все сказки мира

Глава 4 — Нападение собаки — Великое путешествие кроликов — Ричард Адамс

Глава 4 - Нападение собаки - Великое путешествие кроликов - Ричард АдамсРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Глава 4 — 4+4+4+4+4+1 Нападение собаки

Услышав сигнал тревоги, Одуванчик с ходу рванулся с места. Будь поблизости какая-нибудь нора — он непременно юркнул бы в нее со страху. Собака резво кинулась на него, и Одуванчик круто повернул и помчался по дорожке по направлению к Вязовой Роще. Собака неслась за ним. Кролик не ожидал от нее такой прыти! Он чувствовал за собой ее дыхание и слышал, как фонтанчики песка отскакивают от ее лап.
«Она бегает быстрее меня! — подумал он. — Я пропал!»
Одуванчик мысленно представил себе, как пес переворачивает его и перегрызает хребет. В отчаянии он подумал, что ему придется сдвоить свой след, как зайцу. Однако если он сдвоит след, то собака начнет его гонять по дорожке туда и назад и дело кончится тем, что придет человек и отзовет ее! Собака не должна потерять его след, иначе операция, задуманная Орехом, провалится! Что же делать?
Одуванчик рванулся к вершине холма и круто повернул вниз по дороге в поле. Когда Орех объяснял ему план действий и ту роль, которую он должен был сыграть, Одуванчику показалось, что собаку придется чуть ли не силком тащить за собой. Оказалось, что он здорово ошибся! Сейчас он несся с молниеносной быстротой, а собака, не отставая, мчалась за ним. Он никогда еще так быстро не бегал и знал, что долго не выдержит такого темпа. Менее чем за полминуты он покрыл расстояние в триста метров и домчался до амбара. Ему казалось, что он бежит уже целую вечность, что всю свою недолгую жизнь он бежит и бежит, испытывая смертельный ужас и чувствуя тяжелое дыхание собаки у себя за спиной. Внезапно собака остановилась: ее внимание привлекла сидевшая на дворе крыса. Одуванчик юркнул в открытую дверь амбара и вниз головой бросился в перевернутый сноп соломы. Собака, бросившись вслед за ним, скулила и царапала стенку, разбрасывая и обнюхивая солому.
— Не бойся! — сказал Одуванчику какой-то крысенок, спрятавшийся в соседнем снопе соломы. — Собака скоро уйдет! Сам понимаешь, это тебе не кошка!
— Я и боюсь, что она уйдет! — выкатив белки, сказал Одуванчик, едва переводя дух. — Мне нельзя дать ей уйти!
Одуванчик выскочил из амбара и через минуту уже скакал во весь опор по открытому полю, туда, где его поджидал Смородина. Совершенно выбившись из сил, Одуванчик свалился в канаву рядом со Смородиной. В двух метрах от них с противоположной стороны зеленой изгороди бежала собака, пытаясь отыскать посреди кустов удобное место, чтобы перебраться на их сторону.

— Собака страшно быстро бегает! — прохрипел Одуванчик. — Я совсем выдохся!
— Помоги нам Фрис! — прошептал испуганный Смородина. — Значит, мне от нее не уйти!
— Скорей вылезай на поле, а то она потеряет к нам интерес! Я передохну и приду тебя выручать! — сказал Одуванчик.
Смородина тотчас же выскочил на дорогу и уселся на самом виду. Увидев его, собака затявкала и попыталась всей тяжестью навалиться на изгородь. Смородина медленными прыжками двинулся по дороге. Вдруг он резко повернул, а затем присел. Пробравшись между изгородью и столбом, собака появилась совсем рядом. Обнюхав траву, она сначала подняла куропатку и бросилась за ней в погоню, а затем принялась усердно рыть землю возле куста конского щавеля.

В первые минуты Смородина сидел смирно. Затем он притворился, что совершенно не замечает собаки, и сделал несколько осторожных прыжков ей навстречу. Не зная, как привлечь к себе внимание, он пришел уже было в отчаяние. Вдруг собака внезапно бросилась к нему и побежала по полю вдоль снопов. В свою очередь, скрывшись за снопами, Смородина старался не потерять ее из виду и тихонько скакал рядом. Они пробежали полпути до колонии и были уже у столбов электропередачи, когда Смородину догнал Одуванчик.
— Собака у тебя едва шевелится, а нам надо спешить! Может быть, эфрафанцы сейчас приканчивают Лохмача! — закричал он.
— Собака не бежит за мной! Хоть убей! — ответил Смородина.
— Нам нужно, чтоб она молнией пронеслась по склону, а она еле ползет! Так она никого не испугает! Она должна мчаться, словно идет в атаку! Давай заманивать ее по очереди! — крикнул Одуванчик.
Миновав скошенное поле, они поравнялись с зарослями кустарника. Здесь они резко затормозили и проскочили под самым носом у собаки. На этот раз пес бешено бросился за ними, и они едва успели скрыться в кустах. Выбираясь из зарослей, они поняли, что собака, с треском ломая хрупкие кусты бузины, продирается вслед за ними. Затем прямо за спиной у себя они услышали лай и пустились вниз по открытому склону, чувствуя, что пес стремительно несется за ними по пятам.
* * *
Кровь заливала Лохмачу плечо. Не решаясь отвести взгляд от сидящего на куче песка Зверобоя и с минуты на минуту ожидая нового нападения, он вдруг услышал, что в туннеле за его спиной кто-то из кроликов подошел к нему. Боясь обернуться к тесному ходу, Лохмач, не поворачивая головы, спросил:
— Кто там, не ты ли, Остролист? Как у вас дела?
— У нас все в порядке, — отвечал тот. — Пусти теперь меня на твое место, Лохмач!
— Никак не могу! — прохрипел в ответ Лохмач. — Эта скотина воспользуется проходом и прорвется в наши норы!
Лохмач прекрасно понимал, что даже если его убьют, осаждающим все равно не удастся пробраться через его труп в спальные норы: ход был слишком узок. Эфрафанцам придется либо подкапываться под Лохмача, либо рыть обходной туннель. На это уйдет много времени!
За спиной Лохмача в спальных норах послышался неясный разговор. Лохмач прислушался и понял, что Колокольчик рассказывает осажденным какую-то сказку.
«Какой он молодец! — подумал Лохмач. — На его месте я бы не смог так спокойно рассказывать!»
— …И тогда Эль-Эхрейра сказал лисе: «Ты похожа на лису и пахнешь точь-в-точь как лиса! Что ж, я могу предсказать тебе будущее, я вижу его в волнах реки…» — рассказывал Колокольчик.
Внезапно Зверобой заговорил:
— Зачем ты жертвуешь собой, Тлейли? Мне нетрудно тебя убить. Однако ты не заслуживаешь подобной участи! Возвращайся со мной в Эфрафу! Обещаю тебе пост командира. Даю слово офицера!
— Сильфлей храка у эмблеер-ра! — отвечал Лохмач, что означало: «Не офицер ты, а просто скотина!»
— «Ах, вот как! — сказала лиса. — Значит, ты можешь предсказать мою судьбу? Что же ты видишь в ручье? Жирных кроликов, пасущихся на лугу, не так ли?» — снова послышался голос Колокольчика. — «Отнюдь нет, — отвечал Эль-Эхрейра. — Здесь нет никаких кроликов, но я вижу, как по твоему следу бегут гончие, и вижу, как мой враг удирает со всех ног, спасая свою шкуру!..»
«Видимо, Зверобой догадался, что к осажденным будет не пробраться через мой труп и мертвым я буду не менее страшен врагам, чем живой! — подумал Лохмач. — Он хочет меня отсюда выманить! Ну уж нет. Лучше я отправлюсь в Инле, чем пойду с ним в Эфрафу!» — решил он.
Внезапно, как тяжелый сук, упавший с дерева, Зверобой одним прыжком снялся с места и с силой навалился на Лохмача, упорно придавливая его к полу. Столкнувшись головами, оба врага рвали друг другу плечи и кусались. Лохмач чувствовал, что у него иссякают силы и что вскоре он не выдержит ужасной навалившейся на него тяжести! Его лапы уже пропахали на полу две глубокие борозды. Еще минута — и Зверобой пробьет его телом вход в расположенную за ними нору! В отчаянии Лохмач опустил голову и напряг все мышцы, как лошадь, изнемогающая под непосильной ношей. Внезапно чудовищная тяжесть свалилась с плеч Лохмача и ему вновь удалось вонзить свои когти в землю.
Оказалось, что, вцепившись в загривок Лохмача, Зверобой сам стал задыхаться.
Струйки крови из разбитого Лохмачом носа забили Зверобою ноздри, а шерсть противника не давала ему открыть пасть. В результате Зверобою пришлось ослабить хватку. Обессилевший Лохмач лежал перед ним неподвижно. Беднягу охватила чудовищная слабость, и ему показалось, что он ворочается с боку на бок в канаве, наполненной палым прошлогодним листом. Он закрыл глаза. Кругом наступила полная тишина. Затем, как будто из глубокой травы, послышался голос Пятого: «Ты ближе к смерти, чем я! Ты ближе к смерти, чем я!»
— Опять я попал в западню, что ли? — пронзительно вскрикнул Лохмач, рванувшись и встав на ноги. Он открыл глаза. В туннеле никого не было! Значит, Зверобой отступил!
Раненый Зверобой выбрался из Сот. Он заметил, что Вербена и Гром с тревогой на него смотрят. Присев на задние лапы, он попытался передними вытереть с морды кровь, заливающую ему глаза.
— Ступай и добей Тлейли, Вербена! — сказал генерал.
— Как, сэр? — переспросил Вербена.
— Мне нужно показать солдатам, в каком месте ломать стены. Вскоре я вернусь и закончу дело сам, а ты пока задержи его, — пояснил Зверобой.
До Вербены дошло, что случилось нечто невероятное: в бою с Тлейли генерал потерпел поражение! Сейчас генерал просит Вербену прикрыть его позор, чтобы солдаты не догадались, что генерала побили!
«Фрис великий! Что же происходит?! — подумал Вербена. — Нужно как можно скорее выбираться отсюда!»
Зверобой не спускал с Вербены своих тусклых бледных глаз, так что тому пришлось перелезть через кучу разрытой земли и пробраться в туннель Лохмача. Зверобой же захромал к двум ходам, которые были поручены Крестовнику. Увидев Зверобоя, Крестовник отскочил подальше и усердно начал чистить свои когти о торчащий из земли корень.
— Один ход свободен, сэр, а над другим придется еще потрудиться! — доложил он.
— Хватит и одного! Солдаты! На штурм! В проход! — приказал Зверобой.
Он хотел сам спуститься вниз, как вдруг заметил возвращающегося Вербену.
— У меня в глазу песчинка, сэр! — жалобно пропищал Вербена. — Я только выну ее и снова брошусь на Тлейли!
— Несчастный трус! Что станется с тобой, если меня прикончат? Ты должен убить Тлейли! Не забудь, что в Эфрафе тебя ненавидят больше всех других офицеров! — прошептал ему на ухо генерал.
Внезапно с каким-то усталым удивлением Зверобой понял, что и сам смертельно напуган! Он боялся биться с Тлейли и был едва ли в состоянии начать сражение! Он в последний раз попытался уговорить Лохмача.
— Тлейли! — сказал он. — Через минуту я введу сюда солдат, и они разрушат твою стену. Уйди отсюда добром!
Тлейли долго не давал никакого ответа, а затем глухим голосом, задыхаясь, но совершенно четко ответил:
— Мой Главный Кролик отдал приказ защищать этот ход!
— Как так? Его Главный Кролик? — переспросил, выпучив глаза, Вербена.
Ни Зверобою, ни его офицерам не приходила в голову мысль, что в колонии может быть другой Главный Кролик кроме Тлейли. Но по-видимому, Тлейли не лгал! А если сам Тлейли не был Главным Кроликом, значит, где-то поблизости находится другой могучий кролик, который в самом деле был Главным. Он, наверное, еще сильнее Тлейли! Где же он?
Вдруг Зверобой почувствовал, что Репейник куда-то исчез.
— Куда вдруг запропастился этот негодяй? — спросил он Крестовника.
— Видно, удрал, сэр! — был ответ.
— Немедленно тащи его назад! — приказал Зверобой.
Крестовник отправился на поиски, но уже через минуту вернулся.
— Репейника нигде не найти! С ним вместе неизвестно куда ушли два или три моих солдата! Клянусь честью, без моего ведома! — растерянно сообщил Крестовник.
— Ну, я им задам! — закричал генерал.
Он уже овладел собой и сообразил, что делать. Тлейли надо оставить в покое и лучше о нем больше не поминать! Узких ходов, где осажденным легко защищаться, нужно по возможности избегать, а докопавшись через какой-нибудь ход до ужасного Главного Кролика, всем скопом наброситься на него и прижать к полу, чтобы он не смог пошевелиться!
Зверобой повернулся, чтобы отдать приказ, но внезапно перед ним в слабом сумраке прямо под проломленной крышей Сот что-то зашевелилось, и на ноги встал совсем крошечный кролик, не эфрафанец. Он неуверенно оглядывался вокруг широко открытыми, как у едва прозревшего крольчонка, глазами и, казалось, не понимал, где находится. Кролик провел по глазам дрожащей лапой.
— Кто это? — спросил Зверобой.
— Наверное, это тот кролик, что здесь лежал, — ответил Крестовник. — Мы еще тогда подумали, что он дохлый!
— Ах, вот что! — протянул генерал. — Что ж, он, кажется, вполне по силам Вербене! Этот как раз один из тех, с кем тот сумеет сладить! Займись им, Вербена! — с издевкой прибавил генерал, видя, что Вербена, не понимая, не шутит ли генерал, заколебался.
Вербена неохотно двинулся вперед. Даже ему пришлось не по вкусу приказание прикончить больного, впавшего в тсарн кролика.

Тем временем маленький кролик, по-видимому, не собирался ни отступать, ни защищаться. Он только смотрел на Вербену отуманенными печалью глазами, однако совсем не так, как смотрели на Вербену его жертвы. Взгляд этот заставил Вербену остановиться. С минуту оба смотрели друг на друга в лучах неясного света, падавшего из пролома. Наконец, не обнаруживая ни малейших признаков страха, странный маленький кролик тихо произнес:
— Не вините нас в вашей гибели! Поверьте, мне очень жаль, что вы погибнете!
За время своей работы в полиции Вербена не раз встречал узников, изрыгающих предсмертные проклятия. Часто в этих проклятиях ему слышался какой-то взывающий к отмщению сверхъестественный голос. Но Вербена не был бы начальником полиции, если бы подобные вещи производили на него хоть какое-нибудь впечатление.
Однако сейчас, глядя в глаза своему необъяснимо странному противнику, Вербена почувствовал внезапный ужас. Начальнику полиции показалось, что в темных углах незнакомой норы зашептались зловещие призраки и послышались давно забытые голоса замученных им в эфрафанских канавах заключенных. Он издал отчаянный вопль ужаса.
— Прочь! Прочь от меня! Я хочу домой! — закричал Вербена. Спотыкаясь, с трудом различая путь, он пробрался к открытому ходу и поспешно выбрался наверх.
Здесь он увидел, что Зверобой раздраженно допрашивает одного из землекопов отряда Крестовника.
Выкатив глаза, весь дрожа, землекоп вытянулся перед генералом:
— Все говорят, что здешний Главный Кролик ростом больше зайца, сэр! Солдаты слышали внутри вой какого-то странного животного!
Отвернувшись от землекопа, генерал выбрался на пригорок. Сидевшие на траве эфрафанцы в страхе посмотрели на него. Его было не узнать! Нос генерала был разбит, и одно веко порвано, а всю морду заливала кровь. При ходьбе он волочил лапу и качался из стороны в сторону.
Улегшись на траву, Зверобой огляделся и вдруг почувствовал молчаливую неприязнь своих перетрусивших солдат. Он перевел взгляд на верного Желтуху, но и тот отвел глаза в сторону. Два других кролика бочком отступили в высокую траву.
Внезапно на опушке леса выросла фигура капитана Горицвета. За ним раздался душераздирающий вопль. Перегнав Горицвета, два чужих кролика перескочили канаву и скрылись в одном из открытых туннелей.
— Бегите! — топнув, крикнул Горицвет. — Спасайтесь!
Он пробежал мимо и скрылся за пригорком. Не понимая, о какой опасности идет речь и куда нужно бежать, эфрафанцы заметались. Пятеро кинулись в открытый ими подкоп, другие помчались в лес. Не успели они броситься врассыпную, как прямо в толпу эфрафанцев откуда-то прыгнула огромная черная собака. Собака, как лиса, забравшаяся в курятник, кидалась то на одного, то на другого, и многие почувствовали на себе остроту ее зубов. Зверобой не стал спасаться бегством. Когда его войско разбежалось кто куда, он, ощетинившись и рыча, выставил вперед окровавленные когти. Заметив его в высокой траве, собака на минуту остановилась, а затем сделала прыжок вперед. Спасаясь бегством, солдаты генеральской Ауслафы еще слышали пронзительный, полный невыразимой ярости рев Зверобоя:
— Назад, болваны! Не трусить! Назад и в бой!

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive