все сказки мира

Сказка: телесик

Сказка: телесикЖили-были дед да баба. Состарились они, нас на старости доглядит? Кто нам глаза закроет?\» Вот баба и просит деда:

— Поезжай, старый, в лес, выстругай там мне деревяшечку да сделай зыбочку; положу я деревяшечку в зыбочку и буду качать: будет мне хоть забавка.

 

Дед сначала не хотел, а баба всё просит да просит; послушался он, поехал. Выстругал деревяшечку, сделал зыбочку. Положила старуха деревяшечку в зыбочку, качает и песню напевает:

 

Качала-колыхала до той поры, покуда не пришло время спать. Встают они утречком — глядь, а из той деревяшечки сделался сынок маленький! Они обрадовались и назвали того сынка Телеси-ком.

 

Горюют, жалуются:

 

— Яюли-люли, Шелесищ Сварила я кулешищ,, Сварила я киселищ Яюли-люли, Шглесищ!

 

Вот сынок растёт да растёт и такой стал пригожий — старик со старухой не нарадуются! А как подрос он, то и говорит:

 

— Сделай мне, тятенька, золотую лодочку и серебряное весельце: буду я рыбку ловить да вас кормить.

 

Дед сделал золотую лодочку и серебряное весельце. Спустили лодочку на речку, Телесик и поехал. Вот он всё ездит по речке, ловит рыбку да кормит старика со старухой. Наловит, отдаст — и опять поедет. А старуха ему еду носит, каждый раз приговаривает:

 

— Гляди, сыночек, как я покличу — плыви к бережку, как кто чужой — плыви дальше.

 

Как-то стряпала она ему полдник, принесла к берегу и кричит:

 

— Шелесику, Шелесику, Сбарила я щлешику — Шриплынъ, пристань у бережка!

 

Телесик услышал.

 

— Плыви, плыви, лодка, к бережку! То моя матушка полдник принесла.

 

Приплыл. Пристал у бережка, наелся, напился, отпихнул золотую лодочку серебряным весельцем и поплыл дальше рыбку ловить.

А змея подслушала, как мать кликала Телесика, пришла к берегу и давай вопить грубым голосом:

 

— Шелесику, Шелесику, Сварила я кулешику — ОТриплынъ, пристань у бережка!

 

А он слышит…

 

— То не моей матушки голос! Плыви, плыви, лодка, дальше! Плыви, плыви, лодка, дальше!

 

Взмахнул весельцем — лодочка и поплыла. А змея стояла, стояла и ушла ни с чем.

 

Вот Телесикова мать сварила обед, принесла к бережку и кличет:

 

— Шелесику, Шелесику¦ Сварила я кулешику — Лриплынъ, пристань у бережку!

 

Он услышал.

 

— Плыви, плыви, лодка, к бережку! То моя матушка обед принесла.

 

Приплыл к бережку, наелся, напился, отдал матери рыбку, отпихнул лодочку и поплыл опять.

А змея приходит к берегу и снова кличет грубым голосом:

 

— Шелесику, Шелесику, Сварила я кулешику — Шриплынъ, пристань у бережка!

 

А он почуял, что это не матушкин голосок, да взмахнул весельцем:

 

— Плыви, плыви, лодка, дальше! Плыви, плыви, лодка, дальше!

 

Лодка и поплыла дальше. Змея видит — не выходит её дело, пошла к кузнецу:

 

— Кузнец, кузнец! Скуй мне такой тоненький голосок, как у Телесиковой матери.

— Кузнец и сковал. Змея пришла к берегу, стала кликать:

 

— Шелесику, Шелесику, Сварила я кулешику — Яриплынъ, пристань у бережка!

 

А он подумал, что это матушка.

 

— Плыви, плыви, лодка, к бережку! То моя матушка поесть мне принесла.

 

Да и приплыл к бережку. А змея выхватила его из лодочки и потащила к своей хате. Принесла:

 

— Змеючка Алёнка, отвори! Алёнка отворила, змея вошла в хату.

 

— Змеючка Алёнка, натопи печку жарко-пре- -жарко да зажарь мне Телесика. А я пойду гостей звать — будем гулять.

И полетела скликать гостей. Вот Алёнка натопила печь жарко-прежарко и говорит:

 

— Садись, Телесик, на лопату! А он говорит:

— Я не умею. Как садиться?

— Да садись скорей! -; кричит Алёнка. Он положил на лопату руку.

— Так? — спрашивает.

— Да не так! Садись совсем. Он положил голову:

— Может, так?

— Да не так, нет! Садись весь.

— Ну, как же? Может, так? — И положил ногу.

— Да не так, — говорит. — Нет, не так!

— Ну покажи как, — говорит Телесик, — я ведь не знаю!

 

Она стала показывать. Только села, а он за лопату хвать — и задвинул Алёнку в печь, печь заслонкою прикрыл, а сам запер хату, влез на пре-высоченный явор* и сидит.

Вот змея прилетела с гостями:

 

— Змеючка Алёнка, отвори! Ни слова.

— Змеючка Алёнка, отвори! Не отзывается.

— Вот вражья Алёнка! Куда её унесло? Змея сама отворила хату, впустила гостей, все уселись за стол. Отодвинула змея заслонку, вытащила из печи жареное. Ну все и едят — думают, что Телесика. Наелись вдосталь, вылезли во двор и давай кататься по траве:

 

— Покатаемся, поваляемся, Телесикова мясца поевши!

 

А Телесик с дерева:

 

— Покатайтеся, поваляйтеся, Алёнкиного мясца поевши!

 

Они слушают — что такое? Да и опять: — Покатаемся, поваляемся, Телесикова мясца поевши! А он своё:

 

— Покатайтеся, поваляйтеся» Алёнкиного мясца поевши!

 

Они дивуются — что такое? Давай искать, давай глядеть, да и увидели Телесика на яворе. Бросились к явору и давай его грызть. Грызли, грызли — зубы поломали! Побежали к кузнецу:

 

— Кузнец, кузнец, скуй нам такие зубы, чтобы явор перегрызть!

 

Кузнец и сковал. Они опять за своё — вот-вот перегрызут… На ту пору стая гусей летела. Телесик их и просит:

 

— Туей, гуси, гусенята,

Ждёт Меня родная тата!

Иы Меня с собой возьмите,

Ото-над тугкрй пронесите,

У порожка опустите!

 

А гуси гогочут:

 

— Мы передние! Пускай тебя возьмут середние. А змеи грызут, грызут…

 

Вот летит ещё стая гусей. Телесик их просит:

 

— Туси, гуси, гусенята, Ждет Меня родная хата. Иы Меня с собой Возьмите, По-над тугкой пронесите, У порожка опустите!

 

Ну и эти ему отвечают:

 

— Мы середние! Пускай тебя возьмут последние.

 

А явор уже трещит. Отдохнут змеи и опять принимаются грызть, отдохнут — и опять… Вот летит ещё стая гусей. Телесик их просит:

 

— Туси, гуси, гусенята, Ждёт Меня родная хата! (Вы Меня с собой возьмите, ТТо-над тугкой пронесите, У порожка опустите.

 

А они говорят:

 

— Пускай тебя последний возьмет! — и улетели. Сидит Телесик, сидит сердешный — вот-вот явор упадет, вот-вот конец настанет! Глядь, летит по поднебесью гусь — один-одинёшенек! Отбился, видно, — еле летит. Телесик ему:

 

— Туся, гуся, гусенятка, Ждёт Меня родная хатка! . Шы, наверно, всех, добрее — Унеси Меня скорее,

Шут Меня догложут змеи! А гусь ему:

 

— Садись! — говорит.

 

Посадил он его на спину, да, видно, притомился — низко-низко летит. А змея — за ним. Вот-вот схватит его, догонит… Нет, всё-таки не догнала!

Вот гусь кое-как долетел и посадил Телесика на завалинку, а сам ходит по двору, пасётся.

 

Сидит Телесик на завалинке и слушает, что в хате делается. А там баба напекла пирожков, вынимает их из печки и приговаривает:

 

— Вот тебе, дед, пирожок, а это мне пирожок! А Телесик со двора:

 

— А мне?

 

Старуха опять вынимает пирожки:

 

— Вот тебе, дед, пирожок, а это мне! А Телесик снова:

 

— А мне?

 

Они услыхали. Что такое?

 

— Ты слышишь, дед, будто кричит кто-то?

— Может, — говорит дед, — тебе почудилось? А баба снова:

— Это тебе, дед, а это мне!

— А мне? — с завалинки Телесик.

— Всё-таки кричит! — говорит баба, — да к окну, а там на завалинке Телесик! Они скорей из хаты, да схватили его, да внесли в хату, да так рады!..

 

А гусь ходит по двору. Баба его увидала:

 

— Гусь какой ходит! Пойду поймаю и зарежу. А Телесик говорит:

— Нет, матушка, не режь, а накорми его! Ежели бы не он, то я бы у вас и не был.

 

Накормили они его, напоили и под крыльцпки насыпали пшенца. Так он и полетел.

 

Вот вам сказочка, а мне бубликов вязочка.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive