все сказки мира

Глава 4 — Возвращение Ореха — Великое путешествие кроликов — Ричард Адамс

Глава 4 - Возвращение Ореха - Великое путешествие кроликов - Ричард АдамсРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Глава 4 — 4+4+4+4+4+3. Возвращение Ореха

Когда вслед за Смородиной и Одуванчиком собака как молния взлетела на холм, ее атака была столь внезапной, что часовой, задремавший в травке после бессонной ночи, не успел спастись бегством. В одну секунду собака сбила его с ног, и он упал с перегрызенным горлом. После стремительного нападения, уже покончив со Зверобоем, собака еще долго носилась по окрестным холмам, бешено лая и кидаясь по сторонам, но эфрафанцы успели к этому времени разбежаться и, кто как сумел, попрятаться. По правде говоря, поцарапанный и испуганный пес не обнаруживал более охоты схватиться с кем-либо в ближнем бою. В конце концов пес поднял и прикончил того самого кролика, который недавно поранил стеклом лапу, и, схватив его, умчался той же дорогой, что и пришел.
Теперь уже не могло быть и речи о возобновлении прерванной осады. Каждый эфрафанец заботился лишь о сохранении собственной шкуры. Главарь их погиб, а кролики, которых они собирались уничтожить, натравили на них черную собаку. В том, что это было именно так, никто более не сомневался. Желтуха в самом деле слышал в глубине колонии собачий вой, а все знали, что уж он-то не обладал никакой фантазией и был неспособен ничего выдумать.
Поэтому, когда Горицвет заявил, что нужно трубить отбой и бежать, он встретил горячее одобрение своих дрожавших от страха соратников.
Не будь с эфрафанцами Горицвета, никто из них, вероятно, не добрался бы до Эфрафы живым, однако и его огромный опыт не помог ему привести домой хотя бы половину солдат, осаждавших Уотершипскую колонию.
Когда Горицвет пустился в обратный путь, его отряд не сумел осилить дорогу в один день. По пути их ожидали большие трудности. Как известно, дурные вести быстро летят, поэтому новость о том, что свирепый генерал Зверобой потерпел на Уотершипском холме поражение и остатки его разгромленной армии тянутся на юг в весьма потрепанном состоянии, вскоре достигла Цезарева Пояса. Злобная Тысяча немедленно сплотила свои ряды: собрались горностаи, лисы и к ним пристал даже какой-то кот с ближайшей фермы.
После каждого привала Горицвет замечал, что у него исчезала еще пара кроликов, и никто не мог припомнить, что с ними случилось. Такая участь постигла и Вербену, хотя и так было ясно, что для него все в жизни кончено, и ему опасно возвращаться в Эфрафу.
Тем не менее Горицвет не терял присутствия духа и бдительно оберегал остатки своего отряда. В результате на следующий день во время ни-Фриса он прошел караульные посты с горсткой из семи далеко растянувшихся по полю бойцов.
Судьба эфрафанцев, оставшихся на Уотершипском холме, сложилась иначе. При появлении собаки Крестовник, Репейник и еще три кролика настолько сохранили присутствие духа, что сумели броситься в открытую нору. Здесь Крестовник велел своим солдатам без промедления сдаться сидевшему в Сотах Пятому. Тот еще не оправился от обморока и едва мог понять, что происходит. Сжавшись в комок, победитель и побежденные долго просидели в норе, прислушиваясь к доносившемуся сверху лаю, до тех пор, пока наконец Пятый не пришел в себя и не пробрался к той норе, где лежал обессилевший Лохмач. Здесь он кое-как сумел объяснить осажденным, что осада снята и враг бежал.
Колокольчик с торжествующим криком выскочил из спальной норы. Впоследствии он еще долго изображал в лицах представившуюся ему картину, присочиняя к ней все новые детали. По его словам, Пятый во главе сдавшихся эфрафанцев как две капли воды походил на синичку, арестовавшую отряд галок, еще не оправившихся от линьки. Впрочем, жители колонии более всего были озабочены судьбой Ореха и Лохмача и обращали на эфрафанцев мало внимания.
Похоже было, что на этот раз Лохмачу пришел конец. Закрыв глаза и истекая кровью из дюжины полученных им ран, он лежал в том туннеле, который отстоял от врагов. Вскоре кролики вырыли ему нору пошире и установили возле него дежурство. Крольчихи сидели возле него по очереди, слизывая кровь, очищая ему раны и прислушиваясь к тому, как он тяжело и неровно дышит.
Тем временем Одуванчик и Смородина рассказали товарищам о своих приключениях. Одуванчик не мог понять, что случилось с Орехом и почему он не приходит, и, когда Орех не появился в колонии даже после полудня, кролики стали опасаться, что его настигла беда. Наконец встревоженный и огорченный Горшочек настоял на том, чтобы отправиться за Орехом на ферму. Пятый не замедлил к нему присоединиться. Не успели они пройти небольшое расстояние, как Пятый заметил, что с холмистой равнины на западе к ним приближается какой-то кролик. Они побежали ему навстречу. Это был Орех! Пятый поскакал с ним рядом, а Горшочек помчался к товарищам с радостной вестью.
Доскакав до колонии, Орех прежде всего спустился в ход, где лежал раненый Лохмач. Сидевшая рядом Хайзентли подняла на Ореха глаза.
— Тлейли только что заснул, Орех-ра! Он все время спрашивает, где вы, и твердит, что у него очень болит ухо!

Орех потерся носом о спутанную шерсть на голове Лохмача. Раны Лохмача уже засохли, и жесткая от запекшейся крови шерсть оцарапала Ореху нос.
— Проснись, Лохмач! — сказал Орех. — Ты победил: эфрафанцы удрали!
Лишь спустя некоторое время Лохмач открыл глаза и поднял голову. Надув щеки, он понюхал Ореха и Хайзентли. Наконец, подражая Кихару, Лохмач пробормотал:
— Значит, конец мистеру Зверобою?
— Да, — отвечал Орех. — Я пришел помочь тебе выбраться на сильфлей! День стоит чудесный! Кругом только солнце и зеленая трава!
С трудом поднявшись, Лохмач захромал в сторону разрушенных Сот.
— Ух! На этот раз я думал, Зверобой меня прикончит! — пробормотал он. — С этих пор мне больше уже не драться! А в чем же состояла твоя военная хитрость, Орех-ра? Она сработала на диво! Браво, Орех! Скажи же мне наконец: что произошло и как тебе удалось выбраться с фермы?
— Можешь сколько угодно удивляться, но меня привез сюда на хрудудиле человек!
— Вот как! А самый конец пути ты, по-видимому, пролетел по воздуху, покуривая зажженную белую палочку! Не ври лучше, Орех-ра!
— Ой-ой-ой! — вдруг взвизгнула Хайзентли, выкатив глаза. — Он не врет! Он и правда приехал на хрудудиле!
* * *
Прошло около шести недель. Наступил октябрь. Стоял ясный погожий вечер. Хотя листва на буках еще не опала и солнце светило ярко, холмы опустели. Цветов на них становилось все меньше. Насекомые жужжали все реже и слабее. Огромные просторы высокой травы, в августе напоминавшие роскошные джунгли, сейчас стали пустынными. Здесь иногда пробегал лишь запоздалый жук и кое-где сидели сонные пауки.
Однажды вечером Орех вместе с Серебристым, Остролистом и Крестовником гуляли на опушке буковой рощи, освещенной лучами вечернего солнца. Эфрафанцам, оставшимся после осады на холме, разрешено было вступить в колонию, и хотя вначале хозяева относились к ним с неприязнью, в конце концов они неплохо устроились.
Пятого на сильфлее не было. После той страшной ночи он большую часть своего времени проводил в одиночестве. Даже в веселой толпе друзей он умудрялся хранить молчание, а на утреннем и вечернем сильфлее всегда пребывал в глубокой задумчивости.
Один раз Пятый даже не пришел послушать сказку, и тогда Лохмач заявил, что Пятому победа над врагом обошлась еще дороже, чем самому Лохмачу. При всем том Пятый был горячо привязан к молодой крольчихе Вильтуриль, а она научилась понимать его не хуже, чем сам Орех.
Невдалеке за буковой рощей играли на лугу четыре крольчонка Хайзентли. Неделю тому назад их впервые вывели попастись. Хайзентли могла бы предоставить им самим заботиться о себе, но у нее не было нового выводка, и она щипала траву поблизости, наблюдая за их играми и по временам награждая шлепком наиболее сильного, чтобы он не обижал слабых.
— Замечательные ребята у Хайзентли! — сказал Остролист. — Надеюсь, что и остальные будут не хуже!
— Зимой вряд ли появятся хорошие крольчата! — заметил Орех. — Это — против природы! Фрис велел кроликам приносить крольчат весной.
— Но ведь Фрис не велел нам также и воевать! — заметил Серебристый. — Многое у нас шло не по правилам, и все по вине Зверобоя! Вот уж кто неизменно шел против природы, так это он!
— Лохмач был прав, когда говорил, что Зверобой совсем не похож на кролика, — сказал Остролист. — Он был боевым животным, свирепым, как крыса или собака. Он сражался, потому что ему страшнее было убегать, чем принять бой. Конечно, он был отважен, но и в этом он шел против всего, что Фрис предначертал кроликам!
— Может, вы мне не поверите, но генерал все еще живет на белом свете! — вмешался в разговор Крестовник.
Все промолчали.
— Он не перестал бегать! — в волнении продолжал Крестовник. — Кто видел его труп? Никто! Его нельзя убить! Он помог нашим кроликам стать крупнее, сильней, сметливее, чем они были раньше! Знаю, мы тяжело за это поплатились! Некоторые из нас пожертвовали своей жизнью. Но в лесу говорят, что он бежал и основал где-то новую колонию!
— Я слыхал другое! — заметил Орех. — Мне говорили, что Горицвет завел в Эфрафе совсем новые порядки и колония ваша процветает, в ней живется теперь легко и радостно. Слышал я также сплетни полей и лесов и узнал, что вскоре к нам возвратится наш дорогой Кихар!
— Клянусь Фрисом в листве, я знаю кое-кого, кто очень обрадуется его возвращению! — вскричал Серебристый. — А вот и Лохмач!
Пощипывая траву, кролики подошли к восточной опушке леса и здесь, на открытом месте, еще залитом солнцем, увидали сидящих в клевере на задних лапах троих крольчат, покрупнее крольчат Хайзентли. Они с разинутыми ртами слушали поучения громадного кролика — ветерана с полуоторванным ухом, покрытого шрамами от носа до хвоста. Это был, разумеется, Лохмач, ставший капитаном весьма вольной и дерзкой Ауслы. Он обучал новобранцев, подающих большие надежды.
Наши кролики издали услышали наставления Лохмача:
— Клянусь моим клювом и крыльями, так дело не пойдет! Эй, ты, как тебя зовут? Скабиоза! Смотри, вот сейчас я притворюсь кошкой! Представь себе: я заметил, как ты жуешь салат в углу моего огорода. Что я стану делать? Начну прогуливаться по меже, помахивая хвостиком?
— Простите, сэр, но я никогда не видел кошки! — сказал один из крольчат.
— Скоро увидишь! — отвечал бравый капитан. — Знайте, ребята, что кошка — это ужасное животное с длинным хвостом! Она покрыта шерстью, и у нее колючие усы, а во время боя она испускает яростные, полные злобы вопли. Она очень хитра! Поняли?
— Поняли, сэр! Значит, кошка очень на вас похожа! — отвечал молодой кролик. Помолчав, он вежливо добавил: — А где вы потеряли свой хвост?
— Лучше расскажите нам, как вы сражались во время бури, сэр! — перебил его другой крольчонок. — Или как плыли через туннель!
— Только после занятий, — ответил неумолимый учитель. — А сейчас смотрите на меня! Вот я кошка, так? Я сплю на солнце, поняли? А вам бы хотелось пробраться мимо меня? Как вам себя вести?
— Крольчата вечно морочат Лохмачу голову, но ради него они готовы на все! — заметил Серебристый.
— Любой из нас готов на все ради Лохмача! — прибавил Орех. — Если бы не он, Зверобой с его войском не остались бы с носом и наша колония погибла бы!
— Лохмач победил Зверобоя в честном бою! — сказал Серебристый. — При этом он разделался с ним еще до появления собаки. Лохмач — настоящий герой!
Они подошли к только что вырытым норам.
— Посмотрим, как продвигается работа над зимней норой! — сказал Орех. — Наши Соты от подкопов развалились, и у нас будет масса неудобств, пока потолок когда-нибудь не зарастет сам собой.
— Спросим наших землекопов, как идут дела? Вон они возвращаются с работы! — сказал Серебристый.
В самом деле, из ходов вышли Горшочек и Колокольчик во главе отряда из трех-четырех крольчих.
Увидев Ореха и Серебристого, Колокольчик мгновенно запел только что сочиненную им песенку:

Ура, ура, Орешек-ра!
Готова чудная нора!
В ней нет улиток и жуков,
Червей и скверных пауков!
Когда зимой придем домой…

— Спасибо скажет вам любой! — закончил Орех. — Вот именно, «спасибо» я и хотел вам сейчас сказать! Хорошо норы замаскированы?
— Не хуже, чем в Эфрафе, — похвастался Колокольчик. — Да вот я принес вам одну нору в лапах на проверку! Вы ничего не видите? Значит, они замаскированы превосходным образом!
— Прогуляемся сейчас на вечерней стороне леса, Орех! — попросил Горшочек. — Хорошо посидеть на солнце до прихода темноты!
— Пойдемте в ту ямку, где мы когда-то нашли Кихара, — предложил Серебристый. — Там совсем нет ветра. А помнишь, как Кихар нас проклинал и все пытался проколоть своим клювом?
— А помнишь, каких червяков мы ему носили? — вмешался Колокольчик.
Когда кролики подошли к ложбине, они заметили, что их место уже занято.
— Интересно, заметят ли те кролики, что там запрятались, наше приближение! — сказал Серебристый. — Идемте вперед, но скрытно, в лучшей манере Горицвета!
Кролики подошли поближе, держась наветренной стороны. Заглянув через край, они увидели в ложбине Вильтуриль с четырьмя крольчатами. Крольчата грелись на солнце, а мать рассказывала малышам сказку.
— …И вот они переплыли реку, и Эль-Эхрейра повел свой народ по дикой и пустынной стране, — рассказывала Вильтуриль. — Он хорошо знал дорогу и утром привел их в красивые поля с прекрасной вкусной травой. Здесь они наткнулись на заколдованную колонию. Все кролики в ней находились под властью Темных Сил. Они носили блестящие ошейники и пели, точно птицы. Но хотя они выглядели так красиво, на сердце у них были тьма и тсарн!
— Я как будто где-то слыхал эту историю! — пробормотал Орех, почесав лапой за ухом.

Крольчата повернулись и толпой бросились из ложбины, карабкаясь друг другу на спину и крича:
— Opex-pa! Opex-pa!

Подбежав к Ореху, они разом попытались взобраться на него, но он разогнал их легкими шлепками.
— Я пришел вовсе не для того, чтобы драться с толпой невоспитанных грубиянов! Дослушаем лучше эту сказку до конца!
— Сюда едет человек на лошади, Орех-ра! Надо уходить! — прислушиваясь, сказал один из крольчат.
— С чего ты взял? Я ничего не слышу! — сказал Орех.
Крольчонок смутился.
— Сам не знаю откуда, Орех-ра! — сказал он. — Только я не ошибаюсь!
Они немного подождали, и красное солнце опустилось пониже. Через минуту они услышали стук копыт, и на западе появился всадник, направляющийся рысью к соседнему холму.
— Он едет мимо и нас не тронет! — сказал Серебристый. — Можно не прятаться! А ты диковинный парень, юный Треар! Как тебе удалось это услышать?
— Уж он у нас такой! — вмешалась Вильтуриль. — На днях он рассказывал мне, как выглядит река, уверяет, будто видел ее во сне. Это в нем говорит чутье его папаши Пятого!
— Чутье Пятого? — переспросил Орех. — Ну, если у нас такие наследники, то за наше будущее можно не опасаться! Однако что-то холодает! Не пойти ли нам вниз и не послушать ли конец этой истории в уютной и теплой норе?
Через несколько минут снаружи не осталось ни одного кролика. Солнце закатилось за холм, и осенние звезды появились на темнеющем восточном небосклоне.
Ветер все крепчал, и вскоре мириады буковых листьев, крутясь, побежали по канавам и ложбинам и покатились вдаль по темной траве.
А под землей продолжали рассказывать сказку.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive