все сказки мира

Переход через пустошь — Великое путешествие кроликов — Глава первая часть третья

Переход через пустошь - Великое путешествие кроликов - Глава первая часть третьяПереход через пустошь
Ричард Адамс
Великое путешествие кроликов

Солнце уже клонилось к закату, когда Орех проснулся. Он заметил, что Желудь, сидя между двумя блестящими осколками кремня, к чему-то прислушивается и принюхивается. Тени стали резче, ветер почти затих, и бобовые стебли стояли почти неподвижно. Неподалеку лежал Горшочек. Черно-желтый жук-могильщик, ползущий у него по брюху, остановился, покачал своими изогнутыми щупальцами и снова двинулся вперед. Орех вздрогнул, как от внезапного толчка. Он вспомнил, что эти жуки забираются на тушки погибших животных и откладывают в них яички.
Неужели Горшочек погиб? Орех резко вскочил. Желудь, вздрогнув, обернулся. Горшочек перевернулся и открыл глаза, а испуганный жучок заторопился по гальке прочь.
— Как твоя лапа? — спросил Орех Горшочка.
Горшочек попробовал на нее опереться.
— Лапе гораздо лучше, — ответил он. — Я думаю, что смогу идти наравне со всеми. Ведь вы меня не бросите?
— Никто тебя не бросит, — ответил Орех. — Если надо остаться, я останусь с тобой!
Выстрел, раздавшийся совсем неподалеку, внезапно разорвал тишину. Чибис с криком поднялся ввысь. Вслед за выстрелом волнами разнеслось эхо, а из леса за рекой послышалось хлопанье крыльев лесного голубка. Кролики врассыпную бросились по полю в поисках нор, которых там не было и в помине.
На краю поля Орех остановился. Он с трепетом поджидал следующего выстрела, но вокруг царило безмолвие. Вскоре он почувствовал, как задрожала земля и тяжелыми шагами по склону прошел, удаляясь, человек. Через минуту посреди зарослей показалась голова Серебристого — он продирался через ближайшую грядку бобов.
— Надеюсь, что человек стрелял в ворону! — сказал он.
— Надеюсь, что ни один болван не пытался выбежать! — сердито сказал Орех. — Наши разбежались во все стороны! Как их теперь собрать?
— Это трудно, — сказал Серебристый. — Лучше вернемся на прежнее место. Со временем все придут туда.
Ожидая кроликов, Орех понял опасность их положения. У них не было нор, и они блуждали по незнакомой местности, где бродили лэндри, собаки, вороны и стрелки. Хорошо, что пока кроликам удавалось от них спастись. Долго ли им еще будет улыбаться счастье? Сумеют ли они добраться до такого холма, о котором говорил Пятый?
«Меня-то устроил бы любой приличный сухой бережок, — подумал Орех, — если на нем достаточно травы и не ходят люди с ружьями».
Как только кролики собрались, Орех отдал приказ отправляться в путь. Он осторожно выглянул из бобовых зарослей, принюхался и успокоился: вечерний ветер нес лишь запах росы, лекарственной ромашки и коровьего навоза.
Орех повел кроликов на соседнее поле. На их счастье, оно оказалось хорошим пастбищем. Все кролики тотчас стали щипать траву с такой беззаботностью, будто неподалеку находились их норы. Когда они прошли поле до середины, Орех услышал нарастающий шум: приближался какой-то хрудудиль. В старой колонии Ореху часто доводилось видеть трактор из сэндльфордской усадьбы, но этот новый хрудудиль был легче и производил гораздо меньше шума. Сверкая несуществующими в природе, придуманными человеком красками и блестя больше, чем осыпанное снегом деревце остролиста, хрудудиль в одно мгновение пролетел мимо и скрылся из виду. Через минуту ветер донес до кроликов запах отработанного газа и бензина. Орех покрутил носом. Непонятно, как хрудудилю удается так быстро пронестись по земле. Вернется ли он? Пронесется ли по полю быстрее кроликов и не схватит ли их, как свою добычу? Пока Орех над этим раздумывал, к нему подошел Лохмач.
— Поблизости дорога! — объявил он.
— Откуда ты знаешь? — спросил Орех.
— Разве хрудудиль мог бы так быстро бегать без дороги? И неужели ты не чувствуешь этого запаха?
В вечернем воздухе отчетливо разносился запах горячего асфальта.
— Я в жизни такого не нюхал! — с раздражением ответил Орех.
— Я и забыл, что тебя не посылали воровать для Треараха салат. А то бы тебе многое пришлось узнать о дорогах, — сказал Лохмач. — В них, собственно, нет ничего плохого, только не надо на них соваться в ночное время: тогда они, действительно, становятся элиль!
Орех в удивлении уставился на дорогу. Сначала ему показалось, что между травяными берегами течет гладкая черная река. Затем он заметил гальку, запекшуюся в асфальте, и паука, перебегавшего дорогу.
— Это противно природе, — сказал он, ощущая сильный запах вара и асфальта. — Как это сюда попало?
— Это одна из вещей человека, — сказал Лохмач. — Люди стелют на землю такую вещь, а затем по ней бегают хрудудили. И бегают, заметь себе, быстрее нас!
— Значит, это опасно? Эта дорога может нас схватить? — осведомился Орех.
— Нет, эти дороги нас не трогают! Хочешь в этом убедиться? — сказал Лохмач.
Лохмач спрыгнул с откоса и присел на краю дороги. Тем временем из-за поворота послышался шум еще одной приближающейся машины. Кролики с напряженным вниманием следили за тем, как, сверкая белой и зеленой краской, машина стремительно понеслась на Лохмача. На мгновение она заполнила весь мир шумом и ужасом, но через минуту ее уже не было, и только мех Лохмача ерошился от порыва ветра. Лохмач вернулся на откос и гордо уселся посреди изумленных товарищей.
— Видишь, дороги нам не страшны, — сказал он Ореху. — По сути дела, они неживые.
Любознательный Смородина отошел в сторонку и, принюхиваясь, слез на край дороги. Орех увидел, как он резко вздрогнул и отскочил назад.
— Что там такое? — спросил Орех.
Смородина не отвечал. Орех и Лохмач поскакали к нему. Смородина открывал и закрывал пасть, облизывая губы, как кошка, наткнувшаяся на что-то противное.
— Ты говоришь, что эта вещь безобидна, Лохмач, — сказал он тихо. — А я все-таки думаю, что она опасна.
Посреди дороги лежала кучка светлого меха и коричневых колючек, торчали черные лапки и раздавленный хоботок.
— Ведь это йона — еж! — сказал Смородина. — А разве йоны вредные? Йоны питаются улитками и жуками, и их никто не ест.
— Наверное, йона ночью переходил дорогу, — пояснил Лохмач, — а ночью хрудудили зажигают яркие огни, поярче лучей Фриса! Если попадешь в их свет, то уже ничего не видишь и забываешь, в какую сторону бежать. Тогда-то хрудудили нас и давят!
— А ведь скоро наступит темнота! Скорее перейдем эту штуку. Эти дороги нам ни к чему! Теперь я тоже о них кое-что знаю, и мне хочется бежать от них подальше, — сказал Орех.
* * *
Когда взошла луна, кролики перебрались через кладбище, где маленький ручеек бежал под мостиком. Они перелезли какой-то холм и оказались на пустоши — в царстве торфа, дрока и серебристой березы. После уютных полей, которые они только что оставили, этот край показался им жутким и неприветливым. Ничего не разбирая в темноте, путешественники забрались в заросли вереска. От росы их теплые шубки насквозь промокли. В густой чаще царило безмолвие. Кролики шли все тише и тише.
Издали ветер доносил до них разнообразные ночные звуки. То вдруг пропел петух, то пробежала собака, которую окликнул хозяин, то сова проухала: «и-уить! и-уить!» — и вслед за тем раздался писк землеройки. Все звуки, казалось, говорили о том, что здесь небезопасно находиться. Они сделали привал в какой-то торфяной яме. Поздней ночью Орех вылез на нависший над ними откос, чтобы получше разведать местность. Внезапно он услышал за спиной шорох и, обернувшись, увидел Хокбита. У него был такой смущенный вид, что Орех еще раз внимательно посмотрел, опасаясь, не заболел ли Хокбит.
— Гм, гм, послушай-ка, Орех! Гм, гм! — сказал тот, уставившись в землю, где ничего, кроме торфа, не было. — Я, гм, то есть все мы, гм, считаем, что дальше идти не стоит… Нам это надоело!

Наступило молчание. Орех заметил, что за спиной Хокбита стоят Вероника и Желудь и выжидательно прислушиваются.
— Мне тоже, — сказал Орех. — Я надеюсь, что скоро конец пути.
— Говори же, Хокбит, — вмешался Вероника, — или я ему все выложу!
— Нам это все более чем надоело, — сказал Хокбит с глупым и значительным видом.
— Мы хотим отдохнуть сейчас же! — снова вмешался Вероника.
— Чем дальше мы идем, тем места все хуже, — прибавил Желудь. — Долго ли продлится наш путь? Боюсь, что мы навсегда перестанем скакать и умрем.

— Я понимаю, что вас пугает этот край, — сказал Орех. — Но не вечно же перед нами будет пустыня!
Хокбит смотрел коварно и злобно.
— Нам не верится, что ты знаешь, куда нас ведешь, — сказал он. — Ты ничего не знал про реку и не знаешь, что находится впереди.
— Мы хотим повернуть домой! — сказал Желудь. — Мы думаем, что Пятый ошибся!
— Если вы доберетесь домой, вас убьют за нанесение побоев офицеру Ауслы, так что, ради Фриса, не говорите глупостей! — возразил Орех.
— Это не мы покусали Остролиста, — начал Вероника.
— Нет, но вы при этом присутствовали. — Орех замолчал, увидев, что к ним приближаются Лохмач и Пятый.
— Заберемся со мной на ближний бугор, Орех! — сказал Пятый.
— А я тем временем перекинусь словечком-другим с этими ребятами, — оскалившись, сказал Лохмач тоном, не обещающим ничего доброго смутьянам, и окинул их грозным взглядом из-под своей меховой шапки. — Что ты за неряха, Хокбит! Сейчас ты как две капли воды похож на оторванный мышиный хвост! А ты, Вероника, ты…
Орех уже не слышал, с чем сравнили Веронику. Вслед за Пятым по камням и торфу он вскарабкался на откос. Слышно было, как снизу доносится голос Лохмача: «А ты, Желудь, ты — кролик с собачьими ушами и грязным носом! Теперь-то я проберу тебя как следует!»
Луна выплыла из-за облаков, ярко осветив вересковую пустошь. Пятый, не отрываясь, смотрел вдаль, где лежала холмистая равнина.
— Смотри, Орех, — сказал наконец Пятый. — Вот там, вдали, место для нас… Высокие пустынные холмы, где ходит один ветер и звук слышен издалека; там земля суше соломы в амбаре. Вот куда нужно идти!
Орех посмотрел на далекие, едва видные холмы. О том, чтобы забраться в такую даль, не могло быть и речи! Хорошо еще, если они сумеют пробиться сквозь вереск и дойти до какого-нибудь тихого поля! Большая удача, что Пятый не вылез со своим дурацким предложением перед другими кроликами.
— Мне кажется, что это слишком далеко, Пятый, — сказал Орех вслух. — Сейчас нам нужно поскорее найти первое попавшееся убежище.
Погруженный в думы Пятый не слышал соображений Ореха. Он забормотал каким-то странным голосом, как будто про себя:
— Между нами и холмом — полоса тумана!
— Туман? — переспросил Орех. — Погода ясная! Чего ты?
— Нас ждет какая-то таинственная опасность, — прошептал Пятый. — Это не элили! Похоже, что нас хотят заманить в туман…
Вокруг не было никакого тумана. Майская ночь была свежей и ясной. Орех в растерянности молчал, а Пятый добавил каким-то неживым голосом:
— Мы должны идти вперед, пока не достигнем холмов. — Он говорил, как во сне. — Кролик, который побежит через ход, рискует головой. Бегать — небезопасно! Бегать — не… — Он сильно вздрогнул, затем еще раз дернулся и затих.
В расщелине, внизу под ними, урок Лохмача, по-видимому, подходил к концу: «А теперь все вы, шайка овечьих клещей с сердцами кроликов, родившихся в неволе, прочь с моих глаз!»
Орех еще раз взглянул на едва различимую гряду холмов. Пятый что-то бормотал, копошась у его бока. Орех легонько толкнул его лапой и потерся ухом о его плечо. Пятый вздрогнул и очнулся.
Когда Пятый и Орех вернулись на дно торфяной ямы, их встретил Смородина, сидевший скорчившись на торфе. Он жевал болотную осоку.
— Здесь только что разразился бурный скандал, — поведал Смородина. — Лохмач грозился, что он на кусочки разорвет Хокбита и Веронику, если они не будут слушаться. А когда Хокбит поинтересовался, кто у нас Главный Кролик, Лохмач его укусил. А в самом деле, кто у нас Главный Кролик, ты или Лохмач?
— Не знаю. Лохмач, конечно, всех сильнее, но ему все-таки не следовало кусать Хокбита. Теперь Лохмач обидел его, и Хокбит будет считать, что идет вперед, потому что его заставляют. Я бы хотел, чтоб все поняли, что это для нас единственный возможный путь. У нас никто не должен раздавать приказаний и кусаться! Фрис в тумане! Неужели нам не хватает забот и опасностей? — сказал Орех.
Под низко нависшими ветвями ракитника Лохмач и Серебристый беседовали о чем-то с Крушиной. Невдалеке Горшочек и Одуванчик делали вид, что грызут ветку какого-то кустарника. Поодаль Желудь вылизывал Хокбиту шею, стараясь привлечь к нему всеобщее внимание.
— Сиди смирно, бедняга! — воскликнул Желудь, явно желая, чтоб все его услышали. — Дай мне вылизать кровь!
Хокбит скорчил ужасную гримасу и притворился, что ему очень больно. Остальные кролики выжидательно уставились на Ореха.
— Я знаю, что в мое отсутствие произошли кое-какие неприятности, — сказал Орех. — Сейчас самое лучшее — все это позабыть. Обещаю к восходу солнца вывести вас с этой пустоши! — добавил он. При этом Орех подумал, что если это сделать не удастся, его разорвут на части, хотя от этого никому не будет никакого проку.
Утомительное и страшное путешествие возобновилось.
Орех брел, как в тяжелом кошмаре, и все время чувствовал, что Горшочек не отстает от него ни на шаг. Другие кролики то появлялись рядом, то исчезали, но Горшочек был все время рядом, так что в конце концов необходимость подбадривать его стала для Ореха единственным способом одолеть собственную усталость.
— Сейчас уже недалеко, Хлао-ру, сейчас уже недалеко! — бормотал он в полусне.
Наконец начался рассвет, такой бледный, что его можно было принять за свет, который видишь, если смотреть из дальнего конца незнакомой норы.
Чувства Ореха мы могли бы сравнить с ощущениями генерала, чья армия только что потерпела поражение. Где его солдаты? Он надеялся, что они поблизости, но так ли это? Все ли здесь? Куда он их завел? Что ему делать?
Вдруг Горшочек всхлипнул и затрясся мелкой дрожью, и Орех повернулся, чтобы прижаться к нему носом.
Вскоре совсем рассвело, и Орех различил у себя перед самыми усами дорогу, покрытую щебнем. Ковыляя, он выбрался из вереска, уселся на камни и встряхнул шубку.
Впереди были отчетливо видны серовато-зеленые холмы, о которых говорил Пятый. В насыщенном туманом воздухе они, казалось, стояли совсем близко, так что на их склонах можно было различить заросли дрока и исковерканные ветром яблони. Орех глядел вдаль и внезапно услышал за собой взволнованный голос:
— Видите, Орех нас вывел с пустоши! Я же вам говорил!
Орех повернул голову и увидел Смородину. Ему-то, измученному и грязному, и принадлежали эти слова. Желудь, Вероника и Крушина вслед за ним выбрались из вереска. Они почему-то во все глаза смотрели на Ореха, что его немало удивило. Когда они подошли поближе, он понял, что они смотрят не на него, а на что-то за его спиной. Он обернулся.
Дорога, усыпанная гравием, вела вниз, к небольшой рощице из серебристых берез и рябин. За ней шел редкий плетень, а дальше, между двумя полосками леса, лежало зеленое поле! Он все-таки вывел свой отряд с пустоши!
— Ах, Орех! Я так устал и запутался, что стал сомневаться, знаешь ли ты, куда нас ведешь! — Смородина обошел лужу и приблизился к Ореху. — Я слышал, что ты бормочешь: «Недалеко теперь, уже недалеко» — и только злился! Я думал, что ты притворяешься. Клянусь Фрисом, ты — молодец! Я считаю тебя нашим Главным Кроликом!
— Браво, наш вождь Орех, браво! — присоединился к нему Крушина.
Орех безмолвно смотрел на них и не знал, что сказать.
Тут заговорил Желудь:
— Побежим наперегонки до поля! Я еще могу бегать!
Он поскакал вниз по склону, но замер на месте, едва Орех топнул лапой.
— А где все остальные? — спросил Орех. — Где Одуванчик? Где Лохмач?
Крушина показал лапой вниз:
— Смотри, Орех-ра![7] Серебристый и Лохмач уже внизу! Они нас дожидаются!
На фоне сероватых кустов дрока отчетливо блестела шкурка Серебристого, а Лохмач уже несся к ним навстречу.
— Все ли тут, Орех? — осведомился он.
— Все налицо! — ответил ему Смородина. — Говорил же я тебе, что Орех — настоящий Главный Кролик! Скажи-ка, Милорд Орех!
— Главный Кролик? Милорд Орех? — с возмущением перебил его Лохмач. — Клянусь самим Фрисом в осином гнезде! День, в который я назову Ореха Главным, вам запомнится! Это будет замечательный день! В этот день я перестану драться!

Тот день впоследствии в самом деле окажется для всех памятным, но он пока таился в будущем, которое нельзя было предугадать, так что в ответ на слова Лохмача бедный Орех только отвернулся, чувствуя, что, может быть, и действительно его роль в переходе через вересковую пустошь была не слишком велика. Через минуту кролики уже шли под серебристыми березами, а когда солнце, встав, выбило красные и зеленые искры на каплях росы, покрывавших папоротник, они перебрались через плетень и вошли в густую луговую траву.

Website Pin Facebook Twitter Myspace Friendfeed Technorati del.icio.us Digg Google StumbleUpon Premium Responsive