все сказки мира

Лес и переправа через реку — Великое путешествие кроликов — Глава первая часть вторая

Лес и переправа через реку - Великое путешествие кроликов - Глава первая часть втораяРичард Адамс
Великое путешествие кроликов

Лес и переправа через реку

То отставая, то перегоняя друг друга, но стараясь по возможности держаться вместе, кролики прошли около полукилометра по полю, двигаясь все время вдоль берега ручья. Луна уже заходила.
Однако Орех все еще не был уверен, что они отошли от дома на безопасное расстояние. Прислушиваясь чуть ли не в сотый раз, нет ли за ними погони, он вдруг прямо перед собой увидел темные стволы деревьев и заметил, что ручей убегает в глубину леса. Кролики не любят лесной чащобы, и Ореху не понравились выросшие перед ним деревья, но, решив, что Остролист тоже не один раз подумает, прежде чем пуститься за ними в такие гиблые места, он повел свой отряд прямо по лесу, не советуясь с Лохмачом и надеясь, что товарищи за ним последуют.
Как только они вошли в лес, тот как будто вдруг ожил. Как-то жутко шумела вода, и кругом стоял запах листьев и сырого мха. В гуще леса таился водопад, рождавший гулкое эхо. Над головами кроликов шуршали листвой ночные птицы, а в вершинах гудел ветер. Издалека доносились еще более страшные звуки, происхождения которых они не могли точно определить, но похоже было, что по лесу кто-то пробирается.
Не понимая, что означают все эти странные звуки и куда бежать в неприютном лесу, кролики сбились в тесную кучку. Усевшись на высокую гору палых листьев под кустом остролиста, Орех попытался получше рассмотреть узкую тропинку, по обе стороны которой стеной стояли густые папоротники. Тропинка показалась ему совершенно свободной. Однако не ясно было: что таится за папоротниковой чащей и что ждет их за поворотом? Какая судьба постигнет его, если он осмелится покинуть уютную тень остролиста? Орех обернулся к присевшему невдалеке Одуванчику.

— Как только я поверну за поворот, подам сигнал. Если со мной что-нибудь случится, уводи остальных в безопасное место, — сказал он и, не дожидаясь ответа, поскакал по тропинке.
Через мгновение он был уже у поворота и внимательно осмотрелся. Тропинка и здесь была пустынной. Она полого спускалась вниз, в долину, где в глубокой тени стояла роща падубов. Орех подал сигнал, постучав о землю лапой, и через несколько секунд в папоротниках рядом с ним оказался Одуванчик. Орех отметил, что, несмотря на только что пережитый страх и мучительную усталость, Одуванчик — великолепный бегун, он за считанные секунды покрыл разделявшее их расстояние.
— Браво! Здорово! — прошептал на ухо Ореху Одуванчик. — Ты сейчас совсем как Эль-Эхрейра[4], рисковал ради нас своей жизнью!
Орех ласково посмотрел на Одуванчика. Слова эти были сказаны искренне и от души, и похвала друга согрела его.
— Нам необходимо сделать привал, — заявил Лохмач, пробиваясь к Ореху между тяжело дышавшими кроликами, валившимися от усталости. — Место здесь не лучшее для отдыха, но Пятый и этот второй недомерок очень устали! Они совсем выдохлись! Без передышки они не сделают ни шагу!

В самом деле, все путешественники выбились из сил[5]. Орех и его друзья впервые в жизни провели эту ночь совершенно необычным для кроликов образом. Они путешествовали единым отрядом, а не в одиночку, и пытались идти ровно, размеренно. Большинство из них чуть было не впало в «тсарн» — так называется у них оцепенение, когда испуганный кролик сидит неподвижно, безучастно следя остекленевшими глазами за приближением опасного врага.
Орех заметил, что Горшочек притаился за папоротником, опустив уши и дрожа всем телом. С совершенно убитым видом он вытянул перед собой лапу и непрерывно лизал ее. Пятый выглядел не лучше. Оба очень устали.
Орех понял, что, пока его отряд не отдохнет, им безопаснее всего сидеть на месте. Однако если дать кроликам горестно размышлять о их злоключениях, то, пожалуй, страх может овладеть ими настолько, что кому-нибудь, возможно, придет в голову возвратиться в колонию, а кое-кто уйдет в сторону и заблудится. Внезапно Ореха озарило.
— Сделаем здесь привал! Забирайтесь поглубже в папоротник! А ты, Одуванчик, расскажи какую-нибудь сказку! Смотри, наш Горшочек горит желанием тебя послушать, — сказал Орех.
Взглянув на Горшочка, Одуванчик сразу понял Ореха. Стараясь подавить собственную тревогу, которую вызывал у него густой черный лес, и забыть свой ужас перед отвратительным зловонием, которое издавали какие-то лесные животные, находившиеся, по-видимому, неподалеку. Одуванчик начал свой рассказ:
— В незапамятные времена Солнце-Фрис сотворил нашу Землю. Фрис создал также всех животных. Вначале они очень походили друг на друга. Ласточка с ястребом были друзьями и вместе питались семенами и мухами, и кролик с лисой тоже были друзьями, и оба питались травой. А травы и мух было предостаточно, потому что мир тогда был еще молодым и новым, а Фрис целыми днями стоял в небе, так что все время было тепло.
В те времена вождь кроликов Эль-Эхрейра жил в дружбе со всеми животными. У него было столько детей, что их не сумел бы сосчитать сам Фрис. И все они питались травой и одуванчиками, салатом и клевером, а Эль-Эхрейра был им всем отцом.
Тут Лохмач одобрительно хмыкнул.
— Через некоторое время, — продолжал Одуванчик, — трава поредела, а кролики разбрелись по свету, размножаясь и поедая всю растительность на своем пути. Тогда Фрис сказал Эль-Эхрейре: «Князь Кролик, если ты не умеешь управлять своим народом, мне придется принять меры самому!» Но Эль-Эхрейра возразил Фрису: «Мой народ сильнее всех на свете! Мы быстрее всех размножаемся и больше всех едим. Мы же это делаем из любви к господину нашему Солнцу! Мы быстро откликаемся на его тепло и ласку! Мне думается, господин должен оценить нас по достоинству и не мешать нашей прекрасной жизни!»
Фрис мог бы одним щелчком покончить с Эль-Эхрейрой, но он решил пощадить его, так как кролики необходимы на свете: они нужны для веселья, шуток и всяческих проделок. И вот Фрис решил победить Эль-Эхрейру хитростью. Он объявил, что устраивает пир на весь мир, на котором все птицы и животные получат подарки. Дары эти внесут различия между животными. Когда пришел дрозд, он получил чудесную песню, а когда пришел бык, он получил неустрашимость. В свою очередь пришли горностай, лиса и ласка. Каждому из них Фрис подарил страстное желание пожирать детей Эль-Эхрейры. Все это время Эль-Эхрейра провел веселясь, танцуя и похваляясь, что вскоре он придет к Фрису и получит от него великий дар. Наконец и он отправился на встречу с Фрисом. По пути он остановился передохнуть на мягком песчаном бугорке. Тут над ним пролетел черный стриж с отчаянным воплем: «Весть! Весть!» (Между прочим, с того самого дня он твердит одно это слово.) Эль-Эхрейра спросил, что это за весть, и стриж ответил: «Не хотел бы я быть на твоем месте! Фрис подарил лисе и ласке злое сердце и острые зубы, а кошке — бесшумный прыжок. Теперь они будут пожирать всех твоих подданных».
Стриж полетел дальше, а Эль-Эхрейра услышал голос Фриса: «Где же Эль-Эхрейра? Все, кроме него, получили дары. Остался один он!»
Тогда Эль-Эхрейру охватил страх. Он повернулся к своему бугорку и начал рыть нору. Когда Фрис появился над холмом, яма была уже порядочных размеров. Из норы торчали только хвост и задние лапы Эль-Эхрейры, а песок и земля фонтаном летели из ямы, потому что Эль-Эхрейра боялся хотя бы на минуту прекратить свое занятие. И тут Фрис спросил, как будто не узнавая вождя кроликов: «Друг мой, не видел ли ты Эль-Эхрейру? Я хочу передать ему мой дар и благословение». — «Нет, — ответил Эль-Эхрейра, — он не смог прийти, и сейчас он далеко!» Тогда Фрис сказал: «Выйди же из ямы и получи мое благословение вместо него!» — «Никак не могу! — отвечал Эль-Эхрейра. — Время не ждет! Скоро прибегут лиса и кошка! Если ты так уж хочешь меня благословить, то благослови мой хвост — он перед самым твоим носом торчит из норы. Не забудь также мои задние лапы!»
Все кролики не раз слышали эту историю либо зимними ночами, когда по норам носится ледяной сквозняк, либо теплыми летними вечерами, когда все племя сидит в траве под бузиной, издающей легкий запах прели. Однако Одуванчик рассказывал так хорошо, что даже Горшочек забыл про усталость и про все опасности. Каждый из наших кроликов воображал себя в этот момент Эль-Эхрейрой, который был так отважен, что мог надерзить господину Фрису и при этом остаться безнаказанным.
— Тут, — продолжал Одуванчик, — Фрису пришлась по душе смелость и находчивость вождя кроликов, и он оценил готовность Эль-Эхрейры бороться с врагами до конца.
«Да будет так! — сказал Фрис. — Благословляю твой хвост, а также твои задние лапы, торчащие из норы! Лапы! Станьте сильными и быстрыми во веки веков! Быть по сему!»

При этих словах задние лапы Эль-Эхрейры вытянулись и обросли мощными мышцами. Он так ими замолотил по склону, что все букашки попадали со своих травинок. И тут он выскочил из ямы и помчался прочь быстрее всех на свете, а Фрис-Солнце хохотал, улюлюкал и кричал ему вслед: «Все равно кролики никогда не будут править миром! Не бывать такому! Люди, лисы, волки, коты — словом, все хищники станут преследовать твоих подданных! Но мало кто сумеет вас догнать и схватить, о Князь Чуткое Ухо, о Великий Бегун, о Роющий и Ловкий! Помни мой завет: не зевай, будь мастером на всякие хитрые проделки — и твой народ никогда не погибнет!»
И тут Эль-Эхрейра понял, что Фрис по-прежнему остался ему другом. С той поры каждый вечер, когда Фрис кончает дневную работу и ложится отдыхать на красное покрывало неба, Эль-Эхрейра и его дети, и дети его детей выходят из своих нор и веселятся под его ласковым взором.
При последних словах Одуванчика сидевший с подветренной стороны Желудь внезапно замер, насторожив уши и принюхиваясь. Отвратительный незнакомый запах заметно усилился, рядом послышались тяжелые шаги. На дальнем конце тропинки перистые листья папоротника раздвинулись, и из-за них выглянула длинная морда с белыми и черными полосами, слегка напоминающая собачью. Морда смотрела вниз, челюсти раскрылись, как будто ухмыляясь, а кончик носа вынюхивал что-то у самой земли. В сумерках можно было различить огромные длинные лапы и волосатую черную тушу. Голова медленно поворачивалась, видимо, животное осматривало туманные глубины лесных прогалин. Затем оно остановило на кроликах свой свирепый, леденящий душу взгляд. Челюсти слегка приоткрылись, за ними сверкнули зубы, такие же белые, как полосы на голове. Чудовище долго смотрело на кроликов в упор, и они замерли под его взглядом. Затем Лохмач пересел поближе к своим товарищам.
— Это — лэндри — барсук! — прошептал он так тихо, что никто не расслышал его. — Они редко бывают опасными, но нам лучше не рисковать! Надо уходить!
И Лохмач помчался рысью через заросли папоротника. Одуванчик последовал за ним, и вскоре они оба скрылись в роще падубов. Орех построил оставшихся ослабевших кроликов и повел их через папоротниковые заросли. Горшочек, подгоняемый страхом, спотыкался и хромал позади. Пройдя рощу падубов, Орех остановился, в недоумении присел, да так и застыл на месте. Прямо перед ним высился крутой берег реки. При тусклом свете заходящей луны легко было различить блестящую гладь воды, за которой расстилались заросли орешника и ольхи. Все путешественники один за другим поднялись на берег и молча уставились на возникшую перед ними преграду.
— Вот это сюрприз! — сказал наконец Лохмач. — Признайся, Орех! Ты такого не ожидал? Верно?
Хотя от усталости мысли Ореха путались, он понял, что с Лохмачом не оберешься хлопот. Конечно, он не трус, но ведет себя спокойно только в том случае, если точно знает, что надо делать. Для него растерянность хуже опасности. Растерянный, он начинает злиться. Надо поддержать уверенность Лохмача в себе. Если Ореху не удастся ее восстановить, предстоят большие неприятности. Орех вспомнил коварную любезность Треараха.
— Не знаю, что бы мы без тебя делали, Лохмач! Скажи: что это был за страшный зверь? Наверное, он хотел нас сожрать? — спросил он.
— Это лэндри! У нас в Аусле часто о них рассказывали, — небрежно отвечал Лохмач. — По-моему, лучше избегать с ними встречи. Они, конечно, тоже принадлежат к Злобной Тысяче наших врагов. Мне бы давно догадаться о том, что лэндри поблизости, но я сам вижу его впервые!
— До встречи с нами он охотился и убивал! — сказал, содрогаясь, Смородина. — У него морда в крови!
— Может быть, он поймал крысу или фазаньего птенца. Нам повезло, что его охота была удачной, а то, пожалуй, он был бы с нами поповоротливее, — заключил Лохмач.
Тем временем на тропинку наконец выбрались, ковыляя, Пятый и Горшочек. Они тоже остановились, глядя на реку.
— Как ты думаешь, Пятый, что нам теперь делать? — спросил Орех.
Пятый еще раз взглянул на реку и пошевелил ушами.
— Нужно перебраться через реку. Только я едва ли смогу плыть: я очень устал. И Горшочку не легче, чем мне, — отвечал Пятый.
— Кто это собирается плыть? — вскричал Лохмач. — В первый раз в жизни слышу такую ересь![6]
Вероника в свою очередь заявил, что просто не хочет входить в воду, а Хокбит сказал, что он лучше пойдет по берегу. В глубине души Орех считал, что если Пятый советует переплыть реку, то неблагоразумно пренебречь его советом, но нужно было убедить в этом остальных! Внезапно Орех почувствовал себя уверенно. Что же переменилось? Звук ли какой-нибудь до него донесся, или это был запах? Вскоре он понял, что произошло. За рекой, поднимаясь в небеса, завел свою песню жаворонок.
Затем прозвучали две-три низкие и протяжные ноты из песенки черного дрозда. Заклохтала лесная горлица. Это занималось утро! Вскоре сквозь серый туман утренних сумерек кролики увидели, что за рекой лежат открытые солнцу луга.
Песчаный берег реки был не слишком крут. Внизу, под носами сидящих кроликов, расстилался широкий плес с неподвижной водой. Орех взглянул на пологий бережок.
— А на берегу есть трава! Пойдем, попасемся, — сказал он.
Кролики устало сползли по склону и принялись щипать траву у самого ручья.
Пережевывая траву, Орех приблизился к Пятому и незаметно оттеснил его от всех остальных. Когда они скрылись за высокими камышами, он спросил:
— Скажи, Пятый, нужно ли нам непременно переплывать реку? Не лучше ли пойти вдоль берега?
— Нет! Через реку перебраться необходимо! Нам нужно найти высокое сухое место, откуда все далеко видно и слышно, и где не бывает людей.
— А есть ли на свете такое место?
— На этом берегу места нет, но мы переплывем реку!
— Боюсь, что наши друзья откажутся идти дальше. И потом, разве ты можешь сейчас плыть?
— Я-то поплыву, но вот Горшочку совсем плохо. Уж не поранился ли он? Нам, наверное, придется задержаться здесь, отдохнуть!

Тут навстречу им из камышей выскочил Лохмач.
— Я уже стал беспокоиться, куда вы запропастились. Ну как, идем дальше?
— Нет, не сейчас, — твердо сказал Орех. — Пусть все хорошо отдохнут! Мы остановимся здесь до ни-Фриса, а потом всем отрядом переплывем реку.
Лохмач хотел было что-то возразить, но его перебил Смородина:
— А почему бы самому Лохмачу не переплыть реку и не посмотреть, что за ней в полях?
— Ладно, в этом есть известный смысл, — довольно неохотно согласился Лохмач. — Я переплыву эту вонючую речку хоть сто раз! — Лохмач назвал реку «эмблеер». Так кролики называют запах лисы. — Всегда рад служить!
Без малейших колебаний Лохмач в два прыжка подскакал к реке и поплыл по глубокой и тихой воде. Кролики увидели, как он вылез из воды у цветущих кустов коричной травки, ухватившись зубами за ее жесткие стволы, отряхнулся и исчез в ольшанике. Минуту спустя он устремился в поле, видневшееся за прозрачными кустами орешника.
— Хорошо, что Лохмач пошел с нами, — сказал Орех Серебристому, с дрожью отвращения вспомнив Треараха. — Уж он-то сумеет все разведать. Смотри-ка, он уже бежит назад!
Все увидели, как Лохмач огромными прыжками несется по полю. Такого встревоженного вида у него не было даже после драки с Остролистом. Он вниз головой бросился в воду и быстро замолотил лапами, так что за ним сразу же побежал по темно-коричневой воде светлый бурунчик пены. Рывком выбросившись на берег, Лохмач быстро заговорил:
— На твоем месте, Орех, я не стал бы дожидаться ни-Фриса. Сзади в лесу — сорвавшаяся с привязи собака!
Орех вздрогнул.
— Откуда ты взял?
— С холма на том берегу просматривается весь лес, через который мы прошли. Я видел, как собака перебегала лужайку, и за ней тянулась цепь. Значит, она сорвалась с привязи. Может быть, она идет по следу лэндри, но лэндри, наверное, уже сидит в своей норе. Что будет с нами, если собака возьмет след? Не тяни, Орех! Поскорее переплывем реку!
Орех растерялся. Прямо перед ним стоял Лохмач, насквозь промокший, но бесстрашный и твердо знающий, что нужно делать, — само воплощение решимости, — а к плечу Ореха молчаливо жался дрожащий Пятый. Сидевший напротив Смородина не отрывал от Ореха глаз, явно ожидая его приказаний и не обращая внимания на Лохмача. В это время в лесу раздался далекий пока лай, на который сойка ответила раскатами сварливой брани. В каком-то приступе самоотверженности Орех ответил:
— Хорошо! Плывите! Я останусь здесь и подожду, пока Горшочек и Пятый не придут в себя.
— Ты упрямый псих! — вскричал Лохмач. — Мы же все погибнем!
— Не топочи, собака услышит. Что ты предлагаешь? — спросил Орех.
— Тут не до предложений! Кто может — пусть плывет! Кто не может — остается и надеется на лучшее.
— Нет, так не пойдет! Я заманил сюда Горшочка и должен помочь ему выбраться.
— Но ведь ты не заманивал сюда Пятого! Он сам нас всех заманил!
Орех с одобрением отметил, что Лохмач отнюдь не торопится спасать свою шкуру и ничуть не испугался, хотя страшно зол. Поискав глазами Смородину, Орех увидел, что тот отбежал к краю плеса, туда, где узкая лента песчаного берега сливается с рекой. Зарыв лапы в мокрую гальку, Смородина принюхивался к какому-то плоскому предмету, лежащему у самой кромки воды. Орех позвал его. С трудом вытянув увязнувшие в песке лапы, Смородина послушно повернул назад.
— Там лежит доска, то есть такой плоский кусок дерева! Он похож на тот, который запрудил однажды ручей возле нашей колонии, — быстро заговорил Смородина. — Вода принесла эту доску, — значит, она может плавать. Мы посадим на нее Горшочка и Пятого и спустим их на воду. Доска, наверное, переплывет через реку.
Орех всерьез испугался. Все несчастья вместе свалились на его голову! Неужели мало того, что Лохмача трясет от злобы и нетерпения, Горшочек в панике, а собака приближается! В дополнение ко всему умнейший кролик их отряда сошел с ума! Орех почувствовал, что он близок к отчаянию.
— Клянусь господином Солнцем! Я все понял! — раздался восторженный голос у его плеча. Это говорил Пятый. — Скорей, Орех, не медли! Веди Горшочка!
Доска, лежащая на поверхности воды и лишь одним концом причалившая к берегу, была не больше крупного листа ревеня. Смородина толчком заставил отупевшего от усталости Горшочка проковылять до берега и затем, угрожая ему когтями, загнал на доску. Согнувшись и дрожа, Горшочек уцепился лапами за этот плотик. За ним последовал Пятый.
— Ну-ка, кто у нас самый сильный? Лохмач, Серебристый, оттолкните-ка их от берега! — сказал Смородина.
На призыв Смородины никто не откликнулся. Все кролики сидели на задних лапах, недоумевая и колеблясь. Тогда, не дожидаясь чужой помощи, Смородина опустил в воду собственный нос и изо всех сил толкнул доску. Плотик поднялся и закачался, Горшочек завизжал, а Пятый опустил голову и так яростно вонзил в дерево когти, что чуть не вывихнул их. Плот покачался и поплыл по плесу, неся на себе обоих съежившихся кроликов.
— Солнце и тьма! Фрис и Инле! — воскликнул Одуванчик. — Они сидят на воде! Почему же они не тонут?
— Они сидят на доске, а доска плывет, — сказал Смородина. — Можно и нам теперь плыть, Орех?
Орех догадался: Смородина хочет, чтоб он проявил свою власть и отдал приказ. Голова Ореха прояснилась.
— Плыть! Всем плыть! — сказал он.
Сам он остался на берегу наблюдать за переправой. Одуванчик плыл так же легко и быстро, как бегал, Серебристый был полон сил. Остальные гребли и барахтались, кто как умел, но постепенно продвигались вперед. Наконец, когда кролики достигли противоположного берега, Орех в свою очередь прыгнул в речку. Холодная вода сразу же промочила его шубку. Он задохнулся и ушел под воду, но вскоре, высоко держа голову, неумело поплыл, направляясь к кусту коричной травки. Через минуту он выбрался на берег. Его кролики сидели в ольшанике, с них ручьями текла вода.
— Где Лохмач? — сразу же спросил Орех.
— Он гонит плот, — стуча зубами, ответил Смородина.
Лохмач был еще в воде, на той стороне плеса. Он подплыл к плоту и, прижавшись головой к борту, погнал его к берегу. Орех слышал, как, отплевываясь, он сказал Пятому и Горшочку: «Сидеть смирно!» — и ушел под воду. Через минуту Лохмач выплыл и снова погнал плот. На глазах ошеломленных кроликов доска, покачиваясь, пересекла плес и причалила к берегу. Пятый подтолкнул Горшочка к лежавшим у берега камням, а Лохмач пошел вброд рядом, отфыркиваясь и дрожа.

— Как только Смородина оттолкнул плот от берега, я сразу понял, что надо делать дальше, — гордо сказал Лохмач. — Только это трудно, когда самому нужно плыть.
Лая собаки не было слышно. Кролики легко одолели ольховую рощу и, поднявшись на поле, остановились у первой попавшейся им зеленой изгороди. Почти никто из них не сумел оценить важность открытия Смородины, и все сразу же о нем забыли. Только Пятый подошел к лежащему у куста боярышника Смородине и сказал:
— Ты сегодня спас нас с Горшочком! Я этого не забуду.
— Признаюсь, это была недурная идея, — сказал Смородина. — Она может нам впоследствии пригодиться!
Когда взошло солнце, путешественники все еще лежали возле изгороди из боярышника. Некоторые, неловко съежившись, спали тревожным сном. Все настолько выбились из сил, что решили положиться на судьбу. Окинув взглядом спящих кроликов, Орех понял, что они находятся сейчас не в меньшей опасности, чем ранее на берегу ручья. Им ни в коем случае не следовало оставаться среди открытого поля! Но в какую сторону идти? Необходимо было разведать окрестности. Чувствуя, что ветер дует с юга, Орех запрыгал вдоль изгороди, пытаясь отыскать укромное место, где можно было бы, сидя спокойно, по запаху определить, что находится поблизости. Он добрался до широкого прохода посреди кустов. Земля здесь была разбита копытами пасущихся на холмистом поле коров и превратилась в густое месиво. Орех осторожно пробрался на поле, присел за кустом репейника и поднял нос. Теперь, когда он был за пределами боярышниковой изгороди, с ее густым ароматом, он мог лучше разобраться в том, какой запах щекотал ему ноздри. Свежий, сильный, сладкий аромат наполнял воздух, и это был скорее всего благоприятный и целебный запах. Но откуда он идет и почему так настойчиво? «Наверное, источник запаха находится где-то поблизости», — подумал Орех. Сначала он решил послать кого-нибудь на разведку. Одуванчик мог бы в мгновение ока взлететь на поле и прискакать назад с быстротой зайца. Однако природное озорство и любовь к приключениям одержали верх над разумом нашего кролика. Нет, он пойдет на разведку и принесет все необходимые сведения сам! Пусть-ка Лохмач попробует это переварить!
Орех помчался по лугу прямо на стадо коров. Невдалеке от стада, подскакивая и невысоко взлетая, какая-то большая черная птица неловко махала крыльями. Орех заметил, что своим мощным зеленоватым клювом птица долбит землю. До этого случая Орех не видал ворон, поэтому он не догадался, что ворона идет по ходу крота, надеясь вытянуть его из мелкой норки и прикончить клювом. Если бы Орех об этом знал, он бы легкомысленно не поместил эту птицу в разряд «неястребов», куда кролики вносят всех кротких птиц от крапивника до фазана. Из-за холма по-прежнему неслись волны странного аромата, становившегося все отчетливей. Увлекшись, Орех помчался на вершину холма. Отсюда он увидел еще одну изгородь. За ней, мягко колыхаясь под порывами ветерка, лежало поле цветущей фасоли. Усевшись на задние лапы, Орех сидел как зачарованный, заглядевшись на аккуратную делянку растений с маленькими, покрытыми сероватым пушком стволами. Судя по запаху, он подумал, что кролики вряд ли могут питаться этой диковинкой, но здесь можно было спрятаться и переждать опасность, не привлекая ничьего внимания.
Орех решил немедленно привести кроликов на поле, чтоб они могли отдохнуть до вечера под прикрытием душистых зарослей. Он нашел свой отряд на прежнем месте. Лохмач и Серебристый бодрствовали, а остальные дремали вполглаза.
— Знаете, я, кажется, отыскал место, где все мы можем отоспаться! — объявил им Орех.
— Это нора? — спросил Лохмач.
— Нет, норы здесь нет, но я нашел большое поле высоких душистых цветов! Они нас укроют, и мы сможем отдохнуть.
— А ты уже видел эти растения? — спросил Лохмач.
— Видел, они сразу же за холмом! Идемте, пока не приехал человек на своем хрудудиле. — Так кролики называли трактор и автомобиль.
Серебристый разбудил кроликов и силой заставил их подняться. Спотыкаясь, кролики двигались с большой неохотой и ворчали в ответ на его уверения, что поле в двух шагах. Карабкаясь по склону, они разбрелись во все стороны. То останавливались пощипать траву, то садились на теплую, залитую солнцем землю отдохнуть и почесать за ушами.
Серебристый уже почти взобрался на вершину холма, когда откуда-то снизу послышался пронзительный визг, — так кричит смертельно испуганный кролик. Оказалось, что на Пятого и Горшочка напала ворона! Она заметила, что они устали и очень малы ростом, кроме того, отстав, хромают далеко позади отряда. Ворона спустилась на землю и, сделав огромный прыжок, нацелилась своим могучим клювом в голову Пятого, но тот сумел вовремя увернуться. Тогда, кружа вокруг высоких пучков травы и отчаянно вертя головой, она попыталась клювом достать Горшочка. Почувствовав, что ворона целится ему в глаз, Горшочек зарылся головой в куст травы в надежде вырыть себе ямку поглубже. Это он издал отчаянный вопль.
Орех в несколько секунд покрыл расстояние, отделявшее его от Горшочка. У него не было никакого ясного плана действий, и, наверное, он остановился бы в растерянности, если бы ворона не обернулась и не пошла на него в атаку. Орех покрутился на месте и замер. Он увидел, что с вершины холма на помощь к ним огромными прыжками мчится Лохмач. Ворона повернулась, бросилась на Лохмача и промахнулась. Когда ее клюв ударился о камень, раздался резкий скребущий звук. Тем временем Серебристый тоже прискакал на помощь. Ворона восстановила утерянное равновесие и, не теряя времени, набросилась теперь на него. Увидев, что ворона приближается, приплясывая и хлопая с невероятной быстротой крыльями, Серебристый в испуге попятился, и его чуть было не пронзил вороний клюв, но Лохмач налетел на ворону сзади, сбил ее с ног и заставил отступить. Неловко пятясь и спотыкаясь, ворона издала хриплый, полный ярости вопль.
— Держите ее! — закричал Лохмач. — Заходи сзади! Она трусит! Все вороны — жалкие трусихи! Они нападают только на слабых!
Но ворона уже летела прочь, медленно взмахивая крыльями. Кролики увидели, как она поднялась над лесом и исчезла за рекой. В полной тишине слышно было только, как неторопливо двигается по полю пасущееся стадо коров.
Подойдя к Горшочку, Лохмач, чтоб отвлечь и рассмешить, пробормотал ему на ухо шуточную песенку, которую часто распевала Аусла:

Хой, хой и эмблеер хрейр!
М’сайон уле храка вейр! —

что означало:

Лишь присядешь подкормиться,
Листик клевера схватить —
Злая Тысяча примчится,
Норовя тебя схватить!

— Давай, давай, Хлао-ру, — подбодрил Лохмач Горшочка, — поднимайся-ка! Ну и денек!
Горшочек поднялся и поплелся за ним. Наблюдая, как Горшочек пробирается по склону, Орех подумал, что тот и в самом деле как-то странно ставит на землю переднюю лапу, прыгая только на трех.
«Как только будем в безопасности, посмотрю, что у него с лапой, — решил Орех. — Не то он далеко не прошагает».
Вскоре все кролики собрались в тенистых зарослях фасоли. Со всех сторон их окружали бегущие вдаль бобовые стволы с листьями, скрывающими от врагов. В случае нужды здесь можно было даже прокормиться, так как бледные побеги травы и один-другой одуванчик там и сям торчали из земли.
— Здесь мы можем хоть целый день проспать! — сказал Орех. — Только кто-нибудь должен все время стоять на страже. Я буду первым! А сейчас дай мне твою лапу, Хлао-ру. Кажется, в ней что-то торчит.
Лежащий на боку Горшочек, с трудом переводя дыхание, протянул свою лапу Ореху. Тот осторожно раздвинул грубую шерсть на тыльной стороне лапы. Из шерсти торчал тупой конец обломившегося шипа. Лапа кровоточила.
— У тебя в лапе большущий шип, Хлао, — сказал Орех. — Потерпи немного, мы его вытащим.
Вытянуть шип было нелегко: распухшая лапа так сильно болела, что Горшочек дергался каждый раз, когда Орех пытался вылизать ранку. После немалых усилий Орех выдавил стержень шипа и ухватился за него зубами. Шип легко вышел, и из ранки потекла кровь. Стержень был такой длинный, что сидевший рядом Хокбит разбудил Веронику, чтобы тот тоже мог на него полюбоваться.
— Клянусь Фрисом на небе! — сказал Вероника, обнюхав шип. — Такой штукой мы сумели бы даже выколоть нашему лэндри глаза, кабы вовремя спохватиться!
— Полижи ранку, Хлао, — сказал Орех, — а когда перестанет болеть, ложись и засыпай.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive