все сказки мира

Сказка: Три желания

Сказка: Три желанияВ те времена, когда Господь Бог спускался ещё на землю и беседовал с людьми, явился он однажды в образе старого и расслабленного нищего в деревню. Прежде всего Он вошёл в дом одного богача и попросил последнего приютить Его: позволить переночевать, так как ночь была уже близка, а погода стояла холодная и ненастная.

Богач вышел из своего Дома во двор и закричал:

 

— Ты, старик, видно, не дурак! Пожалуй, ты какую-нибудь высшую школу окончил! Ты, может быть, думаешь, что у меня гостиница? Или показалось тебе, что здесь богадельня? Проваливай, брат, не то я собаку кликну. И не вздумай ещё когда-либо забрести ко мне, проходимец!

 

С сокрушённым сердцем направился бедняк со двора этого богатого, но скупого и жестокосердного человека и побрёл далее. Вдруг из одного невзрачного маленького домика вышел человек, который, заметив усталого и еле волочившего ноги странника, обратился к нему со словами:

 

— Эй, старина! Куда это ты шествуешь?

— Ах, никуда! Нет у меня здесь пристанища, я сильно голоден, пить хочу и устал до смерти, — ответил старик.

— Так пойдём же ко мне, старина! — сказал хозяин маленького домика. — Хотя я сам бедняк, но всё же я охотно поделю с тобой кусок хлеба; глоток вина тоже у меня найдётся, равно как и мешок с лесным мхом, на котором ты можешь переночевать.

 

— Спасибо, добрый человек, и да благословит тебя Господь! — сказал Бог и направился в домик, где вместе с хозяином поел и отдохнул.

 

Так как ложиться спать было ещё рано, то оба вышли на улицу посидеть у домика. К этому времени милостью Господа буря улеглась, настал ясный, приятный лунный вечер, и множество великолепных звёзд засияло над землёю.

 

Могущественный Господь и бедный крестьянин уселись на каменную скамейку перед домом и стали беседовать.

 

Между тем по ту сторону улицы выглянул из окна богач и недовольным голосом пробормотал:

 

— Как! Мой сосед по ту сторону, этот голыш, приютил старого бродягу, покормил его, а у самого ведь есть нечего! Редко встретишь такого дурака набитого. Очевидно, один другого стоит. Слыханное ли это дело — принимать к себе на ночлег такого проходимца, можно сказать?! Кто его знает, что у того на уме! Не сделает ли этот бродяга какой-либо пакости, не приведёт ли сюда, в деревню, шайку грабителей? Любопытно послушать, о чём они оба толкуют.

 

— Ты так добр и благочестив, — говорил странник своему хозяину, — ты достоин того, чтобы, как это случалось в былые времена, исполнились три твоих желания, но только ты должен остерегаться, чтобы с тобой не приключилось того же самого, что с пресловутым кузнецом из Ютербока.

 

— А что случилось с этим кузнецам? — спросил мужичок.

 

— Неужели ты не знаешь этой истории? — спросил Господь Бог. — Ну, послушай, я расскажу тебе её. К этому кузнецу приехал святой апостол Пётр и попросил подковать осла; в награду за быструю и добросовестную работу апостол Пётр обещал кузнецу исполнить три его желания. Кузнец, исполнив работу, сказал: \»Во-первых, я желаю, чтобы моя бочка с водкой никогда не иссякала; во-вторых, чтобы тот, кто заберётся на моё грушевое дерево, не мог сойти с него и оставался на нём до тех пор, пока я сам не разрешу ему спуститься на землю; наконец, чтобы никто не смел без моего дозволения входить ко мне в дом, исключая разве тех, кто проникнет через замочную скважину\». Все желания исполнились. И даже смерть, взобравшись на грушевое дерево, не могла сойти с него, чтобы поразить кузнеца своей косой, а забравшегося к нему через замочную скважину дьявола кузнец всячески притеснял. Одну только ошибку сделал глупый кузнец: он не позаботился о спасении своей души, и что же случилось? Он не умер, а потому святой апостол Пётр не мог взять его на небо, а обозлённый дьявол запер пред ним двери ада на замок. И вынужден этот кузнец Вечно странствовать без конца, и странствует он, не имея покоя, до сих пор.

— Ах, ты, Боже милостивый! — воскликнул добродушный мужичок, не подозревая, конечно, Кто именно с ним беседует. — Дурно поступил кузнец! Я на его месте был бы рассудительнее, если бы меня осчастливил своим посещением святой апостол или ангел Господень. Но этому ведь не бывать!

 

— Неизвестно! — загадочно возразил гость своему хозяину. — Вообще же человек не должен никогда иметь глупых желаний. Может быть, ты слышал историю, приключившуюся с одной четой, к которой явился ангел Господень и обещал им исполнение трёх желаний?

 

— Что это за история? — спросил крестьянин.

 

— Жили-были муж с женою. Жили они в большой бедности, денно и нощно молили Бога об улучшении их обстоятельств. Так как они были благочестивы и вели честный образ жизни, то Господь внял их мольбам и послал к ним ангела, который обратился к ним с такими словами: \»Вы можете выразить мне три желания, и все они будут исполнены. Но эти желания не должны касаться ни денег, ни вообще какого-либо достояния. Так решил Господь\».

 

— Какие же у меня могут быть три желания, — ответил муж, — когда мне запрещают хотеть то, что, мне кажется, более и скорее всего способствовало бы моему счастью?! Что представляет собою человек без денег? Ведь тогда о нём говорят точно то же, что о фальшивой полушке: он решительно никуда не годится.

 

И стал советоваться муж со своей женой, чтобы сообща придумать особенно привлекательное. -Ну, что нам всего нужнее? — спросил он.

— Я полагаю вот что: пожелаем себе большую гору золота и высокую крепкую стену вокруг этой горы, чтобы никто не мог приступиться к нашему добру и воспользоваться им.

— Я думаю, — сказала жена мужу, — ты будешь так добр, что предоставишь мне самой выразить одно из трёх желаний: ведь у тебя останутся два!

— Хорошо! — ответил ей муж. — Женщины часто бывают умнее мужчин. Скажи, чего тебе хочется?

— Я желаю иметь, — сказала жена, — прекраснейшее платье, такое великолепное, какого ещё ни одна женщина в мире не носила, даже самая могущественная и прекрасная королева.

 

Едва только женщина произнесла эти слова, как на ней очутилось великолепнейшее одеяние, убранное алмазами, бриллиантами, жемчугом и другими драгоценными камнями, затканное золотом и серебром.

 

— Ну, не глупое ли это, не безрассудное ли желание?! — воскликнул полный негодования муж. — Ты могла бы заодно пожелать платья для всех бедных женщин в мире, и их благодарность принесла бы тебе Божее благословение. Между тем ты только думаешь о том, чтобы самой вырядиться…

 

— Ах, дуралей! Разве я не нравлюсь тебе в этом великолепном наряде? — ответила жена. — Дуралей ты, дуралей!

— Ишь, ломака! — с сильным озлоблением закричал муж. — Пусть это платье провалится в твоё тщеславное чрево.

— Ах, я несчастная! — закричала жена.

 

В один миг блестящее платье исчезло, поглощенное чревом этой женщины. Сейчас же она стала испытывать такую сильную боль, что застонала и побежала по улице, горько жалуясь всем соседям на несчастливое платье и на своего мужа, по вине которого она обречена на такие сильные страдания. Сжалившиеся над нею крестьяне, узнав, в чём дело, побежали к её мужу и стали настойчиво требовать, чтобы он тотчас же облегчил страдания несчастной женщины, угрожая в противном случае тут же покончить с ним. :

Испугавшись разъярённой толпы односельчан и видя нечеловеческие страдания своей жены, оробевший и растерявшийся муж взмолился:

 

— Да облегчатся во имя Господне страдания этой женщины!

 

В тот же момент жена его успокоилась, боли исчезли, страданий, как и не было. Всё это совершилось согласно третьему желанию. Но великолепный наряд его жены больше уже не появился и стал этот глупый человек посмешищем всего мира, потерял аппетит и сон, спокойствие его было навсегда утрачено, и, снедаемый горем и печалью, он скоро сошёл в могилу.

 

— Итак, ты видишь, мой добрый хозяин, — закончил Господь, — что не следует идти по стопам этого дурака.

— Вот если бы я мог высказать свои желания,- сказал гостеприимный хозяин, — то, прежде всего я желал бы пользоваться вечным блаженством. Далее я желал бы до самой смерти быть здоровым и довольным; наконец, если только это не противоречит воле Божией, я пожелал бы, чтобы дом мой, уже совсем близкий к разрушению, снова оказался бы пригодным для жилья.

 

— Все выраженные тобой желания угодны и приятны Богу, — сказал гость. — И я от себя прибавлю к ним ещё одно, наиболее существенное: да исполнятся все три твоих желания!

На этом их беседа прекратилась, и оба, и старик-гость и бедный крестьянин, встали со скамейки и направились в лачугу бедного мужика. Там они помолились на сон грядущий и улеглись на свои постели.

 

Богатый мужик слышал весь этот разговор и стал рассуждать сам с собою: \»Ну, можно ли поверить, чтобы такой старик вёл серьезно столь детские разговоры? Ведь всё это не просто сказки, а сказки самые вздорные! Ерунда одна, и больше ничего! Недаром, видно, говорят, что старики впадают в детство. Эх, пустомели, фантазёры!\»

 

И он уже собрался пойти спать, как вдруг заметил, что домик бедняка сразу озарился каким-то особенным светом. Заметил он также, что поразивший его свет не был обыкновенным огнем и нисколько не походил на лунное сияние. Это был небесный свет! Вокруг домика бедняка парили чудные светлые образы, которые — то поднимались на небо, то снова опускались на землю. Кругом царила какая-то торжественная, ничем не нарушаемая тишина.

 

Богач не верил своим глазам; он решил, что всё это привиделось ему, и отправился спать, но почти всю ночь не сомкнул глаз. Солнце ещё не успело взойти, а он уже был на ногах. Первым делом он бросился к окну, из которого сразу увидал, как вчерашний нищий старик, вставший, очевидно, ещё раньше, чем он, направлялся по улице вон из деревни.

— Хм! — пробурчал богатый. — Он уже на ногах. Это что-то подозрительно! Здесь дело наверное нечисто; за плечами у него к тому же мешок, а ведь вчера ничего с собой не было. Пока мой соседушка-простофиля спит, этот бродяжка, без сомнения, успел хорошенько обокрасть его. И поделом такому простаку! Не впускай в свой дом каждого встречного-поперечного! Впрочем, мне лично решительно до этого никакого дела нет.

 

Встала тем временем и жена богатого мужика. Ей захотелось узнать, какова погода, и она подошла к окошку. Вдруг они стали протирать свои глаза. Что за чудо?! По ту сторону улицы они увидели новый прекрасный дом, который только одним видом походил на прежний, да и то все размеры его увеличились.

 

— Что такое? Во сне это я вижу или наяву? — проговорил после долгого молчания богач. — Неужели же желание соседа действительно исполнилось? В таком случае, кто же этот старик? Наверное, апостол Пётр или же, может быть, сам Всемогущий Господь Бог! О, какой я дуралей! Как я неосмотрительно поступил вчера!

 

— Конечно, ты дурак, — сказала жена, узнав про вчерашнего гостя. — Поторопись, вели оседлать коня, и поезжай вдогонку за странником. Извинись перед ним, упроси его простить тебя. О, небо! Какое наказание иметь такого глупого мужа!

 

— Ей, вы! Кто там есть?! Люди! Живее оседлайте моего коня! — засуетился опростоволосившийся скупердяй, наскоро набил карманы деньгами, захватил кое-какую провизию и пустился вскачь через деревню. Скоро он нагнал не успевшего ещё отойти далеко странника.

 

Не показав и виду, что узнаёт его, богач ласковым и добродушным голосом, не слезая с коня, обратился к старику.

 

— Здравствуй, старина! Куда направляешь путь свой так рано? Что это у тебя в мешке?

 

— Ах! — ответил старик. — Мешок этот тяжёлое бремя забот и горя, я отобрал всё это у одного бедняка.

 

— Вот как! — засмеялся в свою очередь всадник. — Я не хочу и знать, собственно, что именно в этом мешке; я желаю только…

 

— Ага! — перебил его старик, — ты тоже любитель выражать свои желания. Великолепно! В этом мешке кстати ещё три желания, и тот может выразить их, кто возьмёт себе мешок; все три желания его, каковы бы они ни были, непременно исполнятся.

 

— Давай его, старик, сюда, давай-ка! — с жадностью воскликнул богатый мужик и протянул руку за мешком. — На, вот тебе за это, милый человек, каравай хлеба и целая колбаса! Ты видишь, что я вовсе не такой жадина, каким желают представить меня мои враги и завистники.

 

Получив мешок, скупой богач повернул своего коня и направился к дому. Все мысли его были направлены только на желания, находившиеся, по словам странника, в мешке. Что бы такое выдумать похитрее? Он хлестал своего коня, который от частых шпор и быстрой езды стал уже задыхаться. Наконец так споткнулся, что чуть было, не сбросил своего седока на землю.

 

— Ах, как бы я хотел, чтобы ты сломал себе шею, проклятая скотина! — в бешенстве закричал богач.

 

И — о, ужас! — лошадь тут же вместе с ним упала и сломала себе шею. Его желание исполнилось, и он пришёл в ярость. Быстро сорвал он с лошади седло, уздечку, стремена и прочие принадлежности и взвалил все это себе на плечи. Но, прошедши с этой тяжёлой ношей всего несколько шагов, он почувствовал, что она ему была больше невмоготу. К тому же было очень жарко, и он еле дышал. Тогда он снова пожелал:

 

— Ах, если бы эта противная ноша очутилась дома, а моя жена, выдумавшая мне эту поездку, сама сидела бы на седле!

 

В ту же минуту всё исчезло: и седло, и удила, и чепрак, и стремена. Скупой богач вздохнул свободнее. Его счастье, что он по дороге к дому не пожелал ещё чего-нибудь, ибо дома его Жена сидела на седле, как гвоздями к нему прибитая, держа в руке хлыст, и не могла понять, как всё это с ней случилось. Она ругала мужа, и его коня, и всю противную сбрую.

 

Рад или не рад был богатый мужик, а пришлось выручать жену. Таким образом, исполнилось и третье желание. Больше ничего желать он не мог.

 

— Ну-с, у нас остаётся ещё мешок, — заметил он и с сильным любопытством развязал взятый у странника мешок. Но лучше бы он не делал этого! Там находилась нужда соседа, которая теперь перешла к нему в виде возмездия за его злость и алчность.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive