все сказки мира

Глава 4 — Орех-Ра — 4+4+4+4+1 Мосты — Великое путешествие кроликов — Ричард Адамс

Глава 4 - Орех-Ра - 4+4+4+4+1 Мосты - Великое путешествие кроликов - Ричард АдамсРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Глава 4 — Орех-Ра — 4+4+4+4+1 Мосты

Окажись их плоскодонка на любой другой реке — и план Смородины провалился бы. Лодка не смогла бы так легко отчалить от берега или прибилась бы к нему снова. Она застряла бы в камышах или села на мель, но на реке Тест не встречалось ни песчаных отмелей, ни зарослей камыша.
Большинство кроликов плохо понимали, в какое положение они попали. Эфрафанские крольчихи отродясь не видали реки, но когда Зверобой в один миг исчез у них из виду, они почувствовали неясное облегчение, съежились на дне лодки под яростно льющим дождем и затихли.
В лодке скопилось много дождевой воды, и во время посадки крольчихи попрыгали на дно, прямо в воду. Постепенно все выбрались кто на нос, кто на корму.
Лохмач неподвижно лежал на боку. Лихорадочная отвага его покинула, а раненое плечо сильно ныло. Несмотря на пульсирующую боль в предплечье, ему все время хотелось спать, пусть даже распростершись на жестких досках и под проливным дождем. На минуту он открыл глаза.

— Рискованное было дело! Один шанс из тысячи! — пробормотал Лохмач.
— Дети наших детей услышат удивительный рассказ! — произнес Орех традиционные кроличьи слова. — Скажи мне: кто тебя ранил?
— Один из полицейских Ауслафы, — ответил Лохмач.
— Кто? — Термин Ауслафа был Ореху незнаком.
— Грязный маленький палач из эфрафанской полиции.
— Ты ему здорово задал?
— Думаю, он перестанет бегать. Куда нас сейчас принесет эта твоя лодка?
— Может быть, на это ответит кто-нибудь из наших мудрецов или Кихар. Он, наверное, знает повадки той вещи, на которой мы сидим, — сказал Орех.
Прилепившийся рядом с Орехом Одуванчик при первом упоминании о мудрецах пробрался по залитому водой днищу и вернулся вместе с Пятым и Смородиной.
— Дело обстоит неплохо, — объявил Смородина. — Мы плывем по течению и через некоторое время пристанем к берегу. А пока мы все дальше и дальше удаляемся от милых приятелей Лохмача!
Тем временем, разведав дорогу, прилетел Кихар.
— Мистер Орех! — объявил он. — Впереди мост!
Как по команде задрав кверху головы, кролики увидели неподалеку тот самый мост, через который они переходили несколько дней назад. Мост они узнали с первого взгляда, потому что с лодки он выглядел почти так же, как с берега реки.
— Может, удастся проскочить, а может, нет! — сказал Кихар. — Если сидеть такой кучей — беда!
Мост стоял на двух низких сваях. Стальные стержни были установлены над самой поверхностью воды. До водной глади оставался просвет шириной не более двух сантиметров.
Орех понял предостережение: когда лодка войдет под мост, между нею и фермами останется расстояние не шире кроличьего когтя. При этом всех сидящих над бортом может сбросить в реку. По днищу, покрытому теплой водой, Орех поскакал на другой конец лодки, расталкивая по пути мокрых, сгрудившихся в кучу кроликов.
— На дно! Все на дно! — приказал он. — Не бояться сырости! Блэкавар! Гони крольчих на дно!
Эфрафанские кролики беспрекословно повиновались. Кихар тем временем поднялся в воздух и взмыл над деревянными перилами моста.
Река стала уже, а течение под мостом — сильнее. Через минуту мост темной массой, напомнившей Ореху валящуюся с дерева шапку снега, надвинулся на него, и он прижался ко дну.
Раздался пронзительный крик, и какой-то кролик скатился прямо ему на голову. Затем лодка задрожала от сильного толчка; раздался глухой, скребущий звук, кругом все потемнело, и очень близко над головой у кроликов выросла какая-то крыша. Через минуту крыша исчезла и лодка снова заскользила вперед.
Оказалось, что на Ореха свалился Желудь. Хотя его оглушило и помяло, по-видимому, он не получил серьезных повреждений.
Зато одна из крольчих не успела спуститься на дно и ударилась о стояк под мостом. Возле нее хлопотала Хайзентли. Орех оглядел своих измазанных грязью, дрожащих спутников и перевел взгляд на бодрого и веселого Кихара, усевшегося на корму лодки.
— Как нам причалить к берегу, Кихар? — спросил он. — Сам понимаешь, такая жизнь — не для кроликов!
— Скоро еще мост! Остановит лодку!
Они проплыли еще один поворот. Лодка несколько раз резко повернулась. Напутанные тем, что произошло с Желудем и крольчихой, кролики уныло лежали в воде на дне лодки. Орех выполз на нос плоскодонки и осмотрелся.
Он понял, что лодка замедляет ход. Ближний берег, на котором тесно стояли густые заросли деревьев, был высоким и крутым, но вдали расстилались берега ровные, как подстриженный газон.
За разливом вниз по течению показался второй мост. Он был построен давным-давно. Кирпичная кладка моста потемнела от времени, и мост весь зарос плющом. Внизу мост прорезали четыре низкие арки с узкими отверстиями для водостока. Видно было, что до верха арки от водной поверхности оставалось расстояние сантиметров в тридцать. Когда лодка подошла к мосту, Орех опять спрыгнул на дно, но это было уже лишнее. Лодка мягко коснулась устоев и, прижавшись бортом к центральному водостоку, остановилась.
Орех положил передние лапы на низкий борт, осторожно выглянул и попытался рассмотреть берег. Перепрыгнуть на него было невозможно: берег был для этого слишком крут. Задрав голову, Орех посмотрел на кирпичную стену, поднимавшуюся над пролетом: здесь на уровне его морды над парапетом возвышалась гладкая кирпичная кладка, на которую кроликам тоже было не взобраться.
— Что делать, Смородина? — спросил Орех. — Ты нас на эту штуку посадил, говори, как теперь с нее слезть?
— Не знаю, Орех-ра! Из всего, что мне представлялось, это самый необыкновенный конец пути. Скорее всего придется плыть к берегу, — сказал Смородина.
— Плыть? — переспросил Серебристый. — Мне это как-то не улыбается. Взгляни на эту крутизну! Вдобавок течение снесет нас под арку!
Орех попытался заглянуть в отверстие арки. Темный туннель был не длиннее самой лодки, и поверхность в нем казалась гладкой. Там не торчало никаких камней, и места между сводом арки и поверхностью воды было достаточно для того, чтобы плывущий через туннель кролик мог держать над водой голову. Однако не видно было, что находится по ту сторону моста. За аркой Орех видел лишь воду, отражающиеся в ней зеленые листья и летящие брызги дождя. Унылое эхо повторяло в водостоке звук падающих капель. Звонкий шум, раздававшийся под мостом, непохожий на звуки, которые кролики привыкли слышать в своих земляных туннелях, испугал Ореха.
С парапета на него упали капли дождя: это Кихар отряхивал свои перья.
— Вот и конец! Больше не ждать! Плыть! — сказал он.
— Как же нам добраться до берега? — спросил его Орех.
Кихар удивился:
— Собака плавать, крыса плавать, а вы — нет?
— Мы можем проплыть небольшое расстояние, но здесь нам не выбраться на берег! Кроме того, мы не знаем, что за места там, с другой стороны арки!
— Там хорошо! Выберетесь! — сказал Кихар.
Орех задумался. Что следовало под этим понимать? Ведь Кихар не кролик! Кихар живет на Большой Воде, где еще страшней, чем на реке. Плохо зная кроличий язык, Кихар обычно ограничивался простейшими сообщениями. Орех отлично понимал, что в глубине души Кихар не мог не презирать их: кролики должны были казаться ему робкими и беспомощными домоседами, не умеющими летать. Сумел ли он оценить эту реку с кроличьей точки зрения? Значили ли его слова, что за мостом лежит спокойная река с пологим берегом, на который кролики сумеют выбраться? Может быть, Кихар хотел, чтобы они поднатужились и выполнили то, что для самого Кихара не представляло ни малейшего труда? Это было, пожалуй, вернее…
Орех осмотрелся. Серебристый вылизывал Лохмачу плечо, Смородина, нервничая, ходил по перекладине, и видно было, что его терзают такие же сомнения. Внезапно Орех услышал сверху пронзительный крик:
— Йарк! Чертовы кролики! Толку — ни на грош! Смотри!
Кихар неуклюже спрыгнул с носа лодки в воду. Сидя в воде наподобие дикой утки, он поплыл по течению в глубину арки и исчез в туннеле. Заглянув в отверстие арки, на фоне светлого неба Орех увидел темные очертания головы плывущего Кихара. Кихар выплыл на яркий свет, повернул в сторону и исчез из виду.
— То, что Кихар уплыл, нам ничего не дает! — заявил Смородина, стуча зубами. — Он мог взлететь на воздух! Может быть, он достает до дна своими перепончатыми лапами!
Кихар вновь появился на парапете над их головами.
— Теперь ты! — коротко сказал он.
Орех никак не мог решиться прыгнуть вниз. Предводителя кроликов охватил беспредельный страх. Эта ужасная авантюра была выше его сил. Он споткнулся на скользкой доске и увидел рядом с собой Пятого.
— Я пойду вместо тебя, Орех! — тихо прошептал он.
Готовясь прыгнуть вниз, он уже поставил передние лапы на край борта. Внезапно одна из крольчих стукнула лапой по дну, и все замерли. Послышались приближающиеся шаги, и вблизи раздались людские голоса. Встретив испуганный взгляд Хайзентли, Орех ответил ей грозным взглядом, всей душой желая, чтоб она хранила молчание.
Тут он почувствовал, что голоса стали понемногу удаляться. Люди перешли мост и даже не заглянули через парапет! Скоро шаги их совсем затихли.
— Решено! — сказал Орех. — Плыть! Всем плыть! За мной, Колокольчик! Кажется, ты хотел стать водяным кроликом!
Орех подошел к борту, но тут обнаружил рядом с собой Горшочка.
— Скорее, Орех-ра! — проговорил тот, нервно дергаясь и дрожа. — Я иду с тобой!
Закрыв глаза, Орех свалился через борт прямо в воду и почувствовал, что его тотчас подхватило холодное течение. Ему показалось, будто его несет сильный и бесшумный ветер. Перепугавшись, он начал бороться с течением, поднял голову и глубоко вздохнул, царапая когтями неровный кирпич, покрытый водой. Затем туннель кончился, мрак сменился светом, и он увидел над головой небо и зеленую листву. Барахтаясь, он двинулся вперед и обнаружил, что ползет по жидкой грязи. Через мгновение он выбрался на скользкий берег, задыхаясь, несколько минут пролежал с закрытыми глазами, а затем вытер морду и открыл глаза. Тотчас же он увидел Горшочка. Покрытый с ног до головы грязью, как пластырем, тот тоже выбирался на берег.
Вновь полный уверенности в себе и чувствуя радостный подъем сил, Орех подполз к Горшочку поближе. Усевшись возле куста вербейника, они осмотрели речной простор. За мостом расстилался разлив. По его берегам густо росли леса и кустарники. Дно реки покрывали ил и грязь, в которой оба наших кролика, выползая на берег, проделали две глубокие борозды.
— Милый старина Кихар! — воскликнул Орех, радостно окидывая взглядом сырые, но пустынные просторы вокруг. — Я должен был ему больше доверять!
Тут еще один кролик выплыл из-под моста. Следя за тем, как он борется с течением, крутясь в волнах, как муха в паутине, они оба решили, что он тонет. Однако, почувствовав под ногами почву, кролик выбрался из быстрины. Они увидели, что это Блэкавар. Подобно им, он, обессиленный, свалился на бок, затем откашлялся, его вырвало, и он уселся на песке.
— Ну, как ты, жив и здоров? — спросил Орех.
— Более или менее! А много ли дел осталось нам на сегодня, сэр? Я очень устал! — сказал Блэкавар.
— Почему ты на свой страх и риск бросился в воду вслед за нами? А вдруг мы бы погибли?
— Я слышал приказ, сэр! — сказал Блэкавар.
— Ну, у нас никто так ретиво не повинуется приказам! Пожалуй, мы покажемся тебе немного расхлябанной компанией! А где все другие? — спросил Орех.
— Мне показалось, они немного боятся, — сказал Блэкавар.
— Надо торопиться, пока еще что-нибудь не стряслось! Как им передать, что плыть совсем безопасно?
— Если я не ошибаюсь, сэр, нужно просто перейти на ту сторону моста. Разрешите исполнять, сэр?
Орех был в замешательстве. Он знал о Блэкаваре только то, что тот — покрытый позором эфрафанский арестант. Притом бедняга только что признался, что очень устал. Ореху следовало позаботиться о собственной репутации!
— Я иду с тобой! — сказал он. — А ты, Хлао-ру, оставайся здесь! Следи за рекой! Сейчас они один за другим начнут к тебе выплывать!
Орех и Блэкавар с трудом выбрались на крутизну под мокрыми от дождя кустами и, осторожно выглянув из-за высокой травы, подошли к краю моста. Берег почти отвесно уходил вниз с двухметровой высоты.
Блэкавар без колебаний тотчас же пополз вниз. Орех осторожно последовал за ним. Лодка с кроликами стояла невдалеке, посреди плавучего камыша и водорослей.
— Друзья! — закричал Орех. — Плывите в туннель прямо под мостом! Сначала ведите крольчих! Да поживей: сюда могут вернуться люди!
Одуванчик немедленно прыгнул в воду с носа лодки, за ним последовал Вероника, но когда вслед за ними собирался прыгнуть Пятый, Серебристый удержал его.
— Если все уплывут, крольчихи останутся одни!
— Пусть Тлейли отдаст им приказ плыть! — вмешался Блэкавар.
Лохмач все еще лежал в воде на дне лодки. Когда Серебристый ткнулся в него носом, он поднял голову и удивленно осмотрелся.
— Ох, ребята! — сказал он. — Я страшно замерз!
С этими словами Лохмач с трудом поднялся на ноги.
Из раны на его плече хлынула кровь. Хромая, он подошел к перекладине и влез на доску.
— Слушать мой приказ, Хайзентли! Прыгайте в воду поодиночке, чтобы в воде не поцарапать друг друга, — громко объявил он.
Хотя кое-кто немедленно откликнулся на призыв Лохмача, большая часть крольчих была так измучена, что многие остались сидеть в лодке и тупо глядели на воду. Хокбит, Желудь и Колокольчик перебрались через борт и потащили крольчих за собой.
Было совсем темно, наступила уже фу-Инле, когда Лохмач в сопровождении Серебристого последним проплыл под мостом. Он с большим трудом держался на плаву и перевернулся в воде брюхом кверху, как издыхающая рыба. Течение дотащило его до отмели, и при поддержке Серебристого он кое-как поднялся на лапы. Однако когда к нему на помощь подбежал Орех, Лохмач резко отбрил его в своей прежней грубоватой манере.
— Прочь с дороги! — зарычал он.
Выбравшись на берег, он тяжело вздохнул:
— Сейчас я завалюсь спать, и, сохрани тебя Фрис, не вздумай меня будить, Орех!
— Видишь, каковы у нас порядочки! — сказал Орех вытаращившему глаза Блэкавару. — Скоро и ты станешь у нас таким же нахалом. А теперь поищем себе сухое местечко и попытаемся заснуть!
Как он и ожидал, почти все сухое пространство на берегу было занято группами спящих кроликов. После продолжительных поисков Орех с Блэкаваром нашли поваленное дерево, у которого с одного бока отошла кора.
Они заползли под кору, устроились в гладком изогнутом ложе и немедленно заснули.
Отряду необходимо было остановиться где-нибудь на несколько дней, чтобы передохнуть. Надо было дать Лохмачу окрепнуть. Пора было также дать отдых усталым кроличьим лапам и приучить крольчих к жизни вне колонии. Орех быстро понял, что тот берег, к которому они причалили, негостеприимен. Хотя растущий в изобилии кустарник и высокая трава давали кроликам укрытие, здесь было слишком сыро. Вдобавок вблизи проходила оживленная дорога. Где-то за полем с шумом сновали хрудудили, оставляя за собой запах бензина.
Орех решил, что единственный удобный путь к Уотершипскому холму ведет на север, через мост. Ведя осторожную разведку местности, Орех и Лохмач вылезли на травянистую тропинку и увидели Кихара, обиравшего улиток с куста болиголова.
— И вот вы добыли мамаш! Все чудесно, мистер Орех? Только сюда вот-вот придут люди! Что делать? — спросил Ореха Кихар.
— Мы пойдем в свою колонию!
— А я — к Большой Воде! Но зимой на Большой Воде — штормы и холод! Тогда я к вам — посмотреть, как вы живете!
— Мы все время будем тебя ждать, дорогой Кихар! — воскликнул Лохмач. — Прилетай поскорей!
— Да, да! Прилечу и напугаю мамаш и малышей, всех крольчат-лохмачат!
Раскрыв крылья, Кихар поднялся в воздух. Он пролетел над парапетом моста, повернул влево и сделал круг над самыми головами кроликов. Потом, издав свой хриплый крик, полетел на юг. Лохмач и Орех следили за тем, как он понемногу становится все меньше и наконец совсем исчезает за деревьями.
— Лети, лети, большая птица! — проговорил, вздохнув, Лохмач. — Знаешь, мне показалось, что я тоже могу летать. Хотел бы я повидать эту Большую Воду!
Лохмач и Орех собрали свой отряд и направились на север прямиком через лес.

Едва сделав несколько шагов, Лохмач понял, что не сможет пройти большое расстояние. Рана его сильно болела, и видно было, что плечо не выдержит большой нагрузки. Орех тоже хромал, а крольчихи, при всем их желании, не могли справиться с трудностями, которые обычно переносят хлессили. Тут Блэкавару не один раз представился случай показать, что он немалого стоит.
Вскоре Орех понял, что на него можно полагаться ничуть не меньше, чем на ветеранов отряда. У Блэкавара оказалось множество достоинств, о которых вначале никто не подозревал. Решив увести Блэкавара из Эфрафы, Лохмач руководствовался лишь чувством сострадания. Вскоре, однако, обнаружилось, что если не унижать достоинство Блэкавара, то он окажется на голову выше среднего кролика.

Находясь сейчас на свободе среди своих добродушных новых друзей, Блэкавар вспомнил, что был опытным эфрафанским разведчиком, и решил использовать свои знания на пользу отряду. Особенно это касалось разведки местности, изучения следов или тревожных примет в лесу. Орех, всегда охотно принимавший разумные советы, начал внимательно прислушиваться к его словам.
Пройдя в два или три дня долгий путь и по нескольку раз отсиживаясь в укрытии, кролики подошли наконец к лесу. Отряд расположился в рощице, растущей на небольшом холме. После ужина Колокольчик и Вероника предложили вырыть норы и отдохнуть в них денек или два. Орех с легкостью дал на это согласие, но внезапно натолкнулся на сопротивление Пятого.
— Конечно, отдых никому бы не повредил, но почему-то мне здесь очень не по себе, Орешек, — сказал Пятый.
— Меня тебе убеждать не придется, но остальных не уговорить двинуться в путь. В норах-то будет безопасно, как ты думаешь? Ведь по кроличьей пословице:

Спрячься в норке под землей —
Долго будешь ты живой!

— В этом есть доля смысла! — задумчиво сказал Пятый. — В конце концов, кроличьей природе и в самом деле противно день за днем и ночь за ночью идти вперед маршевым шагом!
Тем временем Блэкавар и Одуванчик по собственной инициативе предприняли разведывательный поход по окрестностям. Узнав о предложении Колокольчика остановиться на ночлег, Блэкавар решительно воспротивился этой идее.
— Здесь ни в коем случае нельзя оставаться, Орех-ра! — горячо запротестовал он. — Ни один Большой Патруль не разбил бы здесь бивуака! Эта роща — страна лисиц! Надо идти вперед, пока не стемнело!
У Лохмача весь день ныло раненое плечо, и его охватила слабость. Ему показалось, что Блэкавар за чужой счет выставляется умником. Если он возьмет в споре верх, кроликам придется, невзирая на усталость, идти вперед, пока они не доберутся до удовлетворительного по эфрафанским меркам места. Там будет ничуть не безопаснее, чем в этой роще, но зато Блэкавар сыграет роль мудрого советчика, уберегшего отряд от лисиц! Нет, Лохмачу надоело, что Блэкавар все время щеголяет своей выучкой эфрафанского разведчика! Надо было оказать ему должный отпор!
— В любой холмистой местности всегда водятся лисицы! — раздраженно оборвал он Блэкавара. — Почему эта роща показалась тебе царством лисиц?
— На такие вопросы нельзя дать точного ответа! Однако я убежден в этом! — скромно ответил Блэкавар.
— Ах, он убежден! А видел ли ты лисьи следы? Уж не наговорили ли тебе все эти глупости зеленые мышки, что сидят под поганкой, распевая песенки?
Блэкавар был глубоко уязвлен. Уж с Лохмачом-то, которого он уважал, ему совсем не хотелось заводить ссору.
— Нет, я не видал ни помета, ни следов, но я уверен, что в такой местности бродят лисицы. Нас так учили в разведывательном отряде! — с горячностью утверждал Блэкавар. — Притом рытье нор — очень шумное занятие! — извиняющимся тоном прибавил он. — И новые норы очень заметны!
— Не стоило вызволять Блэкавара из Эфрафы, чтобы здесь все время ругаться! — вмешался в разговор Орех. — Послушай, Блэкавар! — обратился он к эфрафанцу. — По всей вероятности, ты прав: оставаясь здесь, мы кое-чем рискуем. Но в пути мы еще много раз будем подвергаться риску, а сейчас все так устали, что придется остаться в этой роще на пару дней!
Вскоре после захода солнца кролики вырыли несколько нор. После ночлега под землей все в самом деле отлично отдохнули. Вплоть до самого вечера в отряде сохранялось праздничное настроение. Лапа Ореха перестала ныть, и даже Лохмач почувствовал себя бодрым и здоровым, как будто он никогда и не бывал в Эфрафе. Измученные кролики, до того поражавшие своей худобой, вдруг словно пополнели.
На следующее утро на сильфлей собрались гораздо позднее обычного. Веял легкий ветерок. Колокольчик выбрался из норы последним, понюхал воздух и клятвенно заверил присутствующих, что ветер несет с собой отчетливый кроличий запах.
— Наверное, это Остролист подает нам издалека сигнал! — предположил Колокольчик и весело запел:

За дальним холмом возник
Друзей отдаленный крик…
Мы здесь! Мы ведем крольчих!
По правде, нет жизни без них.
Семьи нет — так просто хоть вой!
Ура! Наш Лохмач — сверхгерой!
Мы с честью шагаем домой!

— Так радуйся, кролик, и пой! — закончил эту импровизацию Орех.
— А может, сюда доносится запах наших Белой Кашки и Копны? — предположил Колокольчик.
— Ох уж эти Копна и Кашка! Ну что это за крольчихи? Домашние! Сейчас они, наверное, окрепли и стали быстрее на ногу, но они никогда не станут такими, как кролики нашей породы! — заметил Лохмач. — Кашка боится отойти от норы во время сильфлея, а эфрафанские крольчихи ходят повсюду без охраны и здорово бегают! Взгляни-ка на этих двух особ на склоне! Они сейчас счастливы, как никогда!.. Фрис великий! А это еще что за явление?
Рыжая, похожая на собаку тень бесшумно, как молния, выскочила из-за кустов орешника, схватила одну из крольчих за горло и в одно мгновение скрылась из виду. Тем временем ветер повернул, и по лужайке разнесся резкий запах лисицы.
Сверкая белыми подхвостьями, все кролики, как один, бросились в укрытие.
Орех без проволочек созвал весь кроличий отряд, и, беспорядочно построившись, кролики резво поскакали вдоль поля с созревающей пшеницей на северо-восток. Никто более не заговаривал о погибшей.
В полдень отряд подошел вплотную к Цезареву Поясу. Лохмач тотчас же узнал это место. Здесь они сидели, когда впервые повстречали лису.
— А ведь крольчиху поймала та самая лиса, которая гналась тогда за мной! — сказал он Ореху. — Эх, раньше бы мне об этом догадаться!
— Да ты не переживай! Ты увел крольчих из Эфрафы и совершил один из самых великих кроличьих подвигов! — утешил его Орех. — Хорошо еще, что пока мы потеряли только одну крольчиху. Если сегодня мы поднажмем, то к вечеру будем уже в Сотах! Однако вот сюрприз! Кто же это?
Отряд Ореха направлялся к густому можжевельнику. Понизу можжевельник зарос крапивой и диким переступнем. Когда наши кролики, желая выискать путь полегче, на минуту остановились, перед ними, словно из-под земли, выросли четыре незнакомых кролика. Незнакомцы уселись в ряд на высоком пригорке, глядя на наших путников сверху вниз. Самый большой из чужих кроликов с издевкой спросил:
— Что ж ты не отвечаешь, Тлейли? Кто я?
Наступило молчание. Наконец Орех сказал:
— По-видимому, это эфрафанцы. Я вижу у них метки! Неужели это Зверобой?
— Нет, это капитан Горицвет, — раздался за его спиной голос Блэкавара.
Ах вот это кто! — протянул Орех. — Не знаю, будешь ли ты нам чинить препятствия, Горицвет, но тебе лучше всего оставить нас в покое. Мы раз и навсегда покончили с Эфрафой!
— Ошибаешься! — отвечал Горицвет. — Как раз наоборот! Эй, вы, крольчихи! Поворачивайте в Эфрафу! Да поживей!
В этот момент Серебристый и Желудь показались у подножия холма.
— Видишь, нас здесь очень много! Твоему отряду с нами не справиться! — сказал Горицвету Орех.
Горицвет заколебался. По правде говоря, он впервые в жизни поступил неосмотрительно. Когда он увидел Лохмача и Ореха, то в отдалении за ними шли лишь Блэкавар и еще одна крольчиха. Страстно желая предъявить Сенату что-нибудь стоящее, он решил, что этим и ограничивается весь маленький отряд Лохмача. Так как на открытых местах у эфрафанцев было принято ходить сомкнутым строем, то Горицвету не пришло в голову, что кролики Лохмача разбежались в стороны. Он решил, что ему представляется отличная возможность напасть на ненавистных Тлейли и Блэкавара и, убив их, отвести крольчих обратно в Эфрафу.
Это показалось ему нетрудным делом. Горицвет решил не прятаться в засаде, а встретиться с врагами лицом к лицу в надежде, что они сдадутся без боя. Сейчас же, видя, что отовсюду парами и тройками к противнику подходят новые силы, он понял, что совершил ошибку.
У подножия пригорка собрался уже почти весь отряд Ореха.
— Надеюсь, теперь ты видишь, что вам не стоит вступать с нами в бой! — сказал Орех, указывая на свою армию.
— Орех-ра! — зашептал ему на ухо Блэкавар. — Нельзя оставлять в живых ни одного патрульного! Они доложат о нас генералу!
Орех это обстоятельство учитывал, но, представив себе, что при этом начнется ужасная бойня, в которой четверо эфрафанцев будут буквально разорваны на части, он не решился отдать приказ к бою. Кроме того, он чувствовал к Горицвету неясную симпатию. Притом он сообразил, что в схватке его кролики тоже могут пострадать и кое-кто может поплатиться за это жизнью. Если начать бой, то к ночи уже не удастся добраться до Сот, а раненые будут оставлять за собой кровавые следы.
— Не трогать их! — твердо сказал он. — Уходите! Живо! Бегом! — скомандовал он эфрафанцам.
Горицвет и его товарищи повернули назад, а Орех, довольный, что все так хорошо, обошлось, вместе с Блэкаваром и Лохмачом пустился догонять ушедшего вперед Серебристого.
Всех задерживал лишь Блэкавар. Он все время скакал позади отряда и был весьма встревожен. Наконец Орех решил выслать его вперед на поиски буковой рощи. Блэкавар поскакал в утреннюю сторону горизонта и вскоре рысью примчался назад.
— Орех-ра, я очень близко подошел к той роще! Прямо у опушки два кролика гоняются друг за другом по полю!
Орех и Одуванчик резво поскакали вперед. Увидев родную буковую рощу, Орех чуть не подпрыгнул от радости. Листва буков слегка пожелтела и кое-где была тронута бронзой. Крушина и Земляника уже неслись к нашим путникам навстречу.
Когда последний из кроликов Ореха спустился в нору, скрытно следовавшие за ними от самого Цезарева Пояса эфрафанцы сделали по команде Горицвета поворот налево кругом и направились с рапортом в Эфрафу.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive