все сказки мира

Глава 3 — 4+4+4+4 Гроза разразилась — Великое путешествие кроликов — Ричард Адамс

Глава 3 - 4+4+4+4 Гроза разразилась - Великое путешествие кроликов - Ричард АдамсРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Глава 3 — 4+4+4+4 Гроза разразилась

К вечеру стало невыносимо душно. На зеленой дорожке у берега реки сидел до крайности встревоженный Орех. Он ломал голову, пытаясь догадаться, что сейчас происходит в Эфрафе.
Разве Лохмач не просил тебя напасть на часовых вчера вечером? Разве он не говорил, что во время поднявшейся суматохи уведет крольчих? — в сотый раз спрашивал он у Кихара.
— Да, говорил, но что-то сорвалось. Тогда сказал — уходи, приходи к ночи!
— Значит, план его остался без изменений. Однако неизвестно, когда Лохмач сумеет убежать. Ведь уже темнеет. Что ты думаешь по этому поводу, Серебристый?
— Если ты так волнуешься, почему бы нам немедленно не двинуться к арке, где мы должны встретить Лохмача с крольчихами?
— Нет, риск слишком велик! По окрестностям непрерывно ходят патрули. Если нас заметят, в Эфрафе подадут сигнал тревоги и Лохмачу снова не удастся бежать!
— Послушай, Орех-ра, — сказал Смородина. — Почему бы нам не спрятать отряд у лодки в прибрежных кустах? Кихар нападет на часовых, прилетит сюда и скажет нам, когда вступить в бой!
— Это чудесно, только тогда мы должны будем со всех ног мчаться к арке, чтобы поспеть на помощь к Лохмачу. Мы понадобимся ему не меньше Кихара!
— Где уж тебе, с твоей ногой, мчаться к арке! — заметил Пятый. — Лучше всего тебе забраться в лодку и заняться канатом. К тому моменту, как прибежит Лохмач с крольчихами, ты должен ровно наполовину перегрызть его. А о сражении пусть позаботится Серебристый!
Орех задумался.
— Мне все-таки не хочется прятаться за вашими спинами! Может быть, кого-нибудь из вас тяжело ранят или убьют!
— Нет, Пятый прав! Ореху нельзя рисковать, он хромает и может попасться в лапы эфрафанцев! Сейчас его главнейшая задача — перегрызть канат, и именно наполовину. Это не всякий сумеет! Канат должен оборваться только в нужный нам момент — не раньше, не позже! — заявил Смородина.
Убеждать Ореха пришлось долго, но в конце концов он с большой неохотой согласился остаться в лодке, пока его друзья пойдут навстречу Лохмачу.
* * *
Лохмач открыл глаза, услыхав, что кто-то зовет его.
— Тлейли! Тлейли! Проснись! — кричала Хайзентли.
— В чем дело? Что стряслось?
— Нельтильту арестовали! А она знает о побеге!
Лохмач вскочил на ноги.
— Вербейник пришел за ней и приказал ей немедленно явиться к капитану Кервелю! Там ее уже поджидали два сенатских полицейских. Ах, Тлейли! Она нас выдаст!
— Время не ждет! Забирай крольчих и тащи их в мою нору! — приказал Лохмач.
Едва поступь Хайзентли замерла вдали, как в туннеле раздались чьи-то чужие шаги.

— Кто идет? — резко повернувшись, вскричал Лохмач.
— Это я, Кервель! Нам грозит куча неприятностей! Только что полиция арестовала Нельтильту. Меня вызвали в нору Сената. Вы с Гравилатом остаетесь на посту. Немедленно выставь часовых! Никакого сильфлея! Никого не выпускать ни под каким предлогом!
— Ты уже отдал приказ Гравилату? — спросил Лохмач.
— У меня нет времени его разыскивать! Немедленно ступай и расшевели часовых! Сразу же вызови Гравилата и передай Бертсии, что Блэкавар сегодня не понадобится! Затем засядьте вместе с часовыми у всех нор! Не знаю, может быть, в самом деле существует какой-то заговор и кролики решили поднять восстание! Нельтильту взяли без шума, но в метке скоро догадаются о том, что произошло. Ну, я бегу! Пока!
Лохмач проводил Кервеля до конца туннеля. У выхода дежурил Майоран.
— Ты слышал приказ? — спросил его Лохмач. — Из-за плохой погоды назначен ранний сильфлей. Нужно немедленно выводить кроликов!
Лохмач с тревогой ожидал ответа. Если Кервель уже отдал Майорану приказ никого не выпускать, придется с Майораном подраться. Однако тот невозмутимо спросил:
— А что, раскатов грома еще не слышно?
— Немедленно выгоняй их на сильфлей, слышишь? — уже грозно повторил Лохмач. — Вызови охранников с Блэкаваром! Да не тяни!
По-видимому, Хайзентли не теряла времени даром, так как у Лохмача в норе уже сидели три крольчихи, а кучка крольчих во главе с Сесусиннан жалась к стенкам бокового туннеля. Все были порядочно перепуганы, а кое-кто был от ужаса близок к оцепенению. Все молчали.
— Сейчас не время для припадков и нервного тсарна! — твердо сказал Лохмач. — Выполнять мои приказания, если вам дорога жизнь! Через минуту охранники притащат Блэкавара. Я нападу на охрану! Как только услышите шум схватки, бегите со всех ног в поле!

Тут в проходе послышались шаги охраны, ведущей арестанта. Лохмач узнал усталую поступь Блэкавара. Тот едва волочил лапы. Лохмач двинулся к выходу.
— Боюсь, что я зря вас вызвал, — обратился к Бертсии Лохмач. — Сию минуту объявили, что сильфлей на сегодня отменяется. Выгляни и сразу поймешь почему.
Бертсия направился к выходу, а Лохмач проскользнул поближе к Блэкавару.
— Ага, похоже на грозу, — сказал Бертсия, высунувшись из норы.
— Не зевай, Блэкавар! — воскликнул Лохмач, набросившись на Бертсию с тылу. Бертсия от неожиданности вывалился наружу, а Лохмач воспользовался моментом, уселся на него верхом и принялся колотить. Однако Бертсия недаром служил в Ауслафе и славился как опытный боец. Он изловчился и вонзил свои зубы в плечо Лохмача. Раньше такой прием всегда приносил ему успех. Однако вряд ли этот метод был уместен в бою с кроликом такого тяжелого веса и выдающейся отваги, каким был Лохмач. С рычанием высвободив обе задние лапы, Лохмач с силой ударил ими Бертсию в бок и через минуту уже стоял над поверженным врагом, не обращая внимания на острую боль в плече. Увидев, что Бертсия ранен и не может подняться, а только бессильно дергает лапами, Лохмач отскочил в сторону.
— Считай, тебе повезло, что я тебя не укокошил! — сказал он, ругаясь и обливаясь кровью.
Затем Лохмач стремительно кинулся обратно в нору. Здесь Блэкавар уже боролся со вторым часовым. В глубине туннеля к ним бежали Хайзентли и Сесусиннан. Лохмач нанес второму охраннику ужасный удар по голове. Тот отлетел в конец туннеля, в нишу для заключенного.
— Не двигайся с места, а то получишь еще! — пригрозил ему Лохмач. — Ты живой, Блэкавар? — спросил он.
— Да, сэр! Что прикажете делать?
— За мной, все за мной! Бежим! — вскричал Лохмач.
Он помчался к выходу. Когда Лохмач обернулся посмотреть, следуют ли за ним крольчихи, у другого выхода он увидел удивленную физиономию Гравилата.
— Тебя ищет капитан Кервель! — успел крикнуть Гравилату Лохмач, во всю прыть выскакивая на поле.
Не успел Лохмач добежать до репейника, у которого они недавно беседовали с Кихаром, как раздался долгий раскат грома. Закапали первые большие и теплые капли дождя. Охваченный безумным восторгом, Лохмач несся вперед под ярко-желтым светом молний. Он не чувствовал раны в плече. Буря стала его другом! Она поможет ему перехитрить эфрафанцев!
Лохмач был уже на поле, когда раздались первые сигналы тревоги. Он остановился, ища глазами арку. По земле гулко разносился тревожный стук. Оглянувшись на бегущий за ним отряд крольчих, он заметил, что никто из них не отстал. Они бежали рядом, растянувшись в широкую шеренгу. Кролики, как правило, разбегаются в стороны веером. Его крольчихи точно так же развернулись в строй. Чтобы не попасться в лапы патрульным, надо было собраться вместе! Он стал искать глазами какой-нибудь забор, за которым можно было бы спрятаться. С запада вплоть до железнодорожной арки тянулись кусты высокой зеленой изгороди. Лохмач увидел бежавшего вблизи Блэкавара и подскакал к нему.
— Нам нужно перебраться через изгородь, — сказал он. — Собери крольчих! Перелезайте изгородь и прячьтесь за ней!
Поравнявшиеся с ними Хайзентли, Сесусиннан и еще три крольчихи были испуганы и дрожали.
— Слышишь стук! Это подняли тревогу! Они бегут за нами, Тлейли! — вскричала Сесусиннан.
— Не отрывайтесь от меня! Бегом! — скомандовал Лохмач.
Он не предполагал, что его крольчихи так быстро бегают. Когда Хайзентли и Сесусиннан стремительно понеслись в сторону изгороди, с ними поравнялось еще несколько крольчих. Лохмачу показалось, что теперь они сумеют справиться с любым патрулем, а может быть, одолеют даже специально усиленный отряд. Он повернул и, держась вдоль кустов, повел крольчих по полю. Прямо перед ними в поросшей кустами насыпи уже совсем близко виднелась железнодорожная арка. А ждет ли их там Орех? И почему нигде не видно Кихара?
* * *
— Что же должно было случиться потом, Нельтильта? — спросил генерал Зверобой. — Не колоти ее без устали, Вербена! Дай ей ответить!
— Ой, о-о-о-ой!.. Хайзентли сказала, что большая птица нападет на часовых Ауслы, а мы убежим во время переполоха… — захлебываясь, пробормотала Нельтильта.
— А ты не врешь? Что это за птица?
— Не знаю, ничего не знаю! — всхлипывала Нельтильта. — Этот новый офицер… Хайзентли сказала, что он прикажет птице… напасть на патруль!
— Эй, Кервель! Выкладывай, что ты знаешь по этому поводу, — обернулся Зверобой к Кервелю.
— Я об этом уже докладывал, сэр. Извольте заметить, что я уже подал рапорт о птице! — испуганно завопил Кервель.
В это время у входа в нору послышался шум и, прокладывая себе путь в толпе, появился Гравилат.
— Новый офицер удрал! Тлейли забрал с собой множество крольчих! Он накинулся на Бертсию и сломал ему лапу! Блэкавар тоже сорвался — и ну бежать за ним! Это все Тлейли, это его рук дело! — кричал Гравилат.
— Так это Тлейли? Ну, попадись он мне в лапы! Эмблеер Фрис, я выколю ему глаза! Кервель, Вербена, Гравилат, за мной!
Подойдя к Криксе, освещаемые тусклым светом молний, под проливным дождем эфрафанские офицеры приостановились было, но облик генерала показался им еще более устрашающим, чем гроза. Они постучали лапами о землю, подавая сигнал тревоги, и поскакали за Зверобоем к железной дороге. Здесь они напали на кровавые следы, еще не смытые дождем, и двинулись по ним к живой изгороди.
* * *
Выбравшись к железнодорожной насыпи, Лохмач сел под аркой и осмотрелся. Ни Ореха, ни Кихара нигде не было видно. Впервые после победы над Бертсией Лохмач почувствовал неуверенность и тревогу. А вдруг Кихар все-таки не сумел расшифровать его загадочное послание? Вдруг что-то случилось с Орехом и его кроликами? Может быть, они погибли и его никто не встретит? Тогда Лохмач со своим отрядом обречен бесцельно скитаться по полям до тех пор, пока их не схватит какой-нибудь патруль.
— Нет, не бывать этому! — сказал себе Лохмач. — В крайнем случае попытаемся переплыть реку и скрыться в лесу. Черт бы побрал плечо! Не думал я, что рана будет так сильно мешать! Ладно, доведу крольчих хотя бы до пешеходного мостика!
Он подошел к забившимся под арку крольчихам. Крольчихи насквозь промокли. С поверхности арки на них стекали ручейки холодной воды, а глинистая земля под лапами постепенно превращалась в густое месиво.
— Вперед! — скомандовал Лохмач. — Теперь уже бежать недалеко, а там мы будем в безопасности! Все за мной!
Крольчихи безропотно повиновались.
«Нельзя не помянуть добрым словом эфрафанскую дисциплину!» — мрачно подумал Лохмач, глядя, как они без единого возражения вылезли из-под арки, немедленно попав под яростно льющий дождь.
Лохмач прибавил ходу, но вдруг заметил, что какой-то кролик поравнялся с ними.
— Стой, Тлейли! — закричал он. Это был Горицвет.

Лохмач был и ранее уверен, что Горицвет их нагонит, и собирался прикончить его. Сейчас же, увидев, что Горицвет, не обращая внимания на дождь, уверенно ведет свой отряд из четырех солдат и не собирается отступать перед превосходящими силами отчаянных беглецов, Лохмач почувствовал сожаление, что они с Горицветом оказались во враждебных лагерях. Лохмач подумал, что ему куда приятнее было бы увести Горицвета из Эфрафы, чем убивать его.
— Не пытайся задержать нас, Горицвет! Я не хочу причинять тебе зла! — крикнул он. Лохмач оглянулся и увидел рядом Блэкавара. — Следи за крольчихами, а то патруль схватит отбившихся в сторону! — сказал он.
— Лучше сдавайся сразу! — кричал Горицвет, по-прежнему не отставая от Лохмача. — Куда бы вы ни скрылись, я все равно найду вас! За вами гонится патруль особого назначения! Если он вас нагонит, тебе несдобровать! Ты уже и сейчас тяжело ранен!
— Проклятие! — вскричал Лохмач, нанося ему удар в голову. — Ты будешь тоже тяжело ранен, прежде чем меня прикончат!
— Можно, я брошусь на него, сэр? — спросил Блэкавар. — Во второй раз ему меня не побить!
— Тлейли! Идет сам генерал! Берегись! — раздался сзади голос Сесусиннан. — О горе, горе!
Лохмач оглянулся. Перед ним открылось зрелище, от которого могло замереть самое отважное сердце.
В пролете арки во главе своих солдат появился генерал Зверобой. Рыча от ярости, он несся на Лохмача, а следом за ним прыгал патруль особого назначения. Лохмач узнал среди преследователей Кервеля, Гравилата, Крестовника.
Там было много солдат, но вперед вырвался кролик огромного роста и свирепого вида — Лохмач догадался, что это начальник полиции Вербена. Лохмачу внезапно показалось, что, если он бросит крольчих и ударится бежать, его не станут преследовать и будут счастливы так дешево отделаться. Сквозь шум ливня до него донесся голос Блэкавара. Эфрафанец пытался его утешить:
— Не огорчайтесь, сэр! Вы сделали все, что в ваших силах! Пока нас не прикончат, мы сумеем убить нескольких неприятелей. Крольчихи будут отчаянно драться!
Лохмач повернул голову и поспешно потерся носом об изуродованное ухо Блэкавара, а затем занял устойчивую позицию на задних лапах в ожидании приближения генерала.
— Грязная скотина! — воскликнул, подбегая, Зверобой. — Ты осмелился напасть на охранника и изувечить его! Не брать его в плен! Мы прикончим его на месте!
— Ах ты кроличий рабовладелец! — отвечал ему Лохмач. — Хотел бы я посмотреть, как это будет выглядеть!
Зверобой рассвирепел:
— Вербена, Горицвет, кто там еще! Валите его на землю! Остальные пусть гонят крольчих обратно в колонию! Арестованного предоставьте мне!
— Стыдись, Зверобой! Видит Фрис, ты позоришь весь кроличий род! Да покарает тебя Фрис! — вскричал Лохмач.
В это мгновение молния, похожая на распростертую лапу с длинными и острыми когтями, прорезала темное небо. В яркой вспышке изгородь вместе с отдельными деревьями будто прыгнула вперед. Почти одновременно прогремел резкий раскат грома. Казалось, что наверху что-то огромное разорвалось на части; постепенно нарастая и разрешаясь повторными взрывами, гром прокатился по всему небу.
Насквозь промокшие, потрясенные кролики съежились, прижатые к земле яростной силой ливня. В голове у Лохмача внезапно зазвенели слова: «Это твоя буря, Тлейли! Воспользуйся же ею!»
Захлебываясь водой, Лохмач приподнялся и толкнул лапой Блэкавара:
— Вперед, забери Хайзентли!
Моргая и стараясь стряхнуть с век капли дождя, он потряс головой. Через минуту Блэкавар уже исчез, но перед Лохмачом во весь рост вырос генерал Зверобой, заляпанный до макушки грязью и насквозь промокший. Стоя нос к носу с Лохмачом, он злобно смотрел на него и скреб длинными когтями по грязи и глине.
— Я убью тебя собственными лапами! — сказал он, оскалив длинные, похожие на крысиные резцы.
Встревоженный Лохмач внимательно наблюдал за всеми его движениями. Он знал, что Зверобой не упустит случая использовать свое преимущество в весе и попытается прыгнуть на него, чтобы сцепиться с ним в ближнем бою. Значит, Лохмачу следовало отступить и положиться на силу своих когтей. Он неловко шагнул в сторону и с ужасом почувствовал, что лапы его скользят по грязи.
Но почему генерал не бросается на Лохмача? Внезапно Лохмач понял, что Зверобой пристально смотрит куда-то поверх его головы. Вдруг генерал резко отпрыгнул назад, и в тот же миг во все заглушающем шуме дождя послышался хриплый крик: «Йарк, йарк! Йарк!»
Что-то белое вилось над самой головой генерала. Тот пытался спрятаться за куст и по возможности укрыть голову. Затем белая тень, крутясь в полосе дождя, взлетела наверх.
— Мистер Лохмач, ваши тут! Все налицо!
Мысли Лохмача закружились, как во сне, и его помутившееся сознание с трудом связало воедино все происходящее. Он снова услышал крик Кихара. Тот на этот раз напал на Вербену.
Чувствуя, что холодные струи поливают его открытую рану, Лохмач сквозь пелену дождя увидел, как Зверобой, отступив в толпу своих офицеров, указывает им на какую-то канаву. Затем у самого своего уха он услышал, что его окликают:
— Эй, Лохмач! Что нам теперь делать, приказывай!
Рядом с ним стоял Серебристый.
— Где Орех? — спросил Лохмач.
— Орех ждет нас в лодке. Да ты ранен! Что с тобой?
— Веди крольчих к реке! — скомандовал Лохмач.
Все смешалось. Растерянные крольчихи едва понимали, что им говорят. Наконец они с трудом поднялись и, спотыкаясь, побрели в низину. Лохмач увидел, что навстречу бегут и другие его друзья. Впереди несется Желудь, сильно перепуганный, но твердо решивший не отступать. За Одуванчиком, подбадривающим Горшочка, скачут Вероника и Хокбит, поглядывая время от времени на летящего впереди Кихара. Серебристый не переставая повторял:
— Идите к Смородине! Идите к Смородине!
Оказалось, что он в разных точках пути поставил троих кроликов в виде маяков, обозначавших обратную дорогу.
— Смородина стоит на ближнем посту, за ним Колокольчик, а последний — Пятый, стоит у самой реки, — объяснил он Лохмачу.
Они добежали до Смородины.
— Молодец, Лохмач! Ты станешь теперь героем наших легенд! — дрожа, прокричал ему сквозь дождь Смородина. — Да ты ранен в плечо! Силы небесные!
— Не время еще говорить о легендах! — сказал Лохмач. — Все ли кролики прошли к реке?
— Ты последний! — отвечал Смородина.
Подлетевший Кихар уселся рядом с ними на землю.
— Мистер Лохмач, я напал на этих проклятых, но они не убегают! Засели в канаву! Мне до них не добраться!
— Так я и знал, что они не отстанут! — сказал Лохмач. — Они набросятся на нас в последнюю минуту, вот увидишь, Серебристый! Не зевай, Желудь, держись подальше от этой канавы!
— Идите к Колокольчику! Идите к Колокольчику! — твердил Серебристый. Носясь из стороны в сторону, он собирал кроликов вместе.
Они подскакали к Колокольчику, стоявшему у изгороди в конце поля. У того закатились от страха глаза, и ему ужасно хотелось удрать, но он держался твердо.
— Я только что заметил боевой отряд чужих кроликов! Наверное, это эфрафанцы. Они проскакали на луг у реки, — сказал Колокольчик. — Сейчас они у нас в тылу. Их ведет громадный кролик! Я в жизни не видывал таких великанов!
— А ну! Все бегом к реке! — скомандовал Лохмач.
До реки оставалось небольшое расстояние, но посреди мокрых пучков осоки и камыша, окруженных глубокими лужами, было невозможно разобрать дорогу. Кролики брели вслепую, натыкаясь то здесь, то там на заблудившихся товарищей. Кихар слетал к реке и обратно и проделал этот рейс многократно, помогая Лохмачу отыскать потерявшихся крольчих.
— Кихар, — обратился к нему Лохмач. — Постарайся узнать, где находятся эфрафанцы. Они где-то поблизости. Почему они на нас не нападают? Мы разбрелись во все стороны, и они могли причинить нам немалый урон! Видно, задумали что-то новое!
Через минуту Кихар возвратился.
— Они у моста, — сказал он. — Все спрятались! Под кустами! Я подлетел! Этот огромный хотел на меня напасть!
— Неужели? Ну, негодяю Зверобою не откажешь в отваге!
— Они думают, вы там переходить мост! Они не знают, у нас лодка!
В глубокой траве показался бегущий навстречу Пятый.
— Лохмач, мы посадили нескольких крольчих в лодку, но они мне не доверяют, все спрашивают: где ты? — сказал он.
Лохмач поскакал за Пятым и вышел на зеленую тропинку, идущую вдоль берега. Лодка стояла на том же самом месте — один ее конец касался берега, а другой затонул. На ближайшем к берегу, приподнятом конце сидел Орех с повисшими ушами, с почерневшей от дождя, облипавшей бока шубкой. Согнувшись, он держал в зубах натянутый канат. Желудь, Хайзентли и еще две крольчихи взобрались рядом с ним на перекладину. Смородина безуспешно пытался уговорить остальных влезть в лодку.
— Орех боится выпустить из пасти канат, — сказал он Лохмачу. — А эти крольчихи только и знают, что твердят: «Наш офицер — Тлейли», и ни с места!
Лохмач повернулся к Сесусиннан.
— Сейчас мы покажем вам волшебный фокус, — сказал он. — Веди их туда, где сидит Хайзентли.
Не успела Сесусиннан двинуться с места, как они услышали вопль ужаса. Кричала одна из крольчих. Справа из кустов, растущих вдоль реки, внезапно выбежал Горицвет и быстро двинулся к ним навстречу. Слева выскочили Вербена, Кервель и Крестовник. Издав отчаянный вопль, крольчиха повернулась и бросилась в поле.
Тут ее настиг Зверобой. Он нанес ей страшный удар по голове. Она еще раз повернулась, как слепая, спотыкаясь, побежала по тропе и вскочила в лодку.
Лохмач понял, что Зверобой не только сумел заставить своих растерявшихся офицеров повиноваться, но успел придумать новый план действий.
Сейчас, прижав отряд противника к реке, Зверобой легко мог разбить его по частям и уничтожить столько врагов, сколько его душа пожелает!
Лохмач одним махом перескочил через прибрежную траву и оказался в лодке рядом с Орехом. Атака эфрафанцев произвела неожиданный эффект: все до одной крольчихи перебежали с берега в лодку. За ними перескочили Смородина и Пятый.
Тем временем Зверобой добрался уже до самого берега реки и приближался к лодке. Смородина в тревоге вскрикнул:
— Одуванчик отстал! Он на берегу!
В ответ на это Орех открыл пасть и выпустил канат:
— Боюсь, не пришлось бы его оставить! Эти парни готовятся на нас напасть, а мы в лодке совершенно беспомощны!
Смело глядя в глаза Зверобоя, Лохмач сказал:
— Подожди разгрызать канат, Орех! Я их задержу!
Зверобой ответил ему злорадной ухмылкой:
— Нет, Тлейли! Сейчас вы пойдете на дно реки, а оставшихся мы разорвем на части!
Одуванчик в беспокойстве выглянул из прибрежных зарослей крапивы, не зная, что предпринять.
— Ко мне, Крестовник и Вербена! — вскричал генерал. — Кидайтесь на них по моему сигналу, а что до птицы, нам она не грозит…
— А вот и она! — вдруг громко воскликнул Лохмач.
Зверобой невольно поднял голову и отскочил назад. Одуванчик стрелой вылетел из кустов и через мгновение уже сидел в лодке рядом с Орехом. В эту минуту канат разорвался, и плоскодонка заскользила вдоль берега по течению, а затем вышла на середину. Оглянувшись назад, Лохмач увидел морду генерала Зверобоя. Он глядел на них, вытаращив глаза, из-за кустов вербейника. Его расстроенная физиономия напоминала Лохмачу обиженную пустельгу, упустившую мышь.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive