, и в конце концов жена горшечника дала ответ такой:

 

Он без деревца миртового чахнет, мы же без деревца тоже жить не можем. Значит, коли хочет принц иметь деревце наше, пусть и нас берет к себе во дворец, отдадим мы деревце ему и будем просить его нижайше, чтобы взял он нас на службу, сможем мы тогда на наше деревце хоть одним глазком глядеть и радоваться.

 

Понравилось это предложение посланникам, отрядили тут же в город всадника, чтоб скорее известил он принца, что, мол, будет деревце доставлено вскорости, чтоб крепился принц, не унывал. Вот поставил горшечник кадку с деревом на носилки, каковые жена устлала платком шелковым, заперли они домишко свой и понесли любимое деревце в город, куда препроводили их гонцы.

 

Им навстречу выехал сам принц в карете, приготовил он леечку золотую, чтобы сразу полить полюбившееся ему деревце, при виде которого он заметно повеселел, приободрился. А четыре девы юные, все в белом, розами чудесными украшенные, поднесли балдахин шелка алого, накрыли им деревце и понесли торжественно во дворец. Детишки осыпали процессию цветами, а весь народ на радостях кидал монеты звонкие. Только девять девиц в том городе не примкнули ко всеобщему ликованию и в душе желали, чтоб засохло это деревце миртовое, ведь раньше, до того как принц его увидел, захаживал он частенько к ним, и каждая из них в душе мечту лелеяла — стать правительницей города Фарфории. Но как только появилось это деревце, забросил он их совсем, оттого они так уж злы были на деревце безвинное, что даже носу не казали на улицу в этот радостный день. Принц же велел поставить деревце в своей комнате, у окошка, а горшечнику и его жене предоставили домик во дворцовом парке, откуда они в любой момент могли увидеть свое детище любимое, ну а они, люди славные, и тем были довольны.

 

Вскоре принц уже совсем оправился. Как ухаживал за деревцем он, одаривая его любовью и вниманием! Деревце в свой черед росло, становилось все ветвистей и раскидистей. Как-то раз однажды вечером присел принц на краешек своей кровати. Рядом деревце миртовое стояло. Было во дворце спокойно, тихо, оттого он не заметил, как заснул. Но когда спустилась ночь темная, услышал он удивительные звуки — то шелестело его деревце миртовое. Тут проснулся он и стал прислушиваться, и почудилось ему, будто кто-то движется по комнате, прямо как наяву, источая сладкий аромат. Он совсем затих, притаился, и все вслушивался, и вот, когда заметил он, что деревце так странно зашелестело-зашуршало, он запел:

 

Мирт, зачем твой тихий шорох, Дрожь твоих тенистых веток? И о чем твоя кручина?

А в ответ ему раздался чей-то нежный, тихий голосок:

Раз любовь и боль во взорах, То любовь и боль в ответах,- Обожаю господина!

 

Так понравился принцу голос этот восхитительный, ну не сказать словами. Но какова же была его радость, когда он увидел ясно, что на скамеечке подле него кто-то сидит; хотел он было проверить — кто это, но чья-то нежная рука взяла его руку и уста запечатлели поцелуй. А потом услышал он слова такие:

 

— Повелитель мой верный, принц любезный, не спрашивай меня — кто я и откуда, дозволь мне изредка в тиши ночной вот так сидеть подле ног твоих, чтобы могла я отблагодарить тебя за заботу, какою окружаешь ты меня и деревце мое, ибо я живу в нем и зовут меня Мирточка; благодарность за твою доброту переполнила меня, все росла я день ото дня, но стало тесно мне в этом деревце, и дозволило мне небо принимать порою человеческое обличье, чтоб тебя могла я иногда навещать.

 

Принц пришел в восторг от этих слов и почувствовал себя безмерно счастливым от такого дара небес. Несколько часов они беседовали, и говорила она столь мудро, рассудительно, что появилось у принца страстное желание увидеть Мирточку лицом к лицу. Девушка ему на это возразила:

 

— Дозволь мне сначала песенку тебе пропеть, и тогда увидишь ты меня. Тут она запела:

 

Тихо, мирт мой милый, Тихо в мире всем. Лунное светило Служит пастухом Для отары звездной. В небе — водопой. Тихо, мирт, и поздно… Свидимся с тобой.

 

И пока она пела, листья на деревце нежно шелестели, облака плыли по небу медленно, а фонтан журчал в саду тихо-тихо, и мелодия той песни была столь певучей, сладкозвучной, что заснул принц, сам того не заметив, но едва закрыл глаза он, поднялась тихонечко Мирточка и скрылась в своем зеленом пристанище. Проснулся поутру принц и увидел, что скамеечка пуста; так и не мог понять он до конца, было ль то все наяву или во сне; но когда он посмотрел на деревце и увидел, все оно усыпано цветами, то решил, что, наверное, Мирточка не пригрезилась ему. Никто еще так страстно не желал наступления ночи, как он. Едва только начало вечереть, удалился он к себе, сел на краешек кровати и принялся поджидать Мирточку. Вот уже и солнце село, вот и сумерки спустились, ночь настала. Зашелестели листочки на деревце, и появилась Мирточка, уселась на скамеечку и принялась рассказывать истории всякие, прекраснее которых он никогда ничего не слышал. Слушал принц и все наслушаться не мог, и когда он снова попросил дозволить ему свет зажечь и на нее взглянуть, вновь запела она песенку свою:

 

Тихо, мирт мой милый, Всюду и везде. Птица приклонила Голову в гнезде.

Для отары звездной В небе водопой. Тихо, мирт, и поздно… Свидимся с тобой.

 

И снова задремал принц и проснулся только утром, как и прежде в некотором смятенье, и снова дожидался он наступления ночи с тем же нетерпением. Но и в этот раз было все, как прежде: попросит он разрешения взглянуть на нее, а она запоет свою песенку и нагонит на него дрему. Так прошло семь ночей, и за это время преподнесла она ему немало мудрых уроков, как страною управлять, как — народом. Еще пуще разожгла она тем самым любопытство принца, еще больше прежнего захотелось ему увидеть Мирточку. И тогда велел он укрепить под потолком своей комнаты сеть шелковую, чтоб в любой момент ее можно было незаметно опустить; сделал так и снова стал ночи дожидаться. И вот в урочный час появилась Мирточка на своей скамеечке и начала ему глубокомысленно растолковывать, в чем сущность настоящего доброго князя-правителя, а потом уж собралась было снова петь свою колыбельную, но он обратился к ней с такими словами:

 

— Сегодня дай мне песенку тебе пропеть. После долгих уговоров уступила она, и пропел он тогда такую песенку:

 

Слышишь голос родниковый, Стрекозиный резкий звон? Слушай, слушай, слушай снова! Умерший во сне — спасен! Тот спасен, навек крылатый, Кто на небо вознесен, Райской сини соглядатай,- А крыла дарует сон! Тот спасен, дитя простора, Кто отринул нашу тьму. Спи, сновидь, летай — я скоро Разбужу и обниму!

 

Пел принц песенку свою так нежно-убаюкивающе, что Мирточка сама не заметила, как задремала подле его ног; и тогда опустил он сеть, накинул ее на Мирточку, а потом засветил лампу и увидел он,- святые небеса! — как вы думаете, кого? Деву чудную — краше не бывает на свете: лицо ее — как ясная луна, такое нежное и чистое, а кудри — словно золото переливаются на лбу, на голове — изящный венчик, сплетенный весь из миртовых цветов; наряд на ней расшитый серебром, и руки сложены молитвенно. В немом восторге, в изумленье полном принц долго созерцал свою подругу и наставницу свою, но радости не смог тут удержать и крикнул он, ликуя:

 

— О совершенство, добродетель, красота, сколь облик твой прекрасен! Кто тебя хоть раз увидит, тот уж не сможет жить без тебя!

 

Тут взял ее он руку и надел свое кольцо серебряное на пальчик, потом молвил:

 

— О, пробудись ото сна, прелестная подруга, возьми ты сердце у меня и трон, не покидай меня отныне!

 

Проснулась в тот же миг она и, увидав, что лампа зажжена, зарделась и затушила ее тотчас же. Потом запричитала Мирточка, заплакала: ты, мол, поймал меня врасплох, не будет счастья нам. Но принц уж так просил у нее прощения, что простила его Мирточка и пообещала стать его женой, правительницей той страны, коль будет ей на то родительское благословение. А принц пускай все приготовит к свадьбе и спросит позволения родителей ее, но до того им больше видеться нельзя, мол, вовсе. Принц согласился на все, только спросил, как он ей даст знать, что все приготовления закончены, на что она отвечала:

 

— Повесь маленький серебряный колокольчик на самую верхушку деревца, и как только ты позвонишь, я тотчас же явлюсь.

 

С этими словами разорвала она сеть, дерево зашуршало, и Мирточки уж и след простыл.

 

Едва только день занялся, как принц созвал к себе своих министров и советников, сообщил им о том, что он вскоре собирается жениться и что они должны все справить для проведения самых наироскошных свадебных торжеств, какие только бывали в этой стране. Обрадовались этому советники необычайно и нижайше попросили только огласить имя невесты, чтобы можно было сделать специальную светящуюся монограмму. На это принц ответил:

 

— Первая буква ее имени «М», и к празднику везде, где только можно, должны быть изображены миртовые веточки.

 

Советники собрались уж было уходить, как вдруг неожиданно пришло известие, будто в придворном зверинце взбесился кабан, вырвался на волю и перебил весь китайский фарфор, что был выставлен на обозрение в стеклянных беседках; если зверь не будет немедля пойман и убит, говорилось там, то перекусает он всех кабанов и те тоже взбесятся, и тогда уже они все вместе легко обратят Фарфорию в груду осколков. Дело не терпело отлагательства, и потому принц наказал советникам заняться приготовлениями к празднеству, а сам выехал со своими егерями на охоту.

 

Когда принц выезжал со двора, девять злых девиц — те самые, которые не принимали участия во всеобщем ликовании, когда миртовое деревце вносили в город,- принаряженные, напомаженные, высунулись из окошка, надеясь, что принц заметит их и поприветствует, но все напрасно, хоть они даже и на подоконник легли и уж так далеко высунулись, что того и гляди на дорогу вывалятся. Принц и бровью не повел, сделал вид, будто и вовсе не замечает их. Раздосадованные таким обращением, собрались они все вместе и решили принцу отомстить за это. Ведь историю-то со взбесившимся кабаном они сами нарочно выдумали, чтобы заставить принца, который теперь нигде не показывался, выйти из дворца. А китайский фарфор в беседке — так это они подговорили слуг своих разбить. И вот как раз в тот момент, когда они все собрались, вошел отец одной из девиц — она была самая старшая из них — и сообщил дамам, что они должны готовиться к свадьбе, принц, мол, женится на некоей принцессе М., и еще велел он, дескать, все иллюминировать и украсить веточками миртовыми. Едва они остались одни, как тут же дали волю своей злости, ведь каждая из них воображала, что займет трон фарфоровой страны.

 

Велели они тогда прийти строительных дел мастеру и приказали вырыть подземный ход прямо к спальне принца; захотели они подсмотреть, кого это он там прячет. И вот, когда был тот ход подземный готов, подговорили они еще одну молодую девицу пойти с ними, сами-то не сказали, что затевают, ну а та согласилась, но из любопытства только, не по злому умыслу; взяли же они ее с собою только для того, чтобы там оставить и потом на нее все свалить. И вот однажды ночью взяли они фонари и пробрались подземным ходом в комнату принца, все обыскали-обшарили, все перерыли и были крайне удивлены, оттого что ничего особенного не обнаружили, кроме вот, пожалуй, дерева миртового. На нем-то они и выместили всю злость свою, пооборвали все ветки да листья, а когда они хотели было и верхушку у него сломать, зазвенел колокольчик и нежданно-негаданно вышла прямо из дерева Мирточка в платье нарядном подвенечном — думала она, что это принц ее на свадьбу кличет. Поначалу изумились злодейки, но потом догадались, что красавица эта и будет будущей княгиней, навалились они на нее да и убили самым жесточайшим образом — разрубили Мирточку на мелкие кусочки, каждая взяла себе по пальчику бедняжки; только та, десятая, девица осталась непричастной, плакала и причитала все она, ну а те злодейки заперли ее, да и скрылись тем же путем, что пришли. Когда же камергер принца, которому под страхом смертной казни было велено каждый день поливать миртовое деревце и убирать в комнате так же усердно, как и в присутствии принца, вошел в комнату, чтобы сделать так, как было приказано, охватил его ужас неописуемый от представившейся перед ним картины — на полу в крови, растерзанная, лежала Мирточка, а само деревце стояло все поломанное и без листьев. Никак не мог он взять в толк, что все это значит, ведь не ведал он ничего о существовании Мирточки. Тут девица молодая, что забилась, обливаясь слезами, в уголок, рассказала ему, как все было. Горько плача и рыдая, подобрали они все косточки, все кусочки бедняжки погубленной и закопали их под растерзанным деревцем в кадке, так что получилось даже что-то наподобие могилки; потом вымыли они пол чисто-чисто и полили деревце водой, перемешанной с кровью, все убрали в спальне принца и заперли ее, а сами, подгоняемые страхом, поспешили скрыться, барышня же взяла себе на память локон убиенной Мир-точки. , Тем временем все приготовления к свадьбе были / почти закончены, и принц, так и не обнаружив взбесившегося кабана, вернулся снова в город. Перво-наперво пошел он к горшечнику и его жене, рассказал им всю историю про Мирточку и попросил у них родительского благословения. От восторга старики чуть дара речи не лишились, услыхав, что в деревце том миртовом выросла дочка, и теперь им стало ясно, отчего так полюбили они деревце. Радостно дали они свое согласие и отправились вместе с принцем во дворец, чтобы собственными глазами увидеть свою доченьку. Но когда вошли они в комнату, где стояло деревце, открылась им печальная картина: на полу — пятна крови, а деревце все истерзано, поломано, рядом же — могилка. Закричал тут принц, закричал горшечник, закричала жена его:

 

— О невеста моя возлюбленная!

— О дитя наше дорогое! Где же ты? Покажись, предстань перед родителями твоими несчастными!

 

Никакого отклика на их мольбы, и отчаяние их было безмерно. И сидели они все трое, горемычные, подле деревца и поливали его своими слезами, и все в стране в смятении были полном и печали.

 

Так, страдая и мучаясь, принц, горшечник и жена его продолжали усердно выхаживать свое деревце, отдавали они ему всю душу, и вот появились на нем новые побеги, отчего все возрадовались необычайно, только на верхушке недоставало еще нескольких листочков да на одной большой ветви — пяти веточек, а на другой — четырех, лишь один отросточек начал только-только выходить. На него-то и глядел принц день-деньской, и каково же было его изумление, когда однажды утром он увидел, что отросток вырос, а на нем — колечко, которое он дал Мирточ-ке, и казалось, что и впрямь это пальчик настоящий с тем кольцом серебряным. Никакими тут словами не выразить восторг, охвативший принца, ибо он решил теперь, что Мирточка оживет и будет жить. На следующую ночь сидели они все трое подле деревца и молили его наинежнейшими словами подать хоть какой-нибудь знак. Зашумело-зашелестело деревце и откликнулось такою песенкой:

 

Пощадите!

Поглядите!

Пальцев нету девяти!

Принц, вон мирт стоит пригожий,

А ветвей ведь — девять тоже!

Что ж им попусту расти?

Пощадите!

Рассудите!

Девять пальцев мне верните!

 

Взволновались принц и родители от песни той, и повелел принц на следующий день разослать гонцов по всей стране — кто доставит во дворец самую красивую миртовую веточку, наградит того он щедрою рукою по-королевски. Дошел слух сей и до злодеек тех, что расправились с Мирточкой так жестоко, и обрадовались они тому известию, потому что каждая в тот день ужасный унесла с собою по пальчику Мирточки и закопала в землю, ну а вскоре появились всходы на том месте. Вот нарядились они, разукрасились и пошли чередою во дворец, каждая со своею веточкой, ибо думали они, что слова принца давешние означают, что он руку свою той отдаст, что доставит лучшую веточку. Принял принц их веточки и велел передать, что даст ответ им вскоре, они же, мол, пусть готовятся к празднику большому. И вот когда все веточки положил он перед деревцем, раздался тогда из деревца голосок:

 

Веточки мои, о где вы? Пальцев нет у юной девы. Пальцы, принц, мои найди И к венцу меня веди.

 

Тогда закопал принц девять веточек и девять пальчиков под деревцем, и в тот же день проросли девять новых росточков. Тут пришла во дворец та самая девушка, что взяла с собою только локон на память, и оставила пальчик с кольцом, бросилась к принцу в ноги и сказала:

 

— Государь мой, нет у меня миртовой веточки, да и рада я тому, что нет ее у меня; но хочу я отдать тебе этот локон и просить тебя об одной милости.

Обещал ей принц исполнить все, и поведала она ему тогда, как убийство свершилось, и попросила его простить камергера, что в страхе прячется с тех пор, и дозволить им обручиться.

 

Дал тогда принц ей письмо, в котором написал, что прощает своего камергера, и побежала она в лес, где ее возлюбленный в дупле прятался и куда она ему каждый день еду носила. Обрадовался камергер счастью такому и вернулся вместе с девушкой в город. Принц же закопал тот локон. Снова деревце тогда заговорило:

Вернулась вся Моя краса. Жених, зови На пир любви!

 

И вот велел тогда принц созвать весь народ ко дворцу на пир великий, и когда все собрались, вынесли деревце /Ш миртовое под балдахином, горшечник же и его жена укрепили сверху венчик из цветов, золотыми нитями переплетенный, и вот тут и появилась Мирточка, из деревца вышла, в подвенечном платье прекрасном, и, обливаясь слезами радости, сердечно обняли ее родители,- ведь ни разу еще не видали они свою дочку; подошел и принц, счастливый, поприветствовать невесту свою. Увидали все это злодейки, не по себе им стало, пот холодный их прошиб; принц же обратился к своим подданным с таким вопросом:

 

— Что заслуживает тот, кто обидит Мирточку, кто зло ей причинит?

 

Каждый выступил, и все придумывали наказание одно страшнее другого, и когда очередь дошла до злодеек, сказали они в один голос:

 

— Провалиться тому с головою сквозь землю, пусть только руки одни торчат из земли.

 

Не успели они вымолвить это, как расступилась земля и сгинули злодейки, а на месте том поднялась трава дикая, коринник пальчатый. Ну а потом справили свадьбу принца и Мирточки, и тогда же обвенчались камергер с той девушкой. Вскоре небо подарило принцу сына, и досталась ему колыбелька красивая, что изготовил когда-то старый горшечник. Народ весь в стране веселился и радовался.

 

А миртовое деревце скоро разрослось, превратилось в дерево могучее, и пришлось пересадить его в чисто поле. Пожелала тогда Мирточка, чтоб росло оно у хижины ее родителей; так и сделали, а хижина со временем превратилась в дом большой, красивый, а потом уж рядом с деревом тем целый лес миртовый вырос, и внучата горшечника и его жены играли в нем, ну а когда старики умерли, похоронили их, согласно их желанию, под тем деревом миртовым. Теперь уж и принц с Мирточкой покоятся там, ибо нет их ныне в живых,- думаю, что умерли они уже, ведь все это было так давно-давно.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive