все сказки мира

Сказка: воронье диво

Сказка: воронье дивоНе каждый может мужественно выслушать о себе сказку. Ворона вот не смогла. Любила Ворона Ворона, а он любил не ее, а Иволгу, любил он ее за песни звонкие. И подумала как-то Ворона:

«Погоди, ты еще пожалеешь об этом».

И стала завлекать Ворона. Увидит: полетел он к речке, отправляется за ним следом. Сядет на виду, глаза под лоб заведет, крылья по бокам свесит — пусть видит Ворон, что она не просто так сидит, а — думает.
Полетит к Маньяшину кургану Ворон — и Ворона за ним. Пристроится где-нибудь поблизости, заведет глаза под лоб и сидит, толстая, серая.
Была уверена Ворона: увидит ее Ворон думающей и поймет, что главное в птице не песня звонкая, а — ум, и перестанет летать к Иволге, у нее, у Вороны, время коротать будет. Но Ворон не обращал на нее внимания. И поэтому когда сказала черепаха как-то у березы:
— Сейчас я расскажу вам сказку про Воронье диво, — захлопала Ворона крыльями, закричала:
— Слушайте, слушайте, обо мне Кири-Бум начинает сказку рассказывать. И до меня дошла очередь.

И многозначительно поглядела на Ворона, дескать, имей в виду, я не чета Иволге: обо мне сказки рассказывают, а со временем будут рассказывать и легенды. Я птица легендарная.
А черепаха, покачиваясь на пенечке, рассказывала: «Прилетела в нашу рощу из-за моря Птица Заморская. Долго о диковинках заморского края рассказывала, а потом и говорит:
— Ну, а теперь покажите, что в вашем крае хорошего есть.
Привели ее наши птицы на поляну, цветы показали. Похвалила она их:
— Красно цветут. У нас нет таких.
Ворона тоже здесь была. Распахнула клюв, прокаркала:
— Эко диво — цветы. Нашли что показывать. Вот если бы я показала, ахнула бы гостья заморская.

Привели наши птицы гостью из-за моря к Ванину колодцу. Попила она воды из него, похвалила:
— Студеная. У нас редко встретишь такую.
Ворона и сюда прилетела. Распахнула клюв, прокаркала:
— Эко диво — вода родниковая. Нашли что показывать. Бот если бы я показала кое-что, ахнула бы гостья заморская.
Привели наши птицы гостью к Лысой горе. Посидела она на ее вершине, похвалила:
— Красивая у вас гора.
А Ворона и сюда прилетела. Распахнула клюв:
— Эко диво — гора Лысая. Нашли что показывать. Вот если бы я показала кое-что, ахнула бы гостья заморская.
И сказали тогда наши птицы:
— Что ж, покажи ты свое диво, Ворона.

— И покажу, — сказала Ворона и привела заморскую гостью к своему гнезду.
Сидела в нем молодая, только что оперившаяся ворона с большим животом и большими выпуклыми глазами.
— Это моя дочка, — сказала Ворона. — Красивее ее никого у нас во всей округе нет. Разве… я только».
Нет, совсем не такую от черепахи ждала сказку Ворона! Разве хотела она, чтобы над нею смеялись? Ворон тоже смеялся. Правда, не так явно, как все, но все-таки смеялся. И это больше всего обидело Ворону.
«Ты еще об этом пожалеешь», — сказала про себя Ворона и улетела домой.

Села у своего гнезда, завела глаза под лоб, крылья по бокам свесила. Будет лететь мимо Ворон, увидит ее.
— О, — скажет, — на вид-то Ворона простоватая, а с думой в голове, — и пожалеет, что смеялся над нею.
Но увидела Ворону Сорока. Летела она к барсуку Фильке, крикнула на лету:
— Что? Думаешь, каким бы новым чудом удивить нас?

— Но, но, — кинулась к ней Ворона и, если бы не удрала Сорока, быть бы ей битой.
— Балаболка, — послала ей вслед Ворона обидное слово и опять глаза под лоб завела: с минуты на минут должен показаться Ворон.
Ворона ждала Ворона, а появился Коршун. Крикнул на всю рощу:
— Удиви-ка чем-нибудь, Ворона.

И даже Сокол, который снился ей почти каждую ночь, которого втайне она любила больше, чем Ворона, даже Сокол не пролетел мимо, чтобы не съязвить:
— Нет ли у тебя еще какого дива, Ворона. Ха-ха!..
И тогда сказала Ворона:
— Ах, так, ну вы еще пожалеете об этом.

И решила навсегда улететь из Гореловской рощи. В Осинники решила улететь Ворона. Гнездо свое на землю спихнула, чтобы никто не вздумал жить в нем. Вылетела из рощи, оглянулась, пригрозила.

— Хватитесь завтра, а меня нет. Увидите, плохо жить без Вороны, и позовете. Посмотрим тогда, захочу ли я к вам вернуться.
Прилетела Ворона в Осинники и угнездилась на макушке самой высокой осины, чтобы, когда придут звать ее, сразу бы увидели, где она. А то еще поищут да назад вернутся, скажут: «Не нашли».

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive