все сказки мира

Глава 2 — 4+4+1. Поход на ферму — Великое путешествие кроликов — Ричард Адамс

Глава 2 - 4+4+1. Поход на ферму - Великое путешествие кроликов - Ричард АдамсРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Глава 2 — 4+4+1. Поход на ферму

Наступила уже середина лета, и темнеть стало раньше. Странная сумеречность вызывала у Ореха бессонницу. В радостном возбуждении он вспомнил тот день, когда они переплыли реку и попали на бобовое поле. Сейчас его снова одолевало такое же веселое озорство. Он жаждал приключений и был уверен в их счастливом исходе. Ему хотелось сделать что-нибудь такое, о чем стоило бы рассказать Остролисту и Серебристому, когда они вернутся. Он должен был совершить какой-то значительный поступок, чтобы его можно было рассказывать следующим поколениям кроликов. Нет, он совсем не думал переплюнуть своих друзей — просто ему хотелось доказать, что их Главному Кролику не занимать смышлености и он способен на то же, на что способны его подданные. Прыгая по откосу и выискивая кустик салатного бедренца, он не спеша обдумывал положение.
Какая же проделка произведет на кроликов глубокое впечатление?
Интересно: что бы сказали Остролист и Серебристый, увидев здесь по возвращении парочку крольчих? Орех вспомнил, что Кихар уверял их, что на ближайшей ферме есть клетка с кроликами. Что это за кролики? На ферму нужно явиться рано утром, пока собаки сидят на цепи, люди еще спят и ночной дозор ведет только кошка. На открытой местности кролик бегает быстрее кошки, и она не страшна ему, если он первым сумеет ее заметить. Самое главное, чтоб Ореха не застигли врасплох!
Идти ли ему туда в одиночку? Конечно, безопаснее и приятнее идти с товарищем.
Но кто лучше других подходит для этой операции? Лохмач? Одуванчик?
Подумав, Орех отверг обе эти кандидатуры. Здесь был нужен кто-то, кто будет беспрекословно выполнять его приказания. Орех вспомнил о Горшочке. Горшочек пойдет за ним, ничего не спрашивая, и сделает все, что он прикажет. Решено: с ним пойдет Горшочек!

Ореху повезло: он сразу же нашел Горшочка у выхода из норы. Орех увел его на откос, не потревожив других кроликов. Горшочек робко и удивленно посматривал вокруг, будто опасался чего-то.
— Бояться нечего, Хлао! — сказал Орех. — Я хочу вместе с тобой спуститься с холма к ферме!
— А зачем нам идти на ферму? Разве это не опасно? Там есть собаки и кошки…
— Нет, это не опасно. Мы будем вместе. Я хочу, чтобы пошел именно ты, и никто другой.
Последние слова произвели на Горшочка надлежащее впечатление. Его не пришлось более убеждать. Они поскакали вперед, пересекли заросшую травой дорогу и направились вниз по склону. Вскоре они вышли на поле, где в ту страшную ночь встретили Остролиста. Здесь Орех остановился, понюхал струю воздуха и прислушался.
Ночь показалась Ореху тихой, и, чувствуя себя в безопасности, он самоуверенно подумал, что либо услышит, либо учует любого четвероногого охотника. Легким шагом Орех двинулся вперед, за ним затрусил Горшочек. Они бесшумно пробрались через изгородь, проскакали под слабо гудящими проводами и через несколько минут достигли дороги на ферму.
Бывают дни, когда мы заранее знаем, что все будет удачно. В это утро Ореха охватило такое же радостное чувство. Вокруг было светло от ярких звезд, и лишь на востоке чуть забрезжил бледный рассвет. Орех чувствовал, что ему под силу обойти тысячу дворов и тысячу ферм одну за другой! Сидя рядом с Горшочком на откосе у пахнущей асфальтом дороги, он не удивился, увидев, что какая-то молодая крыса выскочила из-за плетня и исчезла за кустом отцветшего купыря. Он знал, что сегодня ему непременно встретится проводник! Заметив, что крыса сидит у канавы и роет землю носом, он подошел к ней.
— Укажи нам дорогу на ферму! — попросил он.
Тряся усами, крыса пристально на него посмотрела. У нее не было особенных оснований быть с ним любезной, но что-то в его облике заставило ее вежливо ответить:
— Ферма Вязовая Роща через дорогу. По тропинке вверх!
Небо светлело. Не дожидаясь Горшочка, Орех двинулся вперед, и тот догнал его у живой изгороди, бегущей по обе стороны тропинки. Прислушиваясь, они стали подниматься к ферме.
Когда Орех и Горшочек достигли вершины холма, ферма и окружающие ее строения уже ясно вырисовывались под утренним солнцем. Орех остановился и присел, чтобы удобнее было понюхать воздух. Резкий запах коровьего навоза и соломы смешивался здесь с ароматом вязов. Кроме того, всюду стоял запах табака и вдобавок сильно пахло кошкой и несколько меньше — собакой. Внезапно на него резко и отчетливо повеяло запахом кроликов.
Взглянув на Горшочка, Орех понял, что тот тоже учуял знакомый запах. Вдыхая эти смешанные запахи, кролики в то же время чутко прислушивались.
Они нигде не видели кошки, но у дома стояла собачья конура с плоской крышей.
Они увидели, что собака еще спит. Это был огромный гладкошерстный черный пес. Он лежал, положив на лапы голову. Цепи нигде не было, но Орех заметил тонкую веревку, выходившую из дверцы и привязанную к верху конуры.
«Видно, собака беспокойная и веревка привязана затем, чтобы она не гремела по ночам цепью», — подумал Орех.
Обойдя конуру, кролики пустились на разведку. Сначала, сидя в укрытии в траве, они попытались оглядеться: нет ли поблизости кошек. Не увидев вблизи ни одной, они настолько осмелели, что перешли открытое место и даже остановились пощипать одуванчиков. Руководствуясь чутьем, Орех направился к сараю с навесом и покатой крышей. Дверь была полуоткрыта, и, не задерживаясь на кирпичном пороге, он вошел внутрь сарая.
Здесь на широкой деревянной полке стояла клетка с дверцей, затянутой проволочной сеткой. Через сетку он увидел коричневую миску, пучок зелени и уши двух или трех кроликов. Рядом с полкой стоял сноп соломы. Вспрыгнув на него, Орех легко перебрался на полку, старые и вытертые доски которой были покрыты мякиной и пылью. Горшочек уселся у порога, ожидая приказаний.
— Хлао-ру, — сказал ему Орех. — У тебя одна задача: наблюдай за кошками в оба глаза, а то мы можем попасть в беду!
— Слушаюсь, Орех-ра, — отвечал Горшочек.
Орех подошел к клетке. В одной из боковых стенок была дырка от сучка, и он увидел, как внутри морщится и двигается чей-то нос.
— Меня зовут Орех, — представился он.
Последовал ответ на немного странном, но вполне понятном кроликам языке:
— Меня зовут Самшит. Откуда ты пришел?
— С холмов. Я и мои друзья живем там как хотим, без людей. Мы едим траву и греемся на солнце.
— А нас здесь четверо. Два кролика и две крольчихи.
— А вас когда-нибудь отсюда выпускают?
— Очень редко! Девочка пускает нас в маленький загончик на траву.
— Наши кролики хотят, чтобы вы убежали с фермы и пришли к нам жить, — объявил Орех.
— Сзади у клетки есть дверь, — сказал Самшит. — Подойди сюда, здесь лучше разговаривать.
Дверь была сделана из проволоки, натянутой на деревянную раму.
По ту сторону проволочной сетки стояли четыре кролика, прижимая к ней носы.
Орех попытался рассказать им о привольной и веселой жизни их диких собратьев на холмах и о той свободе, которой они пользуются.
Казалось, его рассказ одновременно очаровал и испугал домашних кроликов. Белая Кашка, сильная и энергичная ангорская крольчиха, была в восхищении от рассказа Ореха и без конца расспрашивала его о колонии. Очевидно, кролики в клетке считали свою жизнь на ферме скучной, но безопасной. Откуда-то они многое узнали про элилей и считали, что у диких кроликов жизнь недолгая.
Вскоре Орех с горечью убедился, что домашние кролики не способны ни принять какое-либо решение, ни выполнить его. Им никогда не приходилось действовать для того, чтобы обеспечить себе обед, или для того, чтобы сохранить свою жизнь, и они колебались.
Полизав отруби, рассыпанные на полке, Орех с минуту посидел, а затем сказал:
— Я ухожу домой! Мы еще вернемся и не хуже вашего фермера откроем клетку.
Тут от дверей послышался взволнованный голос Горшочка:
— Орех, на двор выбежала кошка!
— Мы не боимся кошек, если встречаем их на поле! — гордо сказал Орех. Стараясь показать, что он не особенно торопится, он спрыгнул сначала на сноп, а затем на пол. В эту минуту Горшочек выглянул в щель. У него был очень испуганный вид.
— Боюсь, что она нас учуяла, Орех, — прошептал он.
— Тогда не стой на месте, — сказал Орех. — Иди за мной и, как только я рванусь с места, бросайся бежать во всю прыть!
Орех выбрался из сарая и застыл на пороге. Полосатая кошка с белой грудкой уверенно прогуливалась вдоль поленницы.
Заметив Ореха, она раздраженно забила о землю хвостом. Двор заливало солнце. Сильно пахло нагретой соломой и пылью.
— Уж не проголодались ли вы, — дерзко обратился Орех к кошке. — Неужели крысы стали умнее и не попадаются вам в лапы?
Солнечный свет бил Ореху в глаза, и он присел, морщась. Кошка вытянула шею и прижалась к земле. За спиной Ореха нервничал Горшочек, и, не спуская с кошки глаз, Орех чувствовал, как тот дрожит.
— Не бойся, Хлао-ру, — прошептал Орех. — Пусть она первая на нас бросится. Сиди смирно! Я ее раздразню!
Кошка яростно ударила по земле хвостом.
— Вы никуда не спешите? — дерзко и бесстрашно спросил ее Орех. — А ведь здесь чудесный ход на кухню, ваше лупоглазие, госпожа кухонная подлипала!
Внезапно одним прыжком кошка перескочила через двор, но кролики увернулись и ударились бежать, высоко выбрасывая задние лапы и сильно отталкиваясь ими от земли. Кошка неслась за ними с огромной скоростью, и хотя кролики хорошо подготовились к старту, они едва-едва успели выскочить за ограду.

Несясь вдоль длинного амбара, они услышали возбужденный лай собаки, метавшейся по двору, до отказа натянув веревку.
Орех и Горшочек промчались по тропинке к полю, спрятались под цветущей изгородью и посмотрели назад.
Кошка внезапно резко остановилась и принялась вылизывать лапу с подчеркнуто безразличным видом.
— Кошки страх как не любят оставаться в дураках! — пояснил Орех. — Теперь она за нами больше не побежит. Почему-то от кошек не следует убегать, а надо ждать, когда они на тебя бросятся. Хорошо, что ты ее вовремя заметил, Хлао-ру.
Орех и Горшочек вернулись в Соты только под вечер. Когда они остановились пощипать на поле траву, пошел дождь и поднялся холодный ветер. Им пришлось залечь в одном из амбаров, стоявших у дороги. Прислушиваясь, нет ли в нем крыс, они зарылись в кучу соломы и скоро заснули.
Проснувшись, Орех решил, что теперь некуда спешить. Возвращаться домой по мокрой траве было противно, и вдобавок он считал, что ни один уважающий себя кролик не покинет амбара, не попользовавшись тем, что в нем лежит. Надолго задержавшись возле кучи свеклы, Орех и Горшочек отправились домой только тогда, когда уже начало темнеть. Они не слишком спешили и пришли домой засветло, не испытав более никаких затруднений.
Попросив Горшочка хранить их приключения в тайне, Орех спустился в свою нору. Там никого не было, он улегся и через минуту заснул.
Проснувшись, он увидел рядом с собой Пятого. Земляной пол показался Ореху очень приятным, уютным и сухим, и он хотел было снова задремать, как вдруг услышал слова Пятого:
— Ты совсем промок, Орех!
— Ну и что? Разве для тебя новость, что трава мокрая?
— Нет, ты промок не на сильфлее. Ты вымок до костей! Где ты пропадал вчера целый день?
— Я ходил за продовольствием на ферму!
— Да, ты ходил полакомиться свеклой! Твои лапы пахнут двором усадьбы — отрубями и куриным пометом. Но тут еще что-то, чего мне пока не понять. Что случилось, скажи?
— Ну, у меня произошла стычка с кошкой.
— Ты от меня еще что-то скрываешь! Что-то очень опасное!
— Сейчас в опасности Остролист, а не я! Чего же беспокоиться обо мне?
— Остролист и его отряд уже вчера вечером прибыл в чужую колонию. Кихар принес об этом сведения. Разве ты этого не знаешь? — с удивлением спросил Пятый.
Орех почувствовал, что попался.
— Зато сейчас я об этом узнал, — ответил он, — и очень рад! Но больше я не стану от тебя ничего скрывать, дорогой Пятый! Мы с Горшочком ходили вчера в ту усадьбу, о которой нам рассказывал Кихар. Там есть кролики! Они сидят в клетке. Я их разыскал и побеседовал с ними. Мне хочется пойти туда еще раз и выпустить их на волю!
— Зачем?
— Там две крольчихи, вот зачем!
— К чему нам они? Если Остролист сумеет выполнить свое задание, скоро у нас будет много крольчих. Домашние кролики не привыкнут к жизни на свободе. По-моему, ты просто сейчас изо всех сил стараешься прыгнуть выше головы и стать умнее всех!
— Умнее всех? Да ты что?
— Нельзя рисковать жизнью друзей ради такой ерунды! — сказал Пятый. — Конечно, наши кролики всюду за тобой пойдут. Ты — Главный! Предполагается, что тебе доподлинно известно, что полезно для колонии!
— Ох, замолчи! Мне ужасно хочется спать! — прервал Пятого Орех.
На следующее утро во время сильфлея Орех рассказал товарищам о своем походе на ферму. Лохмач пылко приветствовал предложение совершить дерзкий налет и освободить сидевших в клетке бедняг.
— Мне кажется, это дело не может сорваться! — сказал он. — Я, конечно, не умею открывать клетки, но Смородина уж что-нибудь придумает! Пока меня злит только одно — что ты удрал от кошки! Стоящий кролик должен в любое время справиться с кошкой! Однажды моя мать напала на кошку, и той кошке есть что припомнить: мать порвала ей шкуру, так что шерсть летела, как пух кипрейных семян! Беру на свое попечение всех кошек с этой фермы!
В отличие от Лохмача Смородину пришлось долго уговаривать. В конце концов он, в глубине души обиженный тем, что его не взяли в отряд Остролиста, согласился пойти вместе со всеми и подал целый ряд разумных советов.
— Разве непременно нужно идти на ферму большой компанией? — спросил он. — Ведь собака на привязи, и в усадьбе держат не больше трех кошек. Если кроликов будет много, то и хлопот будет немало: кто-нибудь непременно потеряется в темноте и придется тратить время на поиски.
— Что ж, в таком случае возьмем Одуванчика, Веронику и Хокбита, — сказал Лохмач. — Устроим наш налетик завтра, Орех?
— Чем раньше, тем лучше, — сказал Орех. — Жаль, что по вечерам уже темно, а то мы могли бы взять с собой Кихара. Вот бы он позабавился!
Под вечер Пятый снова завел речь о предстоящем налете.
— По-видимому, не стоит тебя отговаривать от этой экспедиции, — сказал он Ореху.
— Уж нет ли у тебя какого-нибудь скверного предчувствия? — обеспокоенно спросил Орех. — Если это так, говори начистоту!
— По правде говоря, что-то меня ужасно тревожит, и это касается тебя одного, Орех, только тебя, а не других. Мне кажется, что сейчас ты — совсем один, как сухой сук на фоне неба.
— Ну, если ты думаешь, что неприятности грозят одному мне, а не нашим товарищам, так скажи им, пусть они решают, что делать. Но учти, Пятый, я при этом много потеряю. Все подумают, что я струсил!
— Почему бы тебе не дождаться возвращения Остролиста! Я прошу немногого: подожди пару дней!
— Ну уж нет! Пусть меня задавят силки, если я буду дожидаться Остролиста! Неужели ты не понимаешь, что мне хочется привести сюда крольчих именно до его прихода? Ну, хорошо! Я обещаю быть очень осторожным! Я не ступлю лапой даже на двор, а буду сидеть на тропинке перед фермой. Уж если ты даже теперь скажешь, что я не иду тебе навстречу, то я не знаю, что и делать!
Следующий день выдался на редкость сухим и солнечным. Задул свежий ветер и разогнал вчерашний туман. Орех увел Лохмача и Смородину на откос. Отсюда они могли осмотреть стоявшую на невысоком холме усадьбу. Он описал им подходы к ферме и сказал, где искать клетку с кроликами.
Лохмач был в восторге. Перспектива пережить интересные приключения и бодрящий ветер действовали на него возбуждающе.
В предвидении опасности он заставил Одуванчика, Хокбита и Веронику потренироваться и организовал учебный «бой с кошкой». Лохмач взял на себя роль кошки, а друзья должны были нападать на него. Игра в высокой траве развеселила даже Ореха, так что в конце концов он присоединился к компании и сначала сыграл роль атакующего кролика, а затем роль кошки, причем сверкал глазами и трепетал точь-в-точь как его полосатая знакомая с фермы Вязовая Роща.
— Если мы после всего этого не встретимся с кошкой, я буду горько разочарован, — заявил Одуванчик. Он поджидал своей очереди и готовился броситься на сухой буковый сук, изображавший кошку. — Я чувствую, что стал до жути опасным животным!
— Эх, мистер Одуван! Чем трепать языком, ты бы сперва повидал кошек! — вмешался Кихар, охотившийся поблизости на улиток. — Мистер Лохмач изволит шутить, бодрости ради. А кошка не шутка! Ее не видишь, ее не слышишь, и вдруг — прыг! — и она тут как тут!
— Но мы не собираемся разлечься на травке и устроить пикник! Мы будем настороже! — возразил Лохмач.
Орех и Лохмач решили, что налет должен начаться с наступлением темноты, когда на ферме все затихнет.
— Домашним кроликам будет мучительно трудно добираться до холма. Придется уж нам быть с ними бесконечно терпеливыми, — предупредил друзей Орех. — Нужно забрать их и немедленно идти в колонию, пока не рассвело, не робея перед элилями.
— Если нам придется совсем скверно, мы всегда можем бросить домашних кроликов и удрать. Элили всегда хватают отставших, — сказал Лохмач. — Это, ясное дело, свинство, но в первую очередь будем спасать своих!
В сумерки кролики добрались до амбаров. Две крысы, занявшие позиции у кучи свеклы, попробовали было на них оскалиться, но передумали и оставили в покое. Подкрепившись, кролики уютно устроились в соломе и просидели в амбаре до тех пор, пока закат не погас.
Кролики не знают названий звезд, но Орех помнил, где восходит звезда, которую мы называем Капеллой. Он решил подождать до тех пор, пока она не засверкает в северо-восточной части неба, справа от крыши дома. Когда Капелла дошла до намеченной им точки, Орех заставил товарищей подняться и повел их вверх по склону, по направлению к вязам, окружавшим усадьбу. У вершины он проскочил через изгородь и вывел всех на тропинку к ферме.
Далее Лохмач стал во главе отряда, а Орех спрятался под упавший сук, наблюдая за тем, как все прошли вслед за Лохмачом в глубину двора, и приготовился к долгому ожиданию. Ночь была темной, так что вскоре десантники исчезли из виду.
Одолевшая Лохмача охота действовать вскоре нашла себе применение. Повернув за угол, он нос к носу столкнулся с кошкой.
Это была, однако, не полосатая знакомая Ореха, а трехцветная особа женского пола, тощая подвижная кошка, из тех, что любят сидеть на подоконнике в дождливую погоду. Кошка обогнула амбар, увидела кроликов и застыла.
Лохмач яростно бросился ей наперерез, как если бы это была не кошка, а буковый сучок, на котором они повсюду проводили тренировку. Однако его опередил Одуванчик. Выскочив навстречу, он оцарапал кошку когтями и отпрыгнул назад. Когда кошка отскочила, Лохмач бросился на нее с другой стороны и придавил ее к земле всей тяжестью своего тела. Кусаясь, они сцепились и покатились по дорожке. Остальные кролики слышали, как Лохмач шипел не хуже самой кошки, пытаясь найти опору и встать на ноги. Затем они увидели, что его задняя лапа уперлась в бок кошке и нанесла несколько сильных ударов. Знатоки кошачьих повадок уверяют, что кошки не выдерживают прямого и решительного нападения.
Стремительность и ярость атаки ошеломили кошку. Она отнюдь не была слабосильной, но в лице Лохмача столкнулась с прирожденным бойцом. Едва ей удалось оторваться от Лохмача, как Вероника ударил ее передней лапой по морде. Раненая кошка обратилась в позорное бегство, проскочила двор и исчезла под забором.
Из трех длинных параллельных царапин на лапе Лохмача потекла кровь. Десантники принялись было на все лады расхваливать его, но он сердито оборвал их, оглядел темный двор и попытался установить, где они находятся.
— Где же сарай с клеткой? — спросил он. — Надо не зевать, пока собака спит!
Хокбит вскоре обнаружил стоявший в закоулке сарай. Вопреки всем опасениям Лохмача, дверь сарая оказалась открытой, и кролики один за другим проскользнули внутрь. В темноте клетки не было видно, но из угла шел запах кроликов и слышалась их возня.
— Пусть Смородина откроет клетку, а вы трое — глаз не спускать со двора! — приказал Лохмач.
Отыскав сноп соломы, Лохмач и Смородина взобрались по нему к клетке.
— Это ты пришел, Орех-ра? — окликнул их один из кроликов.
— Он нас прислал. Кто из вас хочет идти с нами? — спросил Лохмач.
Наступило молчание, затем в сене послышалась возня, и Белая Кашка закричала:
— Я хочу с вами! Выпустите меня!
Смородина подошел к проволочной двери. Обнюхав раму, он сделал несколько безуспешных попыток перегрызть кожаные петли у дверцы, а затем растерянно присел.
— Боюсь, что я не сумею открыть эту дверь! — огорченно сказал он. — Может быть, к ним можно по-другому подобраться?
В этот момент, став на задние лапы, Самшит положил передние на проволочную дверцу. При этом часть двери выступила наружу и верхняя кожаная петля растянулась. Смородина заметил, что петля слегка отошла от дерева.
— Попробуй-ка погрызть эту петлю! — сказал он Лохмачу.
Зацепив зубами кожаную петлю, Лохмач изо всех сил рванул ее, и кожа слегка треснула.
— Фрисом клянусь, получается! — сказал страшно довольный Смородина.
Петля была прибита на совесть и никак не поддавалась, так что кроликам пришлось основательно повозиться. Одуванчик нервничал и дважды подавал сигнал тревоги зря. Лохмач понял, что часовые тревожились за отсутствием настоящего дела. Поэтому он поменялся с Одуванчиком местами и велел Веронике сменить Смородину. Однако, несмотря на все усилия, кролики еще были далеки от успеха. Верхнюю петлю им удалось перегрызть, зато нижняя упорно не поддавалась. Отдуваясь и тряся от нетерпения усами, Лохмач снова привел к клетке Смородину.
— Что делать? — спросил он. — Давай придумывай свои чудеса!
Смородина внимательно разглядел дверцу.
— Толкни-ка дверь с нашей стороны, Лохмач, да покрепче!
Лохмач, поднявшись на задних лапах, толкнул верхнюю часть дверцы, и рама легко повернулась. Лохмач едва не свалился внутрь клетки; испугавшись, он, фыркая, отскочил.
— Ты как будто требовал чудес! Вот тебе и чудо! — с удовлетворением сказал Смородина. — А ну, еще раз толкни, да не зевай: если дверь внезапно сдаст, ты упадешь.
Через минуту дверь висела уже на одном крючке. Белая Кашка толкнула ее изнутри и вылезла наружу, за ней выпрыгнул Самшит. Другие два обитателя клетки — Лавр и Копна Сена с опаской последовали за ними.
— Где Орех-ра? — спросил Лавр, тревожно оглядываясь.
— Он поджидает нас на тропинке, — сказал Смородина.
— А что такое тропинка?
— Как, вы и этого не знаете? — удивился Смородина, но одернул себя и замолчал, поняв, что кролики не знают не только тропинки, но даже и своего двора.
— Время не ждет! За мной! — принял на себя командование Лохмач.
— А куда? — робко осведомился Самшит.
— Конечно, прочь отсюда! — нетерпеливо и резко ответил Лохмач.
Домашние кролики испуганно переглянулись. Они боялись огромного сердитого кролика со странной копной меха на голове.
Их встревожило, что от него пахло свежей кровью. Не зная, что от них требуется, они растерялись.
Когда Смородина понял, что они беспомощнее новорожденных крольчат, у него упало сердце. «Что делать? — подумал он. — Если предоставить их самим себе, они будут скакать по двору до тех пор, пока их не разорвут кошки. В одиночку они скорее долетят до Луны, чем доберутся до холмов». Необходимо было заставить их думать о чем-то обыденном, что могло бы успокоить. Он повернулся к крольчихе по имени Белая Кашка.

— Не думаю, чтобы тебе когда-нибудь приходилось щипать ночью траву, — сказал он. — А ночью она гораздо вкуснее! Пойдем за травой.
— Я бы не прочь, если это безопасно! Но тут кошки!
«Ну, хоть в этом есть какая-то доля здравого смысла», — подумал Смородина. Вслух же он сказал:
— Наш большой кролик с легкостью одолеет любую кошку!
— Но он больше не расположен драться с кошками! — весело прибавил Лохмач. — Но если вы в самом деле хотите поесть травы при лунном свете, идемте!
Ведя свой отряд по двору, Лохмач заметил у поленницы неясный силуэт побитой им кошки. Ее, как и всякую кошку, неотразимо притягивал вид кроликов, но, по-видимому, у нее не хватало смелости для нового сражения, и она дала им спокойно перейти двор.
Лохмачу казалось, что они идут чудовищно медленно. Самшит и Кашка поняли, что нужно торопиться, и старались не отставать, но два других кролика, выпрыгнув во двор, уселись на землю и бессмысленно осматривались по сторонам. Они то моргали, то выкатывали глаза, не слушая ни уговоров Смородины, ни грозных окриков Лохмача.
В этот миг другая кошка, полосатая знакомая Ореха, обошла сарай за углом и бросилась к ним. Когда они проходили мимо конуры, внезапно проснулся пес, высунул морду, тоже увидел кроликов, кинулся вперед и громко залаял.
— Нечего рассиживать! — крикнул Лохмач. — Все за мной, вверх по тропинке!
Смородина, Вероника и Хокбит, подтолкнув Самшита и Кашку, пустились бежать в надежде спрятаться под амбар, а Одуванчик остался возле Копны Сена. Он умолял ее поторопиться, с тревогой ожидая, что его спина вот-вот ощутит остроту кошачьих когтей.
Лохмач подскочил к нему:
— Если не хочешь, чтоб тебя ухлопали, выбирайся один!
Лай собаки был пугающе громким, и сам Лохмач почувствовал, что его вот-вот охватит паника. Одуванчик, поколебавшись, оставил Копну Сена на дворе и помчался по тропинке рядом с Лохмачом. Все остальные участники рейда уже собрались вокруг Ореха. Самшит и Кашка дрожали и, казалось, совсем выбились из сил. Орех попытался их успокоить, но, увидев появившегося из темноты Лохмача, замолчал.
— Все налицо! — сказал Лохмач. — Идем, что ли?
— А ведь в клетке было четыре кролика! — сказал Орех. — Где же остальные?
— Мы не могли с ними ничего поделать! Там страшно залаяла собака, — сконфуженно сказал Смородина.
— Так вы их выпустили на свободу?
— Скоро они совсем освободятся, — сердито сказал Лохмач. — Там бегают две кошки!
— Зачем же вы их бросили?
— Они не хотели двигаться с места! Все у нас пошло шиворот-навыворот.
— А собака на привязи? — осведомился Орех.
— Собака-то на привязи! Но разве кролик может не растеряться, оказавшись в двух шагах от разъяренной собаки, хотя бы она и была на привязи!
Орех внезапно принял решение:
— Надеюсь, что в компании с Вероникой и Хокбитом ты сумеешь довести этих кроликов до колонии, Лохмач? На это уйдет почти вся ночь. А Одуванчик пойдет со мной! — объявил он.
— Куда же, Орех-ра? — спросил Одуванчик.
— Надо забрать и тех двоих! — сказал Орех. — Ты быстрее всех бегаешь, Одуванчик, так что не подвергаешься особой опасности. Лохмач, будь другом! Веди отряд в колонию!
Не успел Лохмач ответить, как Орех скрылся под вязами. Одуванчик остался на месте, неуверенно поглядывая на Лохмача.
— Будешь ты наконец слушаться? — грозно спросил его Лохмач.
— А ты сам чего не слушаешься? — дерзко ответил Одуванчик.
Лохмач понял, что если он не выполнит приказания Ореха, то наступит полная неразбериха. Пробормотав что-то о том, что Орех стал в последнее время слишком умен, Лохмач дал по физиономии Хокбиту, который не вовремя принялся жевать листья лопуха, и повел своих пятерых кроликов вниз по склону. Одуванчик же бросился за Орехом во двор усадьбы.
Продвигаясь вдоль амбара, он услышал, как Орех уговаривает Копну Сена. Она и Лавр сидели, замерев, на том же самом месте. Собака вернулась в свою конуру, но была настороже. Одуванчик осторожно вылез из тени на свет и подошел к Ореху.
— Я тут беседую с Копной Сена, — сказал Орех. — Пытаюсь объяснить ей, что идти недалеко. Не попробуешь ли ты уговорить Лавра?
Он говорил веселым голосом, но Одуванчик заметил, что у него слегка дрожат передние лапы.
Внезапно Одуванчик увидел что-то страшное. В темном ночном воздухе появился сияющий свет. Где-то вдалеке пронесся странный дрожащий звук. Он оглянулся, ища глазами кошек, и увидел, что обе они сидят, изогнув спины, перед домом. Помня удары Лохмача, они не собирались приближаться, но, однако, и не уходили прочь. Глядя на них, Одуванчик почувствовал, что его охватывает ужас.
— Орех! Здесь кошки! Великий Фрис! У них глаза светятся зеленым светом! — прошептал он.
Тем временем странный вибрирующий звук, постепенно нарастая, заглушил собой шелест ночного ветра. Все четыре кролика застыли в резком ослепляющем свете, пролившемся на них золотым ливнем. Этот пугающий свет приглушил все их природные инстинкты. Одуванчик попытался было бежать, но не смог. Ужасный свет проникал, казалось, в самый его мозг!
Автомобиль с зажженными фарами появился на дорожке, проехал еще несколько метров и остановился.
— Смотри, кролики нашей Люси удрали!
Человеческие голоса шли откуда-то из-за источника чудовищно яркого света. Они привели Ореха в чувство. Он ничего не видел, но осознал, что ни слух, ни обоняние ему пока не изменили. Он закрыл глаза и сразу же понял, где находится.
— Одуванчик, Копна Сена! Закройте глаза и бегом за мной! — скомандовал он, пустившись бежать в сторону амбара. Через минуту его нос учуял запах лишайников и холодную влагу камней.
Кролики были уже под амбаром: Одуванчик — совсем рядом, а немного подальше — Копна Сена. Возле амбара раздался скрип подошв.
— Вот он! Заходи сзади!
Орех придвинулся к Копне Сена:
— Боюсь, что нам придется бросить Лавра. За мной!
Пробираясь под высоким настилом пола, они проползли к месту, где росли вязы. Голоса людей остались позади. Оказавшись в траве у тропинки, куда не попадал свет фар, кролики учуяли удушливый запах отработанного газа. Копна Сена снова уселась на землю и не поддавалась уговорам двинуться в путь.
— Может быть, все-таки оставим ее, Орех-ра? — спросил Одуванчик. — Люди не причинят ей вреда! Они поймали Лавра и не обидели его, а отнесли обратно в клетку!
— Если бы это был кролик, я бы не спорил! — сказал Орех. — Но это крольчиха!
Вскоре кролики почувствовали запах горящих белых палочек и услышали голоса обоих возвратившихся во двор мужчин. Люди, нагнувшись, начали копаться в машине. Послышался резкий звук металла. Это, казалось, пробудило Копну Сена.
— Я не хочу назад в клетку! — сказала она.
— Правда? — спросил Одуванчик. Она прижалась к его плечу носом.
Одуванчик двинулся в сторону изгороди и перелез ее, но, добравшись до лежащей за изгородью канавы, понял, что находится не на той тропинке, по которой они пришли. Это была совершенно незнакомая канава! Однако, казалось, нечего было тревожиться, канава шла вниз по склону и вела к колонии. Ожидая, что Орех к ним вскоре присоединится, Одуванчик медленно затрусил по канаве.
Вдруг Орех услышал, как люди отошли от хрудудиля. Вслед за Одуванчиком он прыгнул в канаву. Тут на него упал свет фонарика, и люди увидели его красные глаза и белый хвост.
— Ой, смотри, вон там дикий кролик!
— Ага, значит, и наши недалеко!
Орех нагнал Одуванчика и Копну Сена в канаве под кустом куманики.
— Выбирайтесь как можно скорее! Люди идут за нами! — шепнул он.
— Мы не можем выбраться! Дальше канава зарыта!
Орех понюхал землю. Сразу за кустами куманики канава была забросана землей и мусором. Из нее не было выхода!
Тем временем люди уже подошли так близко, что по живой изгороди бегали зайчики электрического фонарика. В нескольких метрах от того места, где укрылись кролики, затряслась под тяжелыми шагами земля. Орех повернулся к Одуванчику.
— Слушай и повинуйся! Я сейчас побегу через поле! Пусть люди на меня полюбуются! Они попытаются ослепить меня своим светом. Тем временем вы с Копной выбираетесь из этой канавы! Затем несетесь прямо к амбару со свеклой! Прячьтесь там и ждите меня!
Для споров времени не было. Орех выскочил из канавы и помчался через поле.
— Вон он! Ату его!
— Ослепи его!
Одуванчик и Копна Сена вползли на гребень канавы и спрыгнули на тропинку. Гонимый неумолимым лучом света, Орех почти добежал до поля, но внезапно почувствовал сильный удар по задней лапе и острую боль в боку. Сделав длинный прыжок, он упал в куст жгучей крапивы на дне канавы. Жаль, что он не догадался, что у людей было ружье! Он прополз по зарослям крапивы, волоча за собой раненую лапу. Через минуту рядом с ним появятся люди с фонарями и заберут его! Чувствуя, что кровь заливает лапу, он споткнулся о какую-то стенку. Одной стороны его носа коснулось дыхание ветра, и до него донесся запах земли и гниющих листьев. Возле самого его уха раздалось глухое эхо падающей воды. Значит, он дополз до отверстия какого-то водостока! Перед ним открылся гладкий холодный туннель, немногим более узкий, чем кроличий ход, но все же достаточно широкий. Опустив уши и прижавшись животом к мокрой кирпичной поверхности, он пролез в отверстие, толкая перед собой небольшую кучку жидкой грязи. Услышав, что топающие шаги приближаются, он замер и затаил дыхание.
— Уж не промазал ли ты, Джон!
— Я врезал ему как надо. Будь спокоен! Гляди, сколько кровищи!
— Это еще ничего не значит. Он, хоть и ранен, может, уже до самого леса допер!
— Нет, он в крапиве! Хотя… что за черт! Куда он подевался?
— К дьяволу его! Не шляться же нам за ним всю ночь! Не надо было соваться с выстрелами, Джон! Теперь кролики перетрухнули и упрятались. Раненого поищем завтра!
Снова наступила тишина, а Орех все лежал и лежал в холодном туннеле, слушая нескончаемый шепот воды. Ледяная усталость сковала его, и, чувствуя, что раненую лапу сводит судорога, он впал в дремотное оцепенение. Через некоторое время из отверстия водостока показалась струйка крови, тяжелыми каплями закапавшая в пустую канаву, на дне которой четко отпечатались глубокие следы грубых сапог.
* * *
Когда поблизости прозвучал выстрел, Лохмач, лежавший на соломе, подпрыгнул и приготовился бежать, но сразу же одернул себя и набросился на подчиненных:
— Не бежать! Здесь нет ни ходов, ни нор!
— Надо бежать подальше от ружья! — проговорил Смородина, у которого выкатились от страха глаза.
— Стойте! — сказал Лохмач, прислушиваясь. — Кто-то из наших бежит вниз по дорожке! Слышите?

— Я слышу, что бегут два кролика, — сказал Смородина, помолчав, — при этом у одного силы на исходе.
Все переглянулись и затихли. Лохмач снова встал.
— Оставайтесь на месте, я приведу их!
На откосе он встретил Одуванчика.
Тот уговаривал прихрамывающую Копну Сена.
— Ради Фриса! — вскричал Лохмач. — Где Орех?
— Люди застрелили его! — простонал Одуванчик.
Лохмач привел Одуванчика и Копну Сена в сарай, и Одуванчик повторил:
— Люди застрелили Ореха! Они схватили Лавра и сунули его назад в клетку, а затем пришли за нами. Мы забрели в канаву, из которой не было выхода. Орех выбежал наверх, чтобы отвлечь от нас внимание людей и дать нам уйти! Никто из нас не догадывался, что у людей есть ружье!
— А ты уверен, что Орех убит? — спросил Вероника.
— Я не видел, чтобы в него попали, но в него стреляли!
— Надо все-таки его подождать! — решил Лохмач.
Они долго ждали. Наконец Одуванчик и Лохмач осторожно вылезли на тропинку. Они дошли до канавы, увидели, что земля на ее дне растоптана сапогами и залита кровью, и вернулись.
Путь домой занял несколько тяжелых часов. Три домашних кролика едва ползли и тяжело хромали. Все участники похода измучились от волнения и горя. Когда они наконец добрались до подножия холма, Лохмач велел Смородине, Веронике и Хокбиту идти в колонию и остался с тремя домашними кроликами на поле, чтобы дать им передохнуть. Ведя свой маленький отряд, Смородина с первыми лучами зари приблизился к лесу, и вдруг какой-то кролик бросился им навстречу по мокрой траве. Это был Пятый. Смородина остановился, а остальные в молчании пошли дальше.
— Пятый, — сказал Смородина. — У нас плохие вести. Беда!
— Я знаю, — перебил Пятый. — Я все знаю!
— Откуда ты это знаешь? — спросил удивленный Смородина.
— Когда вы шли сюда по траве, я увидел, что за вами идет еще один кролик, — тихо сказал Пятый. — Он хромал и с ног до головы был покрыт кровью. Я подбежал, чтобы узнать, кто это, и тут оказалось, что вас только трое и вы идете одной шеренгой.
Он остановился и посмотрел вниз на поле, как будто все еще искал глазами истекающего кровью кролика, растаявшего в утреннем тумане.
Новых кроликов ожидала грустная встреча! Даже Колокольчик не вымолвил ни одного веселого слова. Одуванчик был безутешен, вспоминая, что он не сумел удержать Ореха. Собрание закончилось мрачным молчанием.
В тот же день охромевший Остролист во главе своего отряда вернулся в колонию. Из его товарищей только Серебристый не был ранен и держался бодро. У Крушины была рана на морде, а Земляника весь дрожал и был предельно истощен. Послы не привели с собой ни одной крольчихи.
* * *
Пятый неподвижно лежал на земляном полу своей норы, а снаружи на холмах царил жаркий и светлый полдень. Промокшие от росы паутинки быстро высохли, и веселые зяблики рано замолкли. Жаркий воздух, казалось, колыхался над пустынными просторами, поросшими жесткой, как проволока, травой. Слышалось только неумолчное стрекотание кузнечиков, да сильно пахло разогретым тимьяном.
Пятый задремал, но проснулся в жаркий полдень от мучительных сновидений. Вся влага в норе испарилась, и струйки сухой земли падали на него с потолка. Просыпаясь, он вспомнил, что Орех погиб, и снова увидел, как призрачная тень хромого кролика исчезает в первых лучах утреннего солнца. Где же сейчас этот кролик? Пятый попытался мысленно последовать за ним в утонувшее в предрассветном тумане поле…

* * *
Туман клубился вокруг Пятого, но он упорно пробирался сквозь заросли крапивы и чертополоха. Вдруг шедший впереди кролик исчез. Пятый остался один. Он испугался, но тотчас же услышал знакомые с детства полевые запахи и звуки. В этих краях он появился на свет! Бурное цветение лета уже отошло, и Пятый шел под голыми ветками ясеня. Пятый перешел ручей и двинулся по дорожке вверх, туда, где они с Орехом видели доску с объявлением. «Здесь ли еще она?» — подумал Пятый. Он робко поднял глаза. За туманом ничего не было видно. Вдруг он заметил на холме человека, державшего в руках лопату, веревку и что-то еще, меньшее по размерам, назначение чего было ему непонятно. Доска с объявлением лежала на земле, но она, казалось, стала гораздо меньше, чем это помнилось Пятому, и к ней сейчас была прибита длинная четырехгранная палка. Белая поверхность была покрыта острыми черными палочками. Пятый взобрался на холм и остановился у самых ног человека. Тот, нагнувшись, заглядывал в глубину темной узкой ямы. Человек повернул к Пятому голову.
«Что я делаю, как ты думаешь, а?» — спросил он. «Что вы делаете?» — дрожа от страха, переспросил Пятый. «Я собираюсь поставить здесь эту доску, — сказал человек. — Ты, конечно, не прочь узнать, что это?» — «Да», — прошептал Пятый. «А это для вашего чертова Ореха, — объяснил человек. — Нам нужно вывесить о нем объявление. А что в этом объявлении говорится, как ты думаешь?» — «Не знаю! Разве доски могут говорить?» — спросил Пятый. «А что, нет? То-то и выходит, что мы знаем больше вашего. Вот мы и убиваем вас, когда нам придет охота. Ну-ка, глянь на эту доску, может, и впрямь будешь знать побольше!»
Пятый смотрел и смотрел на доску, расплывающуюся перед его глазами в туманных сумерках, и вдруг черные палочки на ее поверхности заплясали, подняв острые клиновидные головки. Они затрещали на разные голоса, как сидящие в гнезде молодые ласки. Их издевательский хохот доносился до него издалека, как будто его уши вдруг забило песком. А палочки кричали: «В память об Орехе-ра! В память об Орехе-ра! Ха-ха-ха!»
«Ну, теперь ты понял? — спросил Пятого человек. — Надо только вбить этот кол в землю, и я повешу на нем твоего Ореха! Как вешают дохлую сороку или старого горностая!» — «Не делайте этого! Не надо!» — закричал Пятый. «Все бы ладно, да вот нет его у меня, — перебил его человек. — Он забрался в эту чертову дыру! Забрался, когда я уже все подготовил!»
Пятый подполз к самым сапогам и заглянул в дыру или, может быть, яму. Она была совсем круглой! Это был цилиндр из кирпичей, уходящий в глубь земли. Пятый позвал: «Орех!» Где-то в глубине что-то зашевелилось! Он хотел было закричать, но человек ударил его по голове, прямо между ушами!..
Проснувшись, Пятый забарахтался в густой куче рыхлой, как пудра, земли. Он услыхал чей-то голос:
— Стоп, Пятый, не бейся!
Он уселся на землю. Глаза, уши и ноздри его были так сильно забиты песком, что он потерял на время обоняние. Он отряхнулся и спросил:
— Кто тут?
— Это я. Смородина! На тебя упала часть кровли, вот и все. Сегодня по всей колонии падает с потолка земля, это от ужасной жары! У тебя, наверное, был кошмар. Ты бился и звал Ореха! Горе наше велико, но надо постараться перенести его!
— Скажи: уже вечер? — спросил Пятый.
— Пока еще до него не близко, но уже далеко после ни-Фриса. Отряд Остролиста вернулся! Земляника пришел чуть живой, и они не привели ни одной крольчихи!
— Скажи, Смородина, ты помнишь то место, где застрелили Ореха?
— Помню, конечно! Мы с Лохмачом перед уходом еще раз осмотрели эту канаву!
— Не мог бы ты меня туда проводить?
— Да ведь это далеко, Пятый! Сейчас такая жара! Потом, ты почувствуешь себя еще более несчастным.

— Орех жив! — уверенно сказал Пятый.
— Ошибаешься! Я видел кровь в канаве.
— Но ты не видел его мертвым! Ты должен выполнить мою просьбу, Смородина!
— Ты слишком многого просишь!
— В таком случае я пойду один!
Смородина без особой охоты поддался на уговоры Пятого, и они пошли вниз по склону. Пятый скакал с такой скоростью, как будто несся в укрытие. Под сверкающими лучами солнца поля были совершенно пустынны, и все живое размером крупнее мухи попряталось от жары. Когда они дошли до амбаров, Пятый сказал:
— Здесь, кажется, нужно подняться на маленький холм! Ты покажи мне эту канаву!
Смородина привел Пятого туда, где склонились поломанные и потоптанные кусты крапивы, и Пятый уселся в канаве, нюхая воздух и молчаливо осматриваясь. Смородина с безутешным видом, сочувственно глядя на Пятого, уселся рядом. По полю пробежал легкий ветерок, запел черный дрозд на вершине вяза. Наконец Пятый поднялся и поскакал по дну канавы. Насекомые роями вились вокруг его ушей, но он уверенно двигался вперед и вдруг увидел перед собой облачко мух, поднявшихся с выступающего из земли камня. Нет, это был не камень, слишком гладок и правилен он был! Это был край кирпичной трубы! На красно-коричневом отверстии водостока была отчетливо видна тонкая струйка подсохшей крови — и это была кровь кролика.
— Чертова дыра! — прошептал Пятый. — Вот она!
Он заглянул в темное отверстие. В глубине лежал кролик! Пятый сразу определил это по запаху. Он услышал слабое биение кроличьего сердца — в пустой трубе водостока его усиливало гулкое эхо.
— Орех, это ты? — крикнул Пятый. — Орех жив! Он тут! В трубе!

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive